Все Снегурочки делают это

Размер шрифта: - +

6.

 

Все еще 28 декабря)

 

- Остановись у какого-нибудь магазина! Мне нужно купить мицеллярную воду! Или что-нибудь такое.

- Продуктовый подойдет?

- Нет! Нужен магазин косметики.

Я с ужасом смотрела в зеркало, и готова была тереть лицо снегом, чтобы побыстрее избавиться от этого кошмара. Но я знала, что снег все  только испортит.

Роман притормозил у торгового центра, я взяла сумочку и собралась выйти. Но потом моя рука так и застыла на ручке двери.

- Рома, - произнесла я максимально дружелюбно. -  А не мог бы ты сходить?

- Я?

- Мне стыдно показываться на людях в таком виде, - призналась я.

- Чего это вдруг? До этого ты спокойно ходила по офису…

- Да я не знала, что так выгляжу! - воскликнула я.

- С закрытыми глазами красилась?

- Меня подружки накрасили. И зеркало не дали.

- Хорошие у тебя подружки, - усмехнулся Роман.

- Да уж. Я подозреваю, это все из-за тебя.

- Я-то чем виноват? - он удивленно и возмущенно вытаращился на меня.

- Да они с самого утра уговаривали меня отдать им роль Снегурочки. А я не согласилась. Я же не знала, что вместо Пал Михалыча будешь ты!

- А если бы знала?

Я пожала плечами.

- Пошли вместе, - произнес Роман. - Я в этих штуках не разбираюсь.

- А как же…

- Спрячешься за моей спиной.

Мы выбрались из машины. Пошли к торговому центру. На полпути Дед Мороз вернулся и прихватил пакет с конфетами. Хорошая идея!  

 

Это было не очень быстро. Нас постоянно останавливали радостные детишки, я пыталась по-быстрому сунуть каждому конфетку и утащить Деда Мороза дальше. Но не всегда получалось. Дети жаждали общения!

На то, чтобы добраться до косметического отдела, у нас ушло пятнадцать минут. Хорошо хоть на кассе нас пропустили без очереди. Видимо, увидев мой макияж и средство для его удаления в моих руках, поняли, что я не могу ждать.

Мы вернулась в машину. Роман завел мотор. А я принялась при помощи ватных дисков стирать вульгарную маску со своего лица.

 

К тому моменту, как мы добрались до первого адреса, на моем лице не осталось ни следа макияжа. Правда, я была немного розоватой от того, что натерла кожу. Но это вполне можно списать на действие легкого морозца.

Роман заглушил мотор, повернулся ко мне… и замер. Он вглядывался в мое лицо слишком долго и слишком пристально.

- Что? - спросила я. - Что-то осталось?

- Нет, - помотал он головой.

- А чего ты так на меня смотришь? Как будто у меня звезда во лбу выросла.

- А ты красивая, - внезапно выдал мой Дед Мороз. - Очень.

Я почувствовала, что румянец на моих щеках резко усилился.

 

Все прошло просто замечательно, я даже не ожидала. Дети встречали нас восторженными воплями, с удовольствием читали стишки, некоторые даже забирались на табуретки. Мы играли в забавные игры, хохотали, звали Деда Мороза и зажигали елочку.

Дед Мороз постепенно отмораживался. Если в первых квартирах он просто слушал стихи, хвалил детишек и раздавал подарки, то ближе к концу начал импровизировать и принимать участие в играх. Забавно было смотреть, как он вместе с детьми носится вокруг елки, швыряется ватными снежками или танцует танец маленьких утят.

 

Когда мы вышли из последней на сегодня квартиры, я произнесла:  

- Может, все же навестим Пал Михалыча? Ты вообще знаешь, что с ним? Он дома или в больнице?

- Папа дома, все нормально. У него давление... Вчера приезжала скорая, но ехать в больницу он отказался.

Во всей этой тираде я услышала только одно слово: “папа”. Оно заставило меня остановиться на лестничной клетке.

- Так ты… сын Павла Михалыча? - произнесла я.

И уставилась на Романа в немом изумлении.

- А ты не знала? - удивился он.

Я помотала головой.

- Я думала, ты наш охранник. Мне Ирка так сказала.

- Это одна из твоих подруг? - поинтересовался Роман.

Я кивнула.

- А они тебе точно подруги?

Вот и я задаю себе этот вопрос…

Зачем вообще нужно было так глупо врать? Не понимаю. Может, Ирка думала, что с охранником я буду вести себя как-то иначе? Стану этакой нахальной девицей, к тому же размалеванной, как проститутка… Видимо, все это нужно было для того, чтобы я точно не понравилась Роману.

 

Когда мы оказались в машине, я, наконец, решилась на личную просьбу. Теперь, когда я знала, что Роман - не охранник, а сын Павла Михайловича, просить его почему-то было сложнее.

- Я еще хотела поздравить детей одной знакомой… Съездишь со мной?

Он задумчиво почесал шапку и произнес:

- Слушай, сегодня мне некогда. Хотя…

Я уже приготовилась радостно улыбнуться. Но повода не представилось.

- Я поеду с тобой при одном условии.

- Что за условие?

- Сядешь ко мне на колени, расскажешь на ушко свои самые сокровенные желания. А потом, естественно, поцелуешь.

- Естественно?! - я задохнулась от возмущения. - Ты считаешь, шантаж - это естественно?

- Да ладно, какой это шантаж.

- Наглый и неприкрытый!

И тут он произнес фразу, после которой мне захотелось натянуть ему бороду на… на что нибудь неподходящее.

- Все Снегурочки делают это, - Роман сказал это совершенно невозмутимо.

- Что?! - воскликнула я. - Что они делают?

- Просят Деда Мороза исполнить их желания. Любые.

И он посмотрел на меня весьма красноречиво.

А я только начала думать, что он не такой уж нахал и грубиян!



Лина Филимонова

Отредактировано: 02.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться