Все Снегурочки делают это

Размер шрифта: - +

1.

 

25 декабря

 

Я вышла… вернее, выползла из офисного центра, еле переставляя ноги. Чувствовала себя изжеванной мочалкой, побывавшей в верблюжьей пасти. Конец года, договоры, отчеты, итоги. И все это - в бешеной спешке.

Справа сияла новогодними огоньками кофейня “Тики Така”. В витринах, среди маленьких елочек, красовались вазочки с десертами. Вот что может вернуть меня к жизни! Панакота. Моя любимая, нежная сливочная, с малиновым джемом, парой ягодок свежей малины и веточкой ароматной мяты.

Да, и еще, конечно, имибрный чай. Лучшее согревающее и бодрящее средство холодным зимним вечером.

Я заторопилась, почти побежала, мысленно уже отправляя в рот любимое лакомство. И перед самыми дверями умудрилась поскользнуться и живописно растянуться на тротуаре.

- Елки зеленые! - выругалась я. - Новогодние с гирляндами.

Я мирно сидела на заснеженном тротуаре, обозревала стрелку на теплых зимних колготках. Вот даже не думала, что на таком плотном трикотаже может появиться предательская стрелка!

Из кофейни выскочили два добрых молодца в длинных фартуках официантов, подхватили меня под белы ручки и, не слушая моих возражений, поволокли в помещение.

- Там моя сумка! - верещала я на ходу.

- Сумку я захватил, - сообщил один из молодцев.

И я успокоилась. Меня усадили за столик у окна, через секунду передо мной стояла чашка какао. А рядом нарисовалась моложавая женщина в джинсах и блестящем пуловере с елочными игрушками.

- Тамара, - выдохнула я.

- Очень надеюсь, что ты не пострадала, - произнесла она и села напротив.

- Нисколько.

- Не будешь на нас обижаться?

- За что?

- Мы сегодня уже три раза чистили тротуар, но все снег идет, люди его утаптывают… В общем, сейчас почистим еще раз.

- Да я сама виновата, - честно сообщила я. - Неслась как на пожар, под ноги не смотрела.

- А куда неслась? - с улыбкой спросила Тамара.

- Сюда! Устала, как дохлый ежик. Мечтала о панакоте…

- Будет тебе панакота! Самая свежая. За счет заведения.

- Да не надо… - смутилась я.

- Не отказывайся от подарков. У нас же новогоднее настроение!

Тамара улыбалась, демонстрируя великолепные белые зубы и очень милые морщинки у глаз. И все же я видела в глубине ее взгляда затаившуюся грусть.

Может, я бы не заметила подобных нюансов, если бы сама не ощущала то же самое.

Этот Новый год будет странным. Скорее всего, я буду встречать его одна. Я всего третий месяц в городе, друзьями еще не обзавелась. И, хотя девчонки с работы зовут меня на какую-то вечеринку, я вряд ли пойду.

Но разве это повод для грусти? Вовсе нет! Я сама этого хотела. Начать новую жизнь в новом месте, побыть одной, разобраться в себе. Понять, наконец, чего я по-настоящему хочу, составить план и начать ему следовать.

Я очень люблю составлять планы. У меня все блокноты ими исписаны. Старые блокноты. Новых нет - потому что сейчас я живу без плана, пустив все на самотек.

Ладно, со мной все ясно. Но почему грустит Тамара?

Мы с ней знакомы уже месяц, ровно с того момента, как на месте унылой забегаловки открылась эта чудесная кофейня. Я оказалась ее первым посетителем! Так получилось, что приехала утром пораньше, у меня было целых двадцать минут свободного времени, и я, не раздумывая, направилась в новое заведение, вход в которое был украшен разноцветными шариками.

Тамара приветствовала меня как родную, угостила разными десертами, напоила бодрящим кофе, и пытливо выспрашивала, как мне нравится “Тики Така”.

- Это лучшая кофейня на свете, - совершенно искренне сказала тогда я.

Чем заслужила ее симпатию.

С тех пор мы часто болтали, когда я заходила после работы. Мне нравилось это место, нравилось смотреть в окно на шумный, вечно куда-то спешащий город. И очень нравилась Тамара.

В будущем я бы хотела быть такой, как она.

Как-то она шепнула мне, что ей почти пятьдесят с. Я тогда уронила челюсть на пол и потребовала паспорт. И стала заикаться на ее имени. После полученной информации мне было неловко обращаться к ней без отчества! Но она настаивала.

Я думала, ей лет тридцать пять, ну, максимум тридцать восемь! Стройная, спортивная, со светлыми волосами, которые выглядят совершенно натурально. С естественной, не ботоксной улыбкой, с мелкими морщинками у глаз и невероятной энергетикой. Рядом с ней мою усталость как рукой снимало!

Тамара засмотрелась в окно. Я тоже повернула голову.

- О, Пал Михалыч идет. Рано он сегодня, - произнесла я.

Наш начальник обычно приходит первым и уходит последним.

- Ну как он? - спросила Тамара. - Строгий?

- Есть немного. Но только по делу. Вообще он добрый дядечка. Представляете, оказывается, он каждый год сам наряжается Дедом Морозом и ходит по домам сотрудников!

- Всех? - поразилась Тамара.  

- Ну нет, не всех. Тех, кто отличился. К остальным приходят другие Деды Морозы. Ко всем, у кого есть дети.

- Ну что ж, он молодец.

- Да! А знаете, что самое интересное? В этом году с ним буду ходить я!

- Ты?

Тамара посмотрела на меня так, как будто я призналась, что собираюсь петь на Первом канале вместо Аллы Пугачевой.

- Меня назначили Снегурочкой.

- Поздравляю!

- Никто больше не хотел. У всех дети, хлопоты, предпраздничная суета.

- А у тебя нет хлопот?

- Нет, - произнесла я и вдруг ощутила легкую грусть.

Все же я люблю новогодние хлопоты. Бегать по магазинам за подарками, потом заворачивать их в красивую бумагу, разрабатывать праздничное меню в таких объемах, как будто вся семья год не ела...

- Значит, ты согласилась? - вывела меня из задумчивости Тамара.



Лина Филимонова

Отредактировано: 02.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться