Все в свое время

Размер шрифта: - +

1983 год от Рождества Христова, 17 февраля.

1983 год от Рождества Христова, 17 февраля.

  

   Славный шотландский город Перт славился двумя чудесами архитектуры. Первое, конечно же, резиденция Папского Престола, Собор святого Петра, ставший после падения Рима и Лондона центром христианского мира. Готические ажурные формы, купола и шпили, чудеса средневекового зодчества, золото, мрамор и гранит - единство собора было в его разнообразии, и той неповторимой ауре святости, что его окружала. А второе - центральный офис корпорации "Power of Belief", пирамидальный небоскреб почти пол мили высотой, со знакомым каждому сверкающим сквозь облака логотипом "PoB". Старина и современность, жизнь духовная и светская, пастырь небесный и король земной, величие Христа и величие Британии, вера и вера. Корпорация, одной лишь мощью веры победившая энергетический голод, и прямые наследники святого Петра, без благословения которых ни одна машина не сдвинется с места, ни одна лампа не будет светить, ни один аэролет не поднимется в воздух. Два главных символа Британии - вера и ее зримая мощь, то, что прошло сквозь два тысячелетия, и то, что было даровано Господом самому достойному из народов лишь несколько столетий назад. Собор и небоскреб, один шире, второй выше, один из камня, второй из бетона и стекла. Вся жизнь Перта крутилась вокруг двух этих зданий, город был полностью перестроен, чтоб расположенные на двух противоположных концах города архитектурные шедевры лучше оттеняли и дополняли друг друга.

   Но мало кто знал, что два величественных здания были на самом деле единым целым. Глубоко под городом, там, куда простому смертному никогда не попасть, скрывался целый лабиринт ходов, залов, помещений, который нервной системой тесно связывал собор и небоскреб. Единая структура светской и духовной, королевской и папской власти, была настолько тесно переплетена между собой, что не каждый сотрудник точно знал, где он сейчас: на подземных этажах небоскреба "PoB" или уже в катакомбах собора. Офисы, комнаты, инженерные мастерские, залы для молитв и медитации, кельи святых отшельников, кабинеты чиновников, приемные, конференц-залы, трапезные, коммуникации, подземные монорельсы, даже целые площади с фонтанами и миниатюрные часовни - город под городом. Его население было лишь немногим меньше, чем у Перта наземного, и многие люди жили тут годами, молились и обслуживали странные машины и механизмы, иногда даже не подозревая, что происходит в десяти метрах от них. Подземные этажи уходили вглубь на пол мили, ветвились, корнями дерева-исполина погружаясь с каждым годом все глубже и глубже, чтоб расцветать на поверхности благолепием и благочестивостью Собора святого Петра.

   Именно под ним, на глубине нескольких сотен метров, располагался огромный зал, рядом с которым в защищенной насколько это вообще возможно комнате проходило научное совещание. В несколько расширенном составе: помимо основных действующих лиц, ученых-священнослужителей, в уголке скромно умостилась небольшая группа гостей. При желании, среди них можно было узнать Его Величество Генриха XII, председателя палаты лордов Джона Гордона, адмирала Дэвида Гамильтона, его брата Роберта Гамильтона, губернатора Новой Шотландии Якова Дугласа, коменданта Форта Бирмингем, епископа Эдинбурга, начальника генерального штаба, куратора космической программы, и еще с полтора десятка лиц, в чьей полноправной власти была почти вся планета. Несколько в стороне держался Папа - вроде как главный, но фактически такой же приглашенный гость. Объединенные общей тайной за стеклом, они все в той или иной мере представляли, о чем сейчас будет идти речь, но подробностей и деталей не знал никто. Странная научно-религиозная паутина под Пертом жила своей жизнью, и сам всесильный Папа ей был не указ - если надо, одна подпись серого безликого чиновника в подземном кабинете могла сместить или наоборот, назначить главу вселенской церкви.

   Формальным хозяином, к которому на огонек заглянули столь почетные гости, был Николас Дункан, председатель совета директоров корпорации "Power of Belief", кардинал, но даже он держался в тени, в то время как на трибуне стоял мужчина средних лет, полноватый, рано полысевший, вместо мантии или мундира - свободного покрова спортивный костюм, легкая куртка, демонстративное пренебрежение ко всем традициям. У него не было титула, звания, сана, но когда он начинал говорить, все замолкали...

   Майкл Леви, безродный сын иудея и полячки, британец до мозга костей, один из самых гениальных ученых современности, пробился из нищиты, в двадцать четыре стал доктором богословия, в двадцать шесть возглавлял отдел корпорации "PoB", а к тридцати получил в свое подчинение один из пяти ключевых департаментов, департамент перспективных разработок. Полу в шутку, полу всерьез его за глаза называли самым верующим из атеистов, единственный не британец по крови за последние сто лет, которому был пожалован титул лорда, и единственный лорд, который от своего титула добровольно отказался. Человек вне политики, ученый от Бога, организатор от дьявола, он имел достаточно влияния, чтоб лоббировать любые, даже самые на первый взгляд безумные, решения, и достаточно упорства и силы воли, чтоб добиваться позитивных результатов. К его мнению прислушивались Папа и король, хоть единственное, что его интересовало на самом деле - новые знания. Холостой и бездетный, он не знал, что такое выходные или отпуск, и многие всерьез сравнивали его с самим Ньютоном, причем эти сравнения часто шли не в пользу последнего. Человек, который мог потребовать у короля и поставить ультиматум Папе, он жил под Собором святого Петра, но ни разу в жизни не посетил ни одну службу. Наглый, временами ведущий себя по-хамски, он больше всего ненавидел дураков и фанатиков, и никогда не стеснялся сказать человеку в лицо все, что о нем думает. У него не было ни одного друга, его боялись и уважали, а его решения часто исполнялись быстрее, чем приказы короля.



Михаил Высоцкий

Отредактировано: 14.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться