Все Снегурочки делают это

Размер шрифта: - +

7.

 

29 декабря

 

- Он нахал и грубиян! - сообщила я Тамаре за чашкой горячего какао.

Я специально пришла пораньше, чтобы посидеть полчасика в любимой кофейне.
На работу сегодня не надо, суббота, начались выходные, плавно перетекающие в праздники. Завтра корпоратив, на котором я снова буду играть роль Снегурочки. А сегодня - еще один вечер поездок по домам сотрудников. Мы с Романом договорились встретиться в офисе, забрать остальные подарки и переодеться.

В кофейню я, естественно, пришла не в костюме Снегурочки, принесла его с собой в пакете. Тамара попросила показать костюм, примерила кокошник. И тут я, безо всякой подготовки, выдала меткую характеристику Романа.

- Это не Дед Мороз, а какой-то шантажист! - продолжила я. - Говорит: если поцелуешь, то поеду с тобой.

- Пал Михалыч? - Тамара смотрела на меня круглыми от шока глазами.

- Да нет! Не Пал Михалыч, а Роман, его сын.

- А он там как оказался?

- Замещал Пал Михалыча. Он заболел.

- Что случилось? - почему-то встревожилась Тамара. - Я надеюсь, ничего серьезного?

- Роман, говорит, все будет нормально. Хотя вчера вызывали скорую. Кажется, давление.

- Ну Роман, ну жук, - произнесла Тамара.

Я сначала не поняла, о чем она говорит. Но потом сообразила.

- А я что говорю! Нахал и грубиян! Он мне с самого начала не понравился, то есть… Сначала я обалдела. Потом он мне не понравился. Потом я решила, что он не такой уж плохой. А в конце он все испортил!

- Ну-ка, расскажи-ка все по порядку.

Тамара поставила передо мной еще одну кружку какао.

На протяжении моего рассказа Тамара то качала головой, то охала от удивления, то хохотала. А в конце сказала:

- Наверное, все же стоит навестить Пал Михалыча. В костюме Снегурочки. Раз он так любит Новый год и все, что с ним связано, ему будет приятно. А то у всех праздничное настроение, а он лежит там один…

- Ну почему один, у него жена есть. Он мне про нее рассказывал. И сын. Он хоть и грубиян, но отца любит, это заметно.

- А, знаешь, что, - вскочила Тамара. - Если все же пойдешь его навещать, передай ему сладостей.

И она убежала на кухню.

Удивительный все-таки человек Тамара! Все близко к сердцу принимает. И детям моей соседки сладкие подарки приготовила, и совершенно незнакомого Павла Михайловича хочет порадовать.

 

Я переоделась в дамской комнате и пришла к кабинету начальника. В офисе было непривычно тихо и пусто. За все время я встретила только уборщицу и охранника.

Наверное, надо постучаться. Вдруг он там переодевается. Щеголяет не просто с обнаженным верхом, а вообще в одних трусах.

Я постучалась. Роман, облаченный в наряд Деда Мороза, распахнул дверь и сказал:

- Привет.

Поначалу между нами чувствовалось напряжение. Я не забыла его вчерашнюю выходку! А он снова был хмурый и недовольный. Может, этому есть веская причина?

- С Пал Михалычем все в порядке? - спросила я.

- Да как тебе сказать…

- Ему стало хуже? - испуганно вскрикнула я.

- Он считает себя совершенно здоровым. Собирался сегодня идти поздравлять детишек. Насилу его уговорил остаться дома. Чуть ли не до драки дошло!

- Дерется, значит, выздоравливает, - глубокомысленно заметила я.

- Но не настолько, чтобы скакать вокруг елки. Врачи сказали: ему нужно отлежаться.

- А можно его навестить? Или нет… - я смутилась. Еще подумает, что я навязываюсь.

- Почему нет? Навестим. Не сегодня, так завтра. А сегодня съездим к твоей знакомой.

- Что, без шантажа? Без поцелуев?

Роман шагнул ко мне, оказался близко-близко. Я задрала голову и смело уставилась ему в глаза. Меня не так просто смутить! А он явно рассчитывал на это.

- Ну почему же без поцелуев, - произнес он. - Если ты хочешь…

- Я не хочу!

- А я и не настаиваю.

Он не сразу отступил, еще постоял, подышал мне в лоб. Я не выдержала и довольно быстро опустила глаза.

 

Если вчера все прошло на удивление гладко, то сегодня дети просто жгли.

Одна девочка, на мой вопрос: “Узнаете ли вы меня” замялась, а потом промямлила:

- Ты эта… как ее… синяя царевна!

Мне с трудом удалось удержаться от истерического смеха. Дед Мороз, стоявший в этот момент за дверью, издал что-то вроде громкого хрюка.  Пришлось мне срочно отвлекать детей, заинтересовавшихся необычным звуком.

В другой квартире на вопрос Деда Мороза: “Хорошо ли вы себя вели?” девочка ответила:

- Хорошо.

А мальчик выдал:

- Не ври, у него же везде волшебные камеры спрятаны. Он на своем мониторе видел, как ты кашей пулялась и маме язык показывала.

И посмотрел на всех с победным видом. А девочка разревелась.

Нам с Дедом Морозом с трудом удалось ее успокоить и убедить, что никаких камер нет, и мы верим, что в следующем году она будет умницей.   

Но больше всех нас поразил четырехлетний малыш, который забрался на табуретку и важно объявил:

- Сергей Есенин. Метель.

Мы с умильными улыбками приготовились слушать милый стишок, а он затянул заунывным голосом:

- Ах, метель такая, просто черт возьми…

И дальше про ушедшую юность, про безответную любовь и вселенскую тоску - все в духе великого русского поэта и хулигана.

В конце родители смущенно объяснили, что малыш обожает Есенина и не желает учить стишки про зайку.

Нам удалось сохранить невозмутимые лица, но потом, выйдя за дверь, мы просто сползли по стенке от смеха.



Лина Филимонова

Отредактировано: 02.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться