Все сложно в жизни феи.

Глава 23. Аваддон, старший наследник демонов.

Драккарион с детства был моим верным другом. Вместе мы позволяли себе много различных шалостей, хоть он и был взрослым демоном. Я знал, что он даже старше моего отца, которому несколько сотен лет, но лишь недавно узнал, что он - мой родной дядя, благодаря услышанному обрывку из гневного разговора отца. Почему-то он терпеть не мог Драккариона. Мне же одно его имя внушало благоговейный  трепет, не говоря о силе его магии.

 Драккарион учил меня играм, обращению с оружием, хотя у меня были наставники, но они не показывали нечестных и запрещенных  приемов, которые, по словам Драккариона, могли спасти мне жизнь. Драккарион же показывал мне уловки и подсечки, которые считаются недостойными настоящего воина, но в смертельном бою выручат. Я прислушивался к его мнению, считал, что презрительное отношение к моему старшему другу несправедливо. К тому же, если ты хочешь быть успешным правителем, то у тебя должны быть свои верные люди, своя команда, поддержка и опора, иначе заговоры и смена власти в нашем мире - это вопрос лишь времени. Я надеялся, что Драккарион станет одним из таких людей и будет мне верен.

Но по мере взросления я начал понимать, что мной манипулируют. Полудракон-полудемон старался войти в общество высших демонов, но те над ним открыто насмехались. Тогда он начал присутствовать на моих тренировках по рукопашному бою и оружейных схватках, подсказывая приёмы, которые достойный противник не использует- слепящие заклинания, песок в глаза сопернику, яд на конце меча, ослабляющий противника. Драккарион был умелым, сильным и ловким воином, но иногда он выигрывал нечестным способом.

 Мой бунтарский характер, стремящийся во всем перечить отцу и возраст взросления, обнаруживший гонор и отсутствие жизненного опыта - все это провоцировало действия, идущие наперекор воле отца, и поэтому такие желанные мне. Я считал себя мудрым, слушал с готовностью речи Драккариона о супермагии, суперсиле, возможностях властвовать не только в своем королевстве, но над всем миром. Я с восторгом внимал его лживым речам и воображал себя властелином мира, а Драккариона - своей правой рукой. Со временем полудемон стал просить меня о вещах, за совершение которых строго наказывали.

Так, я отдал ему видящую чашу из сокровищницы отца, остро реагируя на фразу: ты что, тут никто? Ты можешь все, заставь с собой считаться! По молодости и горячности, идя на поводу у хитрого подстрекателя, я совершил этот проступок, о чем сейчас, став мудрее, очень сожалею. Не следовало отдавать такую ценную вещь этому негодяю. И, возможно, следовало в одном из тренировочных боев, свернуть ему голову. Сейчас бы не было столько проблем из-за него.

Видящая чаша - это достояние высших демонов, создание которой требовало вливания магии Повелителя. Ее высекали из черного камня, находящегося лишь в наших владениях и уходящего вглубь земли. Если налить в нее воду, то в ней можно увидеть изображение желаемого объекта и услышать, что он сейчас говорит. Этими чашами одаривали демонов, оказавших неоценимую службу Повелителю, и то, далеко не каждый раз. Когда у отца был очередной всплеск силы, которая его переполняла, то он создавал очередную такую чашу и относил ее в сокровищницу, где она запиралась в специальной комнате несколькими сложными заклинаниями.

Отец молча терпел мои выходки, надеясь, что сколько верёвочке ни виться, придет конец, жизнь обломает мне рога и научит мудрости. Но что-то этого все не происходило, пока не случилось ужасное. Говорил же отец, что нужно держаться вместе, стоять друг за друга горой, так нет, связался с Драккарионом!

Аваддон сидел во дворце Повелителя демонов в одной из гостиных и смотрел на танцующую наложницу, прикрытую прозрачными кусочками ткани и бусинами. Она ластилась к нему, но он раздражённо отмахнулся и продолжал предаваться размышлениям.

Он был красив, как темный бог, с правильными чертами лица на темно-шоколадном лице, с длинными, ниже плеч волосами, заплетенными в несколько кос. Высокий, крепкий и мужественный, с рельефно выступающими мышцами и хищным взглядом черных глаз, он заставлял трепетать перед ним других демонов. В схватках ему не было равных, неважно, какой вид оружия использовался. Демоницы кокетливо строили ему глазки, но ни одна из них не затронула его сердце.

Последняя видящая чаша, взятая из сокровищницы, показала, что во время свадьбы эльфа и феи отец хотел похитить владелицу магии Хаоса и Повелитель демонов, и его младший наследник теперь сами стали камнем. Его настоящая семья, мудрый сильный Повелитель и младший брат-шалунишка, сейчас стали камнем! Его настоящая опора, мудрость и поддержка теперь заколдованы! А все из-за слов, оброненных отцу Драккарионом о магии Хаоса. Может, это была ловушка или он хотел посмотреть, как у того получится ее забрать? Отец и так - сильнейший из демонов, зачем ему быть ещё сильнее?

Аваддон вспомнил, как Драккарион показывал ему два ближайших параллельных мира, которые можно захватить с магией Хаоса. Один был техногенный, со множеством железных предметов, мчащихся по дорогам, летающих, показывающих изображения, издающих резкие звуки и непонятную, странную мелодию. Зачем ему этот мир? Второй был населен тварями - монстрами, обитающими на суше, в воде, в воздухе, они пожирали друг друга и были злобными, кровожадными сущностями с капающей слюной из огромных пастей, обагренных кровью жертв. И этими тварями Драккарион намеревается наводнить наш мир? Зачем такая власть? Аваддон вспомнил слова Драккариона: в таком мире будут царить страх, боль, ненависть, которыми будет кормиться Зло - идеальный мир.Чувства управляют людьми, а ты играй их чувствами... 

Что же, поиграемся чувствами...

Аваддон встал и пошел в королевскую сокровищницу, спрятанную заклинаниями невидимости, защитными заклинаниями высшего уровня и подвластную только семье Повелителя. Там, в дальнем углу, за слитками и мешками золота, сундуками с драгоценными камнями, амулетами, драгоценными вазами, находилась большая шкатулка, которая содержала настоящее сокровище - Радугу для короны Феи. Она наделяла мир чувствами - любовью, радостью, грустью, надеждой, раскаянием, остальное он не помнил, но твердо знал, что если отдать Фее Радугу, то она сделает этот мир счастливее. 



Фелисия Лунар

Отредактировано: 13.07.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться