Все сложно в жизни феи.

Глава 12. Второй цветок в короне феи

На утро мое тело все болело и я чувствовала себя абсолютно разбитой. В жизни я не плавала столько, сколько вчера и так далеко. К тому же, ситуация с Таурэтари сказалась на моих нервах и ночной сон был тревожным. И это только враг, о котором нам известно, а сколько таких неизвестных врагов! Спала я плохо и результатом на утро были темные круги под глазами. Во сне я убегала от кого-то, пряталась, использовала свою магию, чтобы отбиваться от преследователей. Закончился сон тем, что я, в короне феи, оказалась в каком-то параллельном мире, полном ужасных тварей. 

Пробуждение много радости не добавило, поскольку с ним пришла боль во всем теле. Яшма принесла мне укрепляющий отвар и стало немного легче. Я села в кровати и взгляд наткнулся на букет прекрасных нежно-розовых роз с искрами золота на лепестках. Я ахнула. Такой красоты я никогда не видела, а их нежный аромат наполнял сердце блаженством.

Раздался стук и в комнату со счастливой улыбкой вошёл Аранэль, держа в руках букет таких же, только  белоснежных, ароматных роз с золотыми искрами. Увидев розовые розы на столе, он побледнел, положил возле моей подушки белые и молча вышел.

- Аранэль, - позвала я эльфа, но он с каменной маской на лице покинул мои покои.

- Что происходит, Яшма? - спросила я у изумлённой гномки.

- Это волшебные розы Любви, из Храма эльфов, - ответила Яшма. Чтобы их заработать, нужно капнуть на них своей кровью. Добыть их совсем непросто. Взять розы Любви может только по-настоящему влюбленный эльф с серьезными намерениями. Белоснежные означают, что любовь подарившего их чиста, как снег горных вершин.

- А розовые? 

- Розовые означают, что подаривший их имеет серьёзные намерения и считает даму своей невестой. Красные же дарят, чтобы благодарить за страстные жаркие ночи свою супругу или возлюбленную.

- Значит, розовые подарил не Аранэль? Он увидел их на столе и подумал, что я их приняла? Но я их даже не видела и посчитала, что они от него! - отчаянно прошептала я, осознавая, что эти розовые розы, возможно, разрушили мою только начавшуюся личную жизнь.

- Кто их принес? - спросила я Яшму.

- Не знаю, - ответила она. - Когда я вошла, они уже стояли.

Я молча сидела перед зеркалом, пока гномка расчесывала и укладывала мои длинные золотые волосы. Из-за вспыхнувших чувств к Аранэлю и возникшей между нами любовной лихорадки мы потеряли бдительность. Но враги и недоброжелатели рядом и, поставив эти цветы в мою комнату, показали, что легко могут в нее проникнуть. Яшма закончила меня причесывать и я, расправив свое сиреневое платье, выглянула из комнаты. За дверями стоял Белэготар и задумчиво жевал травинку.

-Белэготар, - окликнула я своего охранника. - Кто ко мне заходил сегодня?

Беловолосый эльф поднял голову, внимательно посмотрел на меня пронизывающим взглядом, отметив и темные круги под глазами, и волнение, отразившееся на моём лице.

- Аранэль заходил с букетом, - наконец произнес Белэготар.

- А перед ним кто-то заходил, пока я спала? - допытывались я.

- Нет, - ответил он, глядя мне в глаза.

- Ты отлучался, или кто-то приходил к тебе? Кто мог пронести в комнату без твоего ведома розовые розы? - уже закричала я на холодного бесстрастного эльфа.

Он отодвинул меня в сторону, зашёл в комнату и его взгляд вперился в злосчастный букет. Затем он подошёл к распахнутому окну и показал на несколько оборванных цветочных лиан клематиса, оплетавших мое окно.

- Он залез через окно, - произнес Белэготар. - Это был или демон, или дракон. Вон, на лужайке под окном трава помята, как будто там топтался кто-то очень крупный.

Белэготар погладил свою витиеватую татуировку на верхней части своего запястья, она вспыхнула и в моей комнате возник портал, явив нам хмурого Аранэля. Эльф рассказал своему принцу о проникновении неизвестного через мое окно и Аранэль, глядя мне в глаза, спросил:

- Ты принимала эти цветы от мужчины?

- Нет, я думала это от тебя и ты сразу же вошёл в мою комнату.

Он расслабился и произнес:

- Теперь ты будешь жить в моей комнате и спать в моей постели. Это для твоей безопасности.

Я хотела возмущённо отказываться, но тут в мое окно прилетел камень с запиской. Услышав звук бьющегося стекла, Аранэль опрокинул меня на пол и прикрыл своим телом, Белэготар же выпрыгнул в окно, соскользнул по лианам Клематиса и вскоре вернулся с эльфом - мальчишкой.

- Повтори принцу то, что ты сказал мне, - холодно произнес Белэготар.

-Таурэтари перед своим отъездом велела мне сделать это именно сегодня. Она сказала, что иначе превратит меня в жабу. А кому нужна эта гномка? Ничего страшного в этом нет.

- Эта гномка - важный советник и за нее тебе оторвут голову. Ты должен был сообщить о приказе Таурэтари Араторну или мне, - ответил Аранэль. - Иди домой к отцу, я с ним вечером поговорю.

- Собирайся, едем верхом в лес. Не забудь про иллюзию гномки, - сказал мне Аранэль и вышел из комнаты вместе с Белэготаром.

Меня подсадили на прекрасную белоснежную высокую лошадь. Со стороны, возможно, казалось смешным видеть толстенькую маленькую гномку в длинном платьице с фартуком, белом чепчике, с носом-картошкой, маленькими глазками-угольками и рыжеватой бородкой с голубым бантиком. И ещё более странной казалась забота о гномке самих принца Аранэля и короля Араторна, которые садились на своих белых крепких коней с заплетенными белыми гривами и расположили их по обеим сторонам от гномки-всадницы. Аранэль крепко держал лошадь гномки под уздцы. В небольшом отдалении от них находились два высоких беловолосых эльфа, тоже сидевших на белых лошадях и приготовившихся сопровождать процессию.

Мы отправились рано утром в солнечную безоблачную погоду. Солнце ещё только поднималось и небо было розово - голубым. Было специально решено отправиться на заре, чтобы избежать лишних пересудов.

Выехав за пределы земель, принадлежащих дворцу, Аранэль спросил у Араторна:

- Возможно ли, чтобы заклинание призыва в Храме Судеб на рубин жизни Иоланты не сработало? - и он хитро прищурился.



Фелисия Лунар

Отредактировано: 13.07.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться