Все очень просто

Размер шрифта: - +

Глава 29

Я так и не написала этому землекопу ни слова, хотя напрямую нарушала этим нашу договоренность. Мне необходимо было подумать. Накопилось слишком много вопросов: кто такой Сергей, и какое отношение он имеет к Дани, кто такой Землекоп, и какое отношение он имеет ко мне, что происходит с Дани и нашими отношениями. Первый пункт интересовал меня меньше всего. Знакомые, друзья, родственники – какая разница. Важно одно – Сергею татуированный небезразличен. Так бывает, что некоторые неблагодарные типы не замечают и не осознают присутствия рядом близких людей. Но это вовсе не означает, что таких людей нет.

Второй вопрос казался намного более интересным. Он щекотал внутри, заставляя строить новые и новые логические цепочки. Несмотря на то, что я беспрерывно призывала на помощь голос разума, предположения снова и снова сводились к Дани. Совершенно ясно, что происходило это благодаря вовсе не логике, а желанию именно этого исхода событий. Факт в том, что я слишком сильно хотела, чтобы это был он, а не кто-то еще, и никакие доводы разума не могли противостоять нелепому желанию. Спросить прямо на этот раз я не могла: если он пишет с фейка, то точно не потому, что я его зачеэсила. Он не хочет, чтобы я понимала, с кем общаюсь, но хочет со мной общаться. В результате он в любом случае напишет, что не Дани. Либо соврет, именно по этой причине, либо скажет правду, но это не даст мне знания о человеке, с которым я переписываюсь. В общем, спрашивай или нет – правды не узнаешь.

Третий вопрос был слишком болезненным, и я, как могла, отодвигала его подальше. К тому же, у меня было слишком много вариантов на эту тему, от вполне разумных, до совершенно безумных. Что особенно сильно бесило, так это факт, что я и не стала бы задумываться об этом. Чего тут непонятного? Бросил парень и бросил, такое каждый день случается с самыми разными девушками. Подумала бы некоторое время, что со мной не так, поприкармливала бы имеющиеся комплексы, взрастила новые, порефлексировала бы – и на этом все. Теперь же, благодаря Гае и Сергею, я тоже стала подозревать, что не все так уж однозначно. Это давало надежду. Надежда отравляла новой болью. Испытывать боль вовсе не хотелось.

Поэтому я, как могла, боролась со страстным желанием анализировать и раскладывать по полочкам. И в этом отлично помогала музыка, включенная на полную громкость, распахнутое в пропитанную влагой тьму, окно, порывы холодного ветра, в это окно врывающиеся и активный физический труд. Зато я успела повесить очень красивую карту, спрятавшую под собой достаточно непривлекательные лица солистов любимых групп Лиды, вымыть пол, постирать и сменить постельное белье и превратить кровать соседки в симпатичный диванчик, благодаря предусмотрительно купленным новому покрывалу и куче подушек с декоративными наволочками. Вместо жуткой клеенки на обеденном столе теперь лежала жизнерадостная скатерть, а новые шторы добавляли уюта. Теперь комната выглядела совсем по-домашнему. На радостях я сделала запеканку и пригласила девчонок из соседней комнаты разделить со мной чай и угощение. Мы с удовольствием болтали пару часов, так что настроение и вовсе ушло в плюс, а перед сном я еще успела сделать кое-что из домашки, в том числе попыталась разобраться с мамбой. Когда и последнее получилось вполне успешно, я отправилась спать с чувством полного удовлетворения и выполненного перед родиной и любимой альма- матер долга.

- Господи, Волков! Почему я?! Неужели у тебя реально друзей нет? В воскресенье в семь ура! – бормотала я вслух, умываясь и одеваясь в спешке.

Идти никуда не хотелось, не хотелось покидать теплую уютную комнату и отправляться в промозглую утреннюю хмарь. Но деваться некуда. Потому что с татуированным что-то определенно случилось. Вместо сладкого, томного и теплого сна сегодня Дани просто звал меня все утро. Звал напряженно, отчаянно и безостановочно. Я проснулась с жуткой головной болью и осознанием необходимости срочно бежать на помощь. И сопротивляться этому желанию я не намеревалась.

В восемь я уже делала пересадку с МЦК на метро, а без двадцати девять стояла под дверью квартиры Волкова, борясь с желанием развернуться и смыться домой в последнюю минуту. В конце концов! Даже если я все придумала, и мне откроет полуголая девица, я от этого не умру.

Решительно прижала кнопку звонка и не отпускала его, пока дверь не открылась. Передо мной стоял Дани – сонный, всклокоченный и крайне злой, но вполне живой и, похоже, здоровый.

- Твою мать! – сообщил хозяин квартиры и резко втянул меня внутрь. – Какого х** ты здесь делаешь?! Я что, звал тебя?

- Да, блин! Мне пришлось в единственный выходной вскочить не свет, ни заря! Именно потому, что ты меня звал!

- Допустим, звал! – зло рыкнул татуированный, прижимая меня к стене прихожей. – Но это бред, потому что звал я тебя во сне, так что слышать ты не могла. Хватит мне мозг еб***!

- Хватит материться! – не менее зло зашипела я в ответ. – Может, и бред, но я тебя слышала, пусть и во сне, а поскольку не видела тебя живым с пятницы, решила, что у тебя серьезные проблемы.

- И что? На помощь примчалась? Слушай, а остальные мои сны ты тоже видела? – расплылся в ехидной ухмылке Дани.

- Да, примчалась! Но вижу, что все у тебя в порядке, так что будь добр открыть дверь и выпустить меня отсюда, - меня бесило все сразу: и его поведение и собственная глупость, и то, что я покраснела в ответ на его последний вопрос.

- С чего бы? Ты сама пришла… - не переставая противно ухмыляться, протянул хозяин квартиры. – Давай уж воспользуемся этим фактом.



Хэленка

Отредактировано: 11.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться