Все только начинается. Часть 1 Маленькая чертовка.

Размер шрифта: - +

Глава 7

Пусть летит моя песня в родные края, 
Пусть преград на пути не встречает, 
Ждёт её с нетерпеньем родная семья, 
Ждёт и любит и очень скучает 
(Наталья Меркулова «посвящение родителям») 

Рождество прошло на редкость cпокойно. Как и бал. Малфой пошел на него со своей соседкой по комнатам. Девушка оказалась далеко не дурой, и это радовало. После того раза, когда они занимались сексом, она ни разу к нему не приходила и не приставала. Так что Скорпиус решил сделать исключение и не только пригласил ее на бал, но и после него распахнул двери своей спальни во второй раз. Она не возражала. Но на утро он проснулся один. Нет, ему явно повезло с партнершей. Улыбнувшись своим мыслям, Малфой пошел в душ, после чего, собрав все необходимое, отправился домой. Он подумал, что лучше не ехать на поезде, а просто трансгрессировать к воротам отчего дома. Так было проще. Очутившись перед стальной решеткой, юноша коснулся створок фамильным перстнем, и ворота открылись. Решив не идти сразу в дом, он свернул на парковую аллею. Домовики хорошо постарались, и, несмотря на снежную зиму, дорожки были расчищены. Молодой человек медленно шел мимо вековых деревьев к старой беседке. Когда Скорпиус был маленьким, но они с родителями уже переехали в Менор, он много времени проводил именно в этой беседке, здесь у него даже имелся тайник. Дойдя до небольшого мраморного здания, Малфой остановился и посмотрел на него. Интересно, что независимо от поры года строение вызывало восхищение. Будь то лето, когда его стены оплетали дикий виноград, плющ и плетущиеся розы. Или зима, когда беседку окружали белые сугробы, все равно хотелось остановиться, замереть на миг и подумать о вечном. Скорпиус улыбнулся и шагнул на потрескавшиеся от времени ступени. Оказавшись внутри и смахнув снег с лавочки, он присел на нее и, опустив руку под сиденье, нащупал потайной клапан. Нажав на него, парень просунул руку глубже и достал старую шкатулку. Посмотрев на нее с ностальгической улыбкой, он протер свой ларец с «сокровищами» от пыли и открыл его. Первым Малфой достал мистера Пли - своего любимого волшебного солдатика, единственного выжившего после жестоких боев в детской и посягательств одной рыжей мерзавки. Поставив его на мраморный столик, Скорпиус стал следить за тем, как тот марширует. Периодически солдатик останавливался и вскидывал ружье. После чего, если сказать «пли», ружье стреляло. Налюбовавшись на старую игрушку, он вынул из шкатулки несколько красивых камушков, служивших сокровищами. Он часто зарывал их в укромном уголке сада, а потом рисовал карту и искал потерянные богатства. Положив и их на стол, Малфой вынул камею бабушки Нарциссы, доживавшей сейчас свой век в поместье в Испании. Следом он достал украденный у отца значок старосты Слизерина. Как же он в свое время мечтал поступить на этот факультет, Скорпиус грустно улыбнулся и, погладив значок, положил его рядом с камеей. На дне шкатулки лежал конверт, молодой человек достал и его. Письмо к Лили, вернее письмо к его злейшему врагу. Он написал его, когда ему было восемь. Тогда эта маленькая зараза сломала его любимых игрушечных солдатиков и метлу со словами: «настоящие мужчины, должны летать на настоящих метлах и устраивать настоящие войны». Он жутко на нее обиделся и высказал все, что думал. Малфой открыл конверт и достал старый клочок бумаги с выцветшими на нем чернилами. И стал читать свое письмо, написанное детским почерком. 

«Уважаемая мисс Поттер, как же я вас ненавижу. Вы сломали не только мои игрушки, вы сломали мне жизнь. А ведь вы мне так понравились с первого взгляда. Вот что я вам плохого сделал? Вы даже не удосужились со мной нормально познакомиться. Я пытался с вами помириться и дружить, но вы меня незаслуженно отвергли. Но больше я не буду пытаться, вы сами мне объявили войну. Теперь берегитесь, я вас все равно обыграю, и победа будет за мной. Да и я вас ненавижу аж до печенок».

Скорпиус рассмеялся − сколько лет прошло, а ничего не изменилось. Хотя кого он обманывает, изменилось и многое. Они выросли. Она из вредного маленького чертенка превратилась в весьма привлекательную дьяволицу. Да и он уже давно не в те игры играет. Вот только взаимная неприязнь никуда не делась. Но теперь она приправлена еще и сильным влечением, причем, насколько он мог судить, взаимным. Ее напускное безразличие не могло его обмануть. Он слишком хорошо видел расширенные зрачки, слышал учащенное биение сердца, чувствовал повышенную температуру ее тела в те минуты, когда они находились очень близко друг к другу, и их тела почти соприкасались. Только он в первый раз не знал, что ему делать. Будь это другая девушка, он бы точно ни секунды не сомневался. Но это была она – его «проклятье», пускай не родовое, но пожизненное, он это чувствовал. Малфой свернул письмо обратно и хотел положить в конверт, но ему что-то мешало. Скользнув рукой в бумажный кармашек, он достал небольшую колдографию, с которой на него смотрела Лили. Она мило улыбалась и строила глазки, ей тут было лет шесть или семь. И где только это милое кокетство сейчас? Вместо него одна ирония да мужицкие замашки, хотя, когда она хочет, то от одного ее голоса кровь закипает и в последнее время все чаще. Молодой человек медленно спрятал свои сокровища назад и пошел к дому. Родители, наверно, уже отбыли на вокзал встречать сестру с поезда. Но это и хорошо, сейчас он никого не хотел видеть. На всякий случай он вошел через заднюю дверь и тихонько по лестнице черного хода прокрался к себе в комнату. Скорпиус не знал, что его все же заметили. 
-Почему он не зашел поздороваться? – Встревожено спросила мужа Гермиона.
- Наверно, ему надо побыть одному, - сказал Драко, успокаивающе гладя ее по плечам. – Не волнуйся, я поговорю с ним вечером, обещаю. А теперь нам пора на вокзал за Лэтиссе. 
- Да, ты прав, но я никогда таким его не видела, - с беспокойством в голосе сказала женщина.
- Боюсь, что теперь какое-то время он будет таким, - глубокомысленно изрек Драко.
- Что ты хочешь сказать? – Гермиона с легким испугом посмотрела на мужа через плечо. 
- Боюсь, что он влюбился, только еще этого не понял. Я с четвертого курса вел себя так же. 
- Но кто она? – Гермиона развернулась к Драко лицом и заглянула в серые глаза, в которых плескалась светлая грусть. 
- Откуда я знаю. Думаю, что он сам еще не понял всего, а судя по его внешнему виду, считаю, что и девушка не очень к нему благоволит, - Малфой не хотел пугать жену и рассказывать ей, что грусть и отчужденность − это только начало.
- К нашему сыну? – С недоверием в голосе спросила Гермиона. Несмотря на заблуждение мужа и сына, что она почти ничего не знает о похождениях последнего, женщина помимо воли узнавала о подвигах Скорпиуса от друзей и знакомых, но благоразумно молчала. 
- Да, родная, Малфоям везет на большую любовь, но просто так она не дается. Обычно наши избранницы отличаются тем, что в самом начале терпеть нас не могут.
Гермиона опять встревоженно посмотрела на мужа. Они поняли друг друга с полувзгляда. Супруги знали только одну девушку, которая терпеть не могла их сына.
- Не переживай, родная, может это все же не она? – Пытался успокоить любимую супругу Малфой.
- С вашим малфоевским счастьем это именно так, - проворчала женщина. - Ладно, поехали на вокзал. Пока наш сын не повеселеет, беспокоиться не о чем, - добавила Гермиона и поспешила на улицу. 
Драко, вздохнув, пошел следом. Предчувствуя, что в ближайшее время их мир будет нарушен очередной бурной и непростой историей любви.



Oraserqubo

Отредактировано: 25.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться