Все Снегурочки делают это

Размер шрифта: - +

8.

 

29 декабря продолжается)

 

Этот серьезный малыш с мрачными стихами Есенина почему-то напомнил мне другого маленького мальчика. Того, о котором рассказывал Пал Михалыч. Я вдруг сообразила, что это Роман в детстве мечтал быть пожарным.

Похоже, его мечта не сбылась. Я точно не знаю, чем он занимается, но вряд ли работает пожарным.

И тут вдруг мне в голову полезли совершенно неуместные мысли. Я вдруг вспомнила календарь с австралийскими пожарными, который видела в интернете. Они там были очень горячими. Но, если бы для этого календаря сфотографировался Роман, он бы затмил их всех!

Так и вижу его в форменных штанах, в каске… и со шлангом в руке. С пожарным шлангом, естественно! Больше ничего не нужно, чтобы создать образ самого сексуального пожарного на свете.

- О чем замечаталась? - услышала я голос того, кого только что представляла в чрезвычайно соблазнительных позах.

Мои щеки вспыхнули. Хорошо, что Роман не может прочитать мои мысли! Я бы сгорела со стыда.

- Где ты работаешь? - ляпнула я.

Этот вопрос выплыл из моих размышлений.

- У меня своя компания. В Питере.

- Так ты не здесь живешь…

- Нет. Надо было вылететь из гнезда, чтобы почувствовать себя самостоятельным.

- Понятно.

Мне почему-то стало грустно. Значит, Роман приехал ненадолго, скоро он вернется к себе домой. Наверное, его там кто-то ждет. Скорее всего, у него есть девушка, а, может, даже жена.

Я невольно посмотрела на его безымянный палец. Кольца нет… Но это ничего не значит!

Так, Снегурочка, очнись! Какое тебе дело до его кольца и его личной жизни? Ровным счетом никакого.

- Значит, детская мечта не сбылась…

- Ты о чем?

- Жаль. Из тебя бы вышел обалденный пожарный.

- Вроде этих… австралийских?

Роман посмотрел на меня с хитрой усмешкой.  

А я еще радовалась, что он не умеет читать мысли. Умеет! Или наши мысли слишком сходятся.

Ну кто меня тянул за язык? Могла бы и промолчать. Молчание - золото, между прочим. Промолчала бы, и не пришлось бы сейчас краснеть…

- Тебе папа рассказал про пожарного? - спросил Роман.

Прекрасный повод перевести разговор на другую тему!

- Да, мы болтали о разном, пока репетировали. Смешной ты был в детстве…  

- А ты кем хотела стать, когда была маленькой? - спросил мой Дед Мороз.

- Волшебной феей.

Роман рассмеялся.

- Да, так и было. Причем очень долго. Все уже думали о каких-то профессиях, а я всегда говорила: хочу быть феей и никем больше.

- Сбылась мечта?

- Нет, - вздохнула я.

- Ну, почему же  нет. Снегурочка - тоже волшебная фея. Творит чудеса. Дарит подарки…

- Точно! Мне так нравится быть Снегурочкой. Я вообще обожаю Новый год.

Роман промолчал. А я задумалась, и чуть не пропустила нужный поворот. Мы ехали к моей соседке, а, значит, к моему дому. Я показывала дорогу, вот только навигатор из меня так себе. Я знаю, как ехать на метро и автобусе, знаю, как дойти от остановки пешком. Но плохо ориентируюсь в разветвлениях дорог.

- Нужно вернуться, - виновато произнесла я.

- Вернемся, раз нужно, - легко согласился Роман.

Теперь мне снова кажется, что он не такой уж нахал и грубиян.

 

Сначала мы зашли ко мне. Я порадовалась, что дома относительный порядок. Не то чтобы обычно у меня трусы висят на люстре, но иногда я собираюсь утром в страшной спешке и оставляю после себя хаос. Но не сегодня. Сегодня я никуда не торопилась, так что что в мою съемную квартиру можно смело приводить гостей.

Роман с интересом огляделся, задержался у полочки с фигурками корги - я их собираю. В моей коллекции есть плюшевые, пластиковые и стеклянные собачки. Вот только живой пока нет. Но когда-нибудь я ее обязательно заведу...

Потом Дед Мороз засунул в мешок подарки - и мои игрушки, и сладости от Тамары.  И мы отправились на последний детский праздник.

Завтра еще поздравим сотрудников на корпоративе, и все. После этого мы расстанемся и, скорее всего, больше никогда не увидимся. Роман уедет в Питер. Может, еще до Нового года.

 

Все прошло замечательно. Дети очень обрадовались и Деду Морозу, и подаркам. А Марина была просто счастлива! Правда, я заметила у нее на глазах слезы. Но это точно были слезы радости.

Она очень благодарила нас, провожая  к дверям, мне даже стало неловко. А Рома сказал:

- Я ни при чем, это все Снегурочка. То есть волшебная фея.

 

Мы вернулись с мою квартиру, я сняла кокошник и шубу, поставила чайник. И плюхнулась на диван.

- Устала? - спросил мой Дед Мороз.

Он снял шапку, расстегнул шубу… я замерла на месте. Неужели он планирует тут раздеваться почти догола? Лучше не надо! Для меня это будет испытанием.  

К счастью, под шубой оказался свитер. И это вполне уместно. Ведь на улице зима!

- Устала, - согласилась я. - Но это приятная усталость. Мне понравилось быть Снегурочкой. А тебе?

- Я не пробовал быть Снегурочкой. Но вряд ли мне понравится носить кокошник.

- Ты знаешь, что я не об этом спрашиваю!

Роман упал на диван рядом со мной.

- Я не очень-то хотел во всем этом участвовать. Согласился только из-за отца. Но теперь понимаю, почему ему нравится наряжаться Дедом Морозом. Это единственный способ получить удовольствие от праздника.

- То есть ты по-прежнему ненавидишь Новый год?

- Может, “ненавижу” слишком резкое слово. Я просто его не люблю.

- Почему?

Роман молча смотрел перед собой.

Засвистел чайник, я поднялась, сходила на кухню, выключила его. Достала кружки, печенье, конфеты из того самого подарка, что вручим мне Пал Михалыч. Заварила чай.



Лина Филимонова

Отредактировано: 02.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться