Все только начинается. Часть 1 Маленькая чертовка.

Размер шрифта: - +

Глава 1

Несколько лет спустя.


В новый класс, как в новый город, 
Мы приходим каждый год – 
Племя юных фантазёров, 
Непоседливый народ. 
Значит, вновь лететь и плыть нам 
По бескрайней той стране, 
К неожиданным открытьям, 
К выпускной своей весне.
(Песня «Наша школьная страна»).

Утро первого осеннего дня было ясным. Солнце ярко светило, согревая Лондон, его улицы и дома, будто прося у него прощения за вчерашний дождь. Любопытный солнечный лучик заглянул в окно небольшой спальни одного из домов на площади. С первого взгляда тяжело было определить, кому принадлежит эта комната. Салатовые стены, мебель из светлого дерева. Легкий творческий беспорядок. Полуторная кровать, письменный стол с креслом, небольшое зеркало на стене, под ним узкая полочка со щеткой для волос и двумя баночками крема. Дальше двухстворчатый шкаф, с неплотно закрытой дверцей, из которого торчали какие-то вещи. Несколько плакатов на стенах с изображениями сборных по квиддичу и мотоциклов, музыкальный центр и стойка с дисками в углу, рядом с ними огромный чемодан с книгами, рюкзаком с одеждой, котелком и новехонькой метлой. Широкий подоконник, на котором лежали меховая подстилка и несколько книг. На полу простой ковер в тон стен, зеленые шторы. Солнечный лучик миновал салатовый ковер, с разбросанными на нем вещами и книгами, и скользнул на кровать, подобравшись к лицу спящего в ней человека. Это была молодая рыжеволосая девушка. Поиграв искрами в ее огненных волосах, лучик коснулся лица. Девушка недовольно заворочалась и накрылась с головой шерстяным зеленым одеялом. Но доспать ей так и не дали. Раздался стук в дверь, и женский голос прокричал:
- Вставай, Лили, завтрак уже на столе!
Откинув с лица одеяло, девушка недовольно уставилась на дверь. Мама. Ну, вот спрашивается, зачем так орать? Неужели нельзя просто тихо постучать и войти, и, может, принести кофе, а лучше какао? Вот уже несколько лет с ее первых каникул родители ведут себя с ней как с преступницей, которая их жутко разочаровала. Ну, подумаешь, Лили не любит сидеть тихо, как мышь, а весь педагогический состав молится, чтобы школа дожила до ее выпуска. Доживет и выстоит - никуда не денется. Этот замок и не такое видел, и ничего - стоит же до сих пор. Недовольно бурча себе под нос, Лили вылезла из кровати, потянулась и, натянув на голое тело растянутую старую футболку и короткие шорты, направилась к двери. Открыв ее, она столкнулась с матерью. Джиневра Поттер, не смотря на то, что ей было далеко за тридцать, и она вырастила троих детей, выглядела весьма молодо. Ее можно было принять скорее за старшую сестру Лили, чем за ее мать. Они были очень похожи, только цвет глаз у девушки был зеленый, а не небесный, как у мамы. Но сейчас на этом синем небе явно собирались грозовые тучи. Джиневра грозно смотрела на дочь, уперев руки в бока.
- И долго ты еще будешь спать? Поезд ждать не будет!
- И тебе доброе утро, мам, - пробормотала Лили со страдальческим видом. 
- Оно было добрым еще три часа назад. Когда ты научишься ложиться вовремя и не дрыхнуть до полудня? – Кипятилась женщина.
- Мама! Твоя дочь сегодня уезжает в школу на несколько месяцев, неужели нельзя найти хоть несколько теплых слов?! – Возмущенно воскликнула девушка.
Джинни внимательно посмотрела на дочь. Почти с самого рождения Лили ей с Гарри казалось, что в их дочурку вселился чертенок. А после знакомства дочери со Скорпиусом, ее тяга к шалостям возросла в разы. И в кого только она такая пошла? Разве что в своих дядьев близнецов. Только они умудрялись переворачивать отчий дом с ног на голову. И только Джордж поддерживал этот маленький рыжий ураган во всех ее проделках. А когда Лили пошла в школу, стало еще хуже. Письма с жалобами летели с такой скоростью и так часто, что Джинни с мужем не успевали отправлять громовещатели. Однажды Гарри даже пришлось лично поехать в школу и просить прощения за поведение дочери. Но, несмотря на свой неукротимый нрав и любовь к весьма неженским занятиям, Лили была очень доброй, веселой, светлой и любящей девочкой, вернее могла такой быть, если хотела. И, конечно, ее родители любили дочь, как и ее братьев. Даже если Джинни сердилась, то это скорее было наносное. 
- Иди сюда, - сказала она, тяжело вздохнув и раскрыв объятья.
Лили бросилась ей на шею. А Джинни крепко прижала дочь к себе.
- Я очень надеюсь, моя радость, что в этом году ты будешь более благоразумна и не доставишь много хлопот Скорпиусу.
- А при чем здесь он? – Удивилась Лили, отстраняясь от матери.
- Ну как же, в этом году его назначили главным старостой.
- А… Тогда понятно. Не волнуйся, мам, я постараюсь сделать так, чтобы меня не выгнали из школы, и она осталась стоять на месте, - пообещала Лили и, поцеловав мать, побежала вниз по лестнице. 
Джинни только тяжело вздохнула и пошла за ней следом. Думая, что в этом году ей с Гарри придется выслушать немало нелестных отзывов не только от дирекции, но и от их друзей. Хотя Малфои никогда открыто не выказывали своего недовольства, но не раз подначивали друзей по поводу выходок их дочери. 

***


Трое мужчин семейства Поттеров спокойно завтракали в большой и светлой столовой. В комнате стояла блаженная тишина, которая была нарушена вбежавшей в столовую девушкой. Казалось, торнадо потревожило вековые песчаные барханы, но так случалось всегда. Стоило маленькой мисс Поттер переступить порог любого помещения, она приносила с собой шум, гам и беспорядок. Весело щебеча, Лили поздоровалась с отцом и братьями и чмокнула каждого в щеку. После чего громко отодвинула тяжелый стул из темного дерева и, усевшись на свое место, стала обозревать стол, решая, какими лакомствами порадовать себя сегодня. Увидев пару любимых блюд, девушка улыбнулась и потянулась к одной из тарелок. Гарри с теплой улыбкой наблюдал, как его дочь накладывает себе буженину. Если бы не зеленые глаза, которые она унаследовала от него, Лили была бы точной копией своей матери. Те же густые рыжие локоны, те же тонкие черты лица и красивая женственная фигура. Только вот характером его единственная дочь пошла явно не в родителей, в отличие от своих братьев. Джеймс был очень похож на отца, но гораздо привлекательнее. Черные как смоль волосы лежали красивыми густыми волнами, глаза мамины, но с легким зеленоватым оттенком, чуть обветренные загорелые лицо и руки выдавали в нем спортсмена или заядлого путешественника. Нравом Джеймс пошел в отца, но вот терпение и умение ждать явно передались от Джинни. Его младший брат характером вышел в маму, а от Гарри ему досталась только внешность, хотя торчащие волосы были темно каштановыми, с легким рыжеватым отливом. Да, дети у Гарри с Джинни получились очень хорошими, вот только дочь не радовала своими мужскими замашками и отвратительным поведением. Хотя, когда Лили хотела, то могла быть очень женственной, но это желание возникало у нее слишком редко. Спаситель магического мира часто задумывался над тем, как дочь сможет найти себе спутника жизни. Он слабо себе представлял мужчину, способного укротить ее бешеный нрав. И искренне сочувствовал несчастному. Хорошо хоть, мальчики его радовали. Джеймс почти с отличием окончил в прошлом году школу и теперь собирался пойти по его стопам и стать аврором. Алу осталось учиться еще два года, а после он собирается поступить в Академию магии. С первого курса Альбус хорошо себя зарекомендовал и попал в список лучших учеников школы, а с прошлого года его назначили старостой факультета. Жаль только, что младший сын абсолютно не интересовался спортом, посвящая все свое время учебе. И старшему брату пришлось передать эстафету в квиддиче сестре, которую та с удовольствием переняла, став, как и брат, капитаном команды. Но стать старостой школы, как Джеймс, Лили не светило. Прошлый год был единственным, когда дочь не шалила в больших количествах, жалея брата. Но Джеймс закончил учебу, и новый учебный год, подозревал Гарри, не сулит им ничего хорошего. Особенно если учесть, что в этот раз главным перфектом назначили Скорпиуса Малфоя, с которым Лили враждовала с первой минуты знакомства. Глава семейства до сих пор вспоминал, как он чуть со стыда не сгорел, когда еще маленький Скорпиус с галантным видом знакомился с его дочерью и собирался поцеловать ей руку, а она, вместо того чтобы, как подобает, ответить на весьма утонченное приветствие, дала бедному мальчику пластмассовым ведерком по голове. 
С того дня стоило Скорпиусу переступить порог их особняка, как начиналось светопреставление. Когда мальчик подрос, он перестал бывать у них в гостях, если дома была Лили. Хотя с ее братьями он прекрасно ладил, мальчики были настоящими друзьями. Сколько Гарри с женой ни пытались добиться от дочери причины ее поведения в отношении парня, Лили отказывалась говорить на эту тему. И вот сейчас отец семейства слабо себе представлял, во что может вылиться последний учебный год их дочери. И сколько седых волос он ему добавит. Все же мальчиков воспитать оказалось намного легче. От грустных мыслей его отвлек голос жены.
- Лили, скорее доедай, тебе еще в ванну надо сходить, вещи хоть все собрала?
- Да мам, еще со вчера, - простонала девушка и уже более бодрым голосом добавила: - Ладно, спасибо за завтрак, я в душ. 
Допив одним глотком свое любимое какао, Лили, напевая себе что-то под нос, ускакала наверх. 
В доме было три ванные. Одна была для родителей и совмещалась с их спальней. Вторая принадлежала братьям, а третья, предназначавшаяся изначально для гостей, всецело была в распоряжении Лили. Хотя, как часто говорила мама, это непозволительная роскошь. Поскольку девушка ванну принимать не любила, предпочитая вместо нее контрастный душ. Да и никакими особыми процедурами, вроде маникюра, педикюра, депиляции и прочего она не занималась. Ногти Лили срезала максимально коротко, они ей просто мешали. Депиляция? Зачем? Кто там под джинсами видит ее ноги? А для тех редких случаев, когда это было необходимо, девушка обходилась заклинанием. Максимум, чем она пользовалась – кремом для лица и тела, поскольку ее нежная белоснежная кожа сгорала на солнце буквально за несколько минут. Что ее жутко бесило, поскольку надо было во время солнечных дней ходить в кепке, а Лили не любила, когда ее волосы что-то сдерживает, предпочитая, чтобы их ласкал и трепал ветер. Вот и сейчас она с недовольным видом стягивала их резинкой, чтобы принять душ. К сожалению, на мытье головы времени не оставалось. И хоть Лили могла высушить волосы заклинанием, она не любила этим злоупотреблять. От магии ее волосы пересыхали, становясь похожими на солому. Справившись со своей буйной гривой, девушка залезла в ванну и включила воду. Теплая, горячая, холодная и так несколько раз. Растереться полотенцем, намазаться защитным кремом, почистить зубы. Все, теперь одеваться: любимые джинсы, темная футболка с агрессивной аппликацией, косуха, видавшая виды, но еще весьма приличная, тяжелые, темные армейские ботинки. Лили улыбнулась, предвкушая очередной разговор с матерью, которая никак не могла смириться со стилем одежды дочери. Чем старше становилась девушка, тем меньше платьев было в ее гардеробе. Бунтарская натура требовала соответствующего прикида. Надев любимый широкий пояс с заклепками, Лили подошла к зеркалу и взяла расческу. Расчесав волосы, она закинула щетку для волос и пару безделиц в собранный с вечера чемодан. Оглядев в последний раз комнату, девушка взглянула на часы. Отлично, она во всеоружии всего лишь через час с момента подъема, и стоило маме так кипятиться? Выйдя из своей спальни, Лили пошла поторопить брата, до выхода оставалось минут двадцать, а он еще копался в своих книжных полках, решая, какие книги взять с собой. Ал был просто неисправимым книжным червем. Мама с папой часто шутили, что его им подбросили Малфои. На что те отвечали, что мальчик для этого слишком похож на своих родителей. Естественно, Ал об этом не знал. Войдя в комнату к брату, Лили сказала:
- Бери все, так проще.
Парень поднял голову от очередного фолианта и недовольно посмотрел на сестру. 
- Я не могу взять все, надо же что-то дома оставить.
Лили обвела взглядом его комнату, которая больше напоминала библиотеку. В доме была отдельная комната, служившая хранилищем для книг, но Алу этого было мало. 
- Тогда поторопись, а то мы без тебя уедем, - сказала девушка и поспешила спуститься вниз. Отец уже принес ее вещи, за что Лили была ему признательна. Она еще не привыкла к тому, что теперь может беспрепятственно колдовать.
- Ты точно все собрала? – Строго спросила Джинни свою дочь.
- Да мам, - простонала та. – Я когда-нибудь что-нибудь забывала?
- Все бывает в первый раз, - прокомментировала свое беспокойство миссис Поттер и прокричала: - Альбус Северус, мы тебя долго будем ждать? 
В ответ не донеслось ни звука. Разозлившись, Джинни пошла наверх. Гарри улыбнулся, наблюдая за женой. В такие минуты она очень напоминала миссис Уизли. Хотя Джинни очень любила детей, случалось, была к ним немного строга. Но муж любил в ней все и даже то, что она иногда напоминала свою мать. 
Наконец, через несколько минут все были собраны, и за час до отхода поезда машина семьи Поттеров отъехала от дома. Лили смотрела на проскальзывающие мимо улицы, площади и дома и думала о том, что принесет ей последний учебный год. Значит, Скорпиус или, как она его называла - малыш Скорпи, будет главным старостой и, естественно, ее куратором. Ух и нарезвится она напоследок. Сколько Лили себя помнила, она терпеть не могла этого мальчишку. Чертов щёголь, аристократ и бабник. Белоручка, не умеющий держать в руках гаечный ключ и не представляющий, как выжить в экстремальных условиях, абсолютно не приспособленный к реалиям жизни. То ли дело ее друзья, да даже братья Лили и то, намного больше соответствовали понятию «настоящий мужчина», чем этот хлыщ. С первого взгляда он вызывал у нее отвращение, и только отвращение. А иначе как объяснить учащенное сердцебиение и сбивчивое дыхание? Влюбиться она в него просто не могла. Слишком разные они были, да он и на парня в ее глазах не походил. Эти гладко зачесанные волосы, этот костюм всегда с иголочки, вонючий одеколон. Разве может от настоящего мужчины нести дорогой туалетной водой? А идеальный маникюр, как девчонка, ей Богу. Ну, ничего, в этом году она оторвется по полной. Она устроит ему такую жизнь, что он не будет рад своей должности, может, хоть чуть-чуть его перевоспитает. Лицо Лили озарила улыбка предвкушения. А автомобиль тем временем подъехал к вокзалу. Не дожидаясь родителей и братьев, девушка понеслась к родной платформе. Не успела она перейти барьер, как оказалась в объятьях своих друзей. Чак, Бил, Энтони, Арчи и Стив. Как же она любила этих ребят. А главное, что более преданных друзей она бы никогда не смогла найти, сколько бы ни искала. Многие называли их ее вассалами, но это было не совсем так. Просто эти пятеро парней питали к девушке истинные братские чувства, и еще их всех объединяла любовь к шалостям и приключениям. Ее команда честно дождалась появления родителей девушки, и, поздоровавшись с ними, они утащили ее вещи в купе, которое уже успели занять. 
Лили не видела, что в этот момент на платформе появился ее главный враг со своими родителями. Бросив злой и недовольный взгляд на девушку, он поспешил попрощаться с мамой и папой и усесться в поезд. Скорпиусу не улыбалось в самом начале учебного года столкнуться с этим рыжим исчадьем ада. Хватит того, что на протяжении года он еще не раз будет иметь сомнительное счастье лицезреть ее ехидную улыбку и наводить порядок после ее, с позволения сказать, шалостей. 
В это время Лили вновь выслушивала нотации матери.
- Ты все еще дружишь с этими шалопаями? – Строго спросила Джинни.
- Эти шалопаи, как ты их назвала, самые верные друзья на свете, - с пылом ответила девушка. Что бы кто ни говорил, а друзей она защищала до последнего. 
- Лили, ты ведь девушка, и очень привлекательная, может, оставишь это все? И займешься поиском своего прекрасного принца? – Уже умоляла Джинни.
- Мама, не смеши, ее принц должен быть плохим парнем на мотоцикле и обязательно играющим в квиддич, иначе нашей Лили будет не интересно. Кроме того, я не знаю, каким мужеством нужно обладать, чтоб осмелиться в нее влюбиться, - весело сказал Джеймс. 
- Ну, спасибо, братик, - Лили дала ему ощутимый тычок под дых, завязалась легкая потасовка. Мать еле их разняла. 
- Я понимаю - она, но ты, Джеймс?! – Пристыдила сына Джинни.
- Прости, мама, просто это место навевает воспоминания о безоблачном детстве, - Джеймс ностальгически окинул взглядом платформу. Здесь он впервые поцеловал Афину, причем при всех. Это было после четвертого курса. Они тогда прощались перед летними каникулами. Парень и сам тогда не знал, что на него нашло, но, обняв девушку, он вместо того, чтобы чмокнуть ее в щеку, поцеловал в губы, а она ответила. Потом он, ничего не объясняя, просто развернулся и ушел. А она не простила его выходки, и достаточно долго они не разговаривали. Мало того, устроили тихую войну, встречаясь с другими и пытаясь вызвать друг у друга ревность. Джеймсу это первому надоело, и он как-то на шестом курсе поймал ее в коридоре во время ночного дежурства старост и затащил в нишу. Она сопротивлялась, но не долго. Поговорив, они помирились и объяснились друг другу в любви. И вот уже больше двух лет она его девушка и не просто девушка, а невеста. От романтических воспоминаний Джеймса отвлек голос матери.
- Ладно уж. Лили, Ал, поторопитесь, а то поезд уйдет без вас, и где же ваш отец? – Джинни заозиралась в поисках мужа.
- Вон там, разговаривает с мистером и миссис Малфой, - ответил Джеймс. 
Джинни улыбнулась и помахала друзьям и мужу рукой, те помахали в ответ и пошли ей навстречу. Скоро к их большой компании присоединились и другие их друзья и члены семьи. Но, к разочарованию Лили, Скорпиуса среди них не было. А ей так хотелось его подразнить в связи с его новым назначением. Она, естественно, не собиралась спрашивать о его местоположении, но, как ни странно, ей пришел на помощь дядя Рон, который недавно во второй раз стал отцом. И сегодня провожал в школу свою дочь один, жена осталась дома с ребенком.
- А где же наш староста? – Спросил он с улыбкой у мистера Малфоя. После того, как Рон женился, он помирился со школьной подругой и достаточно неплохо общался с ее мужем, не раз спрашивая у того совета в делах магазина.
- Уже в поезде, он сказал, что его обязанности начинаются уже сейчас, и он должен приступить к их выполнению незамедлительно, проверив, все ли в порядке в вагонах, - ответил, улыбаясь, Драко. Он честно передал слова сына, хотя сам в них ничуть не поверил. Малфой знал, что Скорпиус не жаждет встречаться лишний раз с дочерью Поттеров. Впрочем, это было взаимно. 
Лили, как и другие, не смогла сдержать смех, представив малыша Скорпи с важным видом проверяющего купе. У нее не было сомнений, что он ищет сейчас именно ее купе. Девушка улыбнулась. Ну что ж, она его не разочарует. Хотя, нет, лучше сейчас не попадаться ему на глаза, он ведь может не знать о своих дополнительных обязанностях в отношении ее. Она уже представляла его лицо, когда Дамблдор ему об этом сообщит. И чтобы не испортить момент, им лучше пока не видеться. Тут раздался предупреждающий гудок паровоза, и ученики поспешили занять свои места. Помахав родителям и старшему брату, Лили нашла своих ребят и, убедившись, что мистер «Совершенство Хогвартса» не объявлялся, предложила друзьям проехаться на крыше вагона, те с радостью согласились. Как только состав миновал границу города, девушка с парнями вылезла на крышу поезда. Они уже не раз так катались, благо Хогвартс-Экспресс ехал не так быстро, как современные магловские поезда. А две бутылочки вина, которые она стащила из отцовских запасов, скрасят их путешествие еще больше. Жаль только, что она не видит разочарованной моськи этого Малфоя. Небось, с ног сбился, разыскивая ее и переживая, не сойдет ли по ее милости состав с рельсов. Представив эту картину, девушка звонко рассмеялась и посмотрела на своих друзей. 
Такие разные, но горячо ею любимые. Чак, Уил и Арчи учились с ней на Гриффиндоре. Первый был сбитым низкорослым смуглым парнем с темными волосами и глазами, он отличался философским складом ума, и к нему Лили шла, чтобы поговорить о своих проблемах и о жизни, лучшего слушателя и советчика было не найти. Уил был голубоглазым крашеным блондином со стройной фигурой, облаченной в кожу, джинсу и метал. Он обожал байки и рок, они не раз зависали у нее в гараже, слушая хэви метал и копаясь в моторе ее легкого байка. Арчи производил впечатление хорошего мальчика, но это только на первый взгляд. В его карих глазах светилось лукавство и озорство. Свои длинные светло-каштановые волосы он часто завязывал в хвост или заплетал в косичку. Лили знала, что если у нее наставал творческий кризис, то только он мог подать новую и свежую идею, как еще достать преподавателей и студентов. Энтони учился на Слизерине и на первый взгляд был истинным представителем своего факультета, но, как и в случае с Арчи, это было обманчивое впечатление. Он был голубоглазым, высоким и стройным блондином, именно Энтони сопровождал Лили на все балы и праздники, а еще учил светским манерам и этикету. Девушка и сама не могла понять, зачем ей эти уроки, но очень их любила, поскольку куча древних правил смешили ее больше, чем проделки последнего из их компании. Стив учился на Пуффендуе и отличался легким веселым нравом, кто, как не он, мог поднять ей настроение и разрядить обстановку удачной шуткой. Как и у Арчи, у него были длинные волосы, только русого цвета. В зеленоватых глазах никогда не гасла смешинка, а его сильные накачанные руки не раз вытаскивали Лили из передряг. Пускай они разные, но все же вместе, и их объединяет любовь к приключениям и разным проделкам. Еще раз улыбнувшись, девушка повернула голову в сторону красного паровоза, выпускающего клубы серого дыма. И вновь звонко рассмеялась. Дующий в лицо ветер тут же унес ее смех. Мимо них проплывали вересковые пустоши, еще зеленые луга, поля и леса. Солнце стремилось на запад к горизонту, окрасив небо в удивительные желто-багряные цвета. Поезд мчал ее навстречу родной школе, которая в очередной раз подвергнется ее атаке, наверно, даже большей, чем в другие годы. В пластиковых стаканчиках плескалось красное вино, а сердце грели улыбки друзей. Она была счастлива. 



Oraserqubo

Отредактировано: 25.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться