Все Снегурочки делают это

Размер шрифта: - +

5.

 

28 декабря продолжается)

 

Дед Мороз привел меня к темному внедорожнику, на его заднем сиденье я увидела мешок с подарками и еще гору новогодней всячины, которая нам обязательно пригодится.

Мы загрузились в машину, тронулись, и я сказала:

- Давай повторим стишки. И песни.  

Он посмотрел на меня так, как будто я предложила ему раздеться догола и бежать впереди машины.

- Нет необходимости, - буркнул он.

- Как нет? Мы же ни разу не репетировали вместе! Ты вообще текст учил?

- Учил. Да не парься, прорвемся.

Наваждение развеялось. Несмотря на то, что Роман все еще был в расстегнутой шубе и я могла бы созерцать его великолепное тело, мне больше не хотелось это делать. Ну, подумаешь, пресс, бицепсы и трицепсы. Что я, качков никогда не видела? Даже странно, что я так на него залипла в кабинете. Видимо, свою роль сыграл эффект неожиданности. Я думала, что увижу Пал Михалыча, а увидела его. Охранника, который вышел из отпуска.

- Ты, кстати, забыл представиться, - выдала я.

Я легко перешла на “ты”. Он-то с самого начала мне тыкал!

Дед Мороз снова посмотрел на меня недовольным взглядом. Похоже, сработаться нам будет непросто…

- Я Роман, - выдавил, наконец, он.

- Очень приятно, - произнесла я с вежливой улыбкой.

- А куда мы едем за шубой?

Роман назвал адрес, и я не удержалась от вскрика:

- Это же за тридевять земель! Мы не успеем!

- Думаешь?

В этот момент мы выехали на центральную улицу и помчались по ней, обгоняя и подрезая машины. Впереди была пробка, Роман свернул на какую-то боковую дорогу, проехал через дворы, вырулил на проспект.

Я не сторонник быстрой езды без правил и не люблю лихачей. Но сейчас помалкивала, хотя мне было сильно не по себе от того, как Роман ведет машину. Я не хотела заставлять детишек и их родителей ждать. У нас есть график, и надо его придерживаться!

- Давай все же пробежимся по сценарию, - произнесла я, когда мы остановились на светофоре. - Сначала захожу я, говорю: “Здравствуйте, узнали меня?”

- Могут и не узнать, - выдал Роман.

- Что?

- Ничего. Не обязательно мне рассказывать, что ты там собираешься говорить.

- Ладно, - пришлось согласиться мне. - Ты появляешься после того, как мы с детьми позовем тебя три раза…

 

Роман притормозил у высотного здания, молча вышел из машины и… исчез! Прошло пять минут, десять, пятнадцать. Я уже начала подпрыгивать от нетерпения. Куда он запропастился? Забрать шубу - дело пяти минут. У меня нет номера его телефона, я не знаю, куда именно он пошел. А вдруг он вообще не вернется? Что мне тогда делать?

Не в силах сидеть на месте, я выскочила из машины, и начала нарезать круги вокруг нее. Потом остановилась, перевела дух. Мимо меня проехали две машины, обе мне посигналили, а из второй даже что-то прокричали. Кажется, предложили поехать с ними…

Тут появился Роман, уже в новой шубе, в бороде и с какими-то белыми вихрами, торчащими из-под шапки. Настоящий Дед Мороз! Шуба не дает догадаться о том, какое под ней скрывается великолепное тело.

- Ты что так долго? - набросилась я на него.

- Слушай, не нуди, а? Мы все успеем.

Мы сели в машину.

- Я думал, тебя кто-нибудь увезет, - выдал Роман.

- В смысле?

- Стоишь у дороги такая вся из себя… Машины останавливаются.

- Ты к чему клонишь? - разозлилась я. - Хочешь сказать, я похожа на проститутку?

- Заметь, это не я сказал.

Я обиженно фыркнула и отвернулась. Грубиян и нахал! Разве можно таких брать в Деды Морозы? И почему только Пал Михалыч заболел? Сейчас бы все было совсем по-другому...

- А ты не знаешь, что случилось с Пал Михалычем? - спросила я Романа.

- Заболел.

- Чем?

- А тебе прямо все надо знать?

- А у тебя что, язык отвалится, если скажешь? Я, может, за него волнуюсь. Он не в больнице? Может, его навестить? Прямо в костюмах. Думаю, ему понравится…

- Думаю, его состояние резко ухудшится, если он тебя увидит.

Я резко развернулась к Роману. Во мне все кипело от возмущения. Мне хотелось сказать ему столько всего… И все вертящиеся в моей голове выражения были крайне неприличными. Я и не знала, что моя память хранит такое!

- Мы что, раньше были знакомы? - напустилась я на Романа. - Я тебя чем-то обидела? Может, мы ходили в один детский сад и я сломала твою машинку?

- Вроде, нет.

- А чего тогда ты мне непрерывно грубишь? Или ты со всеми такой?

- Я со всеми такой, - выдал он. - Особенно в Новый год.

- Почему - в Новый год? - растерялась я.

- Ненавижу этот праздник!

Вот тебе на. Дед Мороз ненавидит Новый год! И как прикажете с таким типом поздравлять детишек?

 

После нескольких минут молчания Роман выдал:

- Может, все же не стоит детей пугать? Зайдешь, а они разбегутся.

- Хочешь сказать, я страшная?

Я почувствовала, как к глазам подступили слезы. День явно не задался. Моим напарником оказался самый противный из всех Дедов Морозов на свете!

- Честно скажу: я в первый момент испугался, - произнес он. - Ты себя в зеркало видела?

Я опустила зеркало на козырьке над лобовым стеклом. И не удержалась от вскрика. На меня смотрело вульгарнейшее существо с ярко-голубыми тенями вокруг глаз, оранжевой помадой и малиновым румянцем во всю щеку. А еще в уголках глаз были потеки, как будто тушь размазалась.

Ну девчонки, ну стервы!



Лина Филимонова

Отредактировано: 02.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться