Всего один день

Размер шрифта: - +

Всего один день

Посвящено «Боли, что у нас в сердцах»

Сегодня она проснулась как всегда рано. Ели покачиваясь, с болью в спине и ноге приподнялась. Пошатываясь, встала. Зашла на ванну, отводя глаза от зеркала. Не желая видеть в нем свое отражение. Зачем лишний раз расстраиваться, ведь давно собиралась выкинуть его на мусорку. Открыла кран и набрала белесую воду в маленькую кастрюльку. Она даже не думала, что нужно вскипятить, чтоб попить. Все делала машинально и привычно. Тем временем сознание крутило старые воспоминания как  в «черно-белом» кино.

Затем глаза все же  не вольно, скользнули по зеркалу. Как же она уже постарела… А, ведь если вспомнить, то всего лет 20 назад от «женихов» отбоя не было. А лет 40 назад… она сводила с ума сознания миллионов людей. Выступая на сцене, под одобрительные крики фанатов, её были готовы носить на руках, а за её взгляд готовы были убить... Да, что уж там говорить, это было так давно…

Она и не заметила, как вода давно перелилась. Вздрогнула, когда вода коснулась её шершавой кожи на руках. Тихонько поставила кастрюльку в ванну. Отключила кран,  она заметила, что руки дрожат. Но она так к этому привыкла, что старалась не обращать на это внимания. Нога вздрогнула, и спазм боли пробежал по телу. Она схватилась за край ванны, чтоб устоять. Подождала минутку, когда боль чуть поутихнет. Взяла кастрюльку и отправилась к плите.

Спичка чиркала, не желая зажигаться, но все же поддалась. Поставила кастрюльку на огонь. Вытерла ладони об халат, испачканный грязными пятнами, и отправилась в комнату. Вот она уселась за стол, взяла не большую шкатулку и открыла её. Внутри лежала стопочка писем. Приподняла пустые. И взяла в ладони то, которое она написала вчера и начала читать:

«Анечка, зайчонок мой, я очень рада, что у меня есть ты. Я знаю, ты слышишь мои молитвы и наверняка придешь, когда сможешь. Сегодня ходила в магазин. Когда несла сумки, что-то прихватило спину, теперь болит. Но ты не переживай, не плачь, не стоит. У меня всё хорошо, все очень хорошо. Ты слышишь? Я знаю, ты обязательно придешь. Вот готовлю кашу, уже ненавижу её, а приходиться есть. Не подумай, я не жалуюсь, о нет. Я просто очень скучаю и жду тебя. Желаю тебе сладких сновидений, моя малышка.»

Капельки слез заблестели в уголках её глаз. Она еще подержала письмо в руках и отложила в сторонку. Взяла чистый лист бумаги и начала писать:

«Моя родная Анечка, сегодня я себя чувствую лучше, чем вчера…»

В дверь зазвонили.                                                                                

Она встала из-за стола. Ковыляя отправилась смотреть, кто же там. Руку положила на бок, так было проще идти, подошла и взглянула в глазок. На пороге стояли, по её меркам, молодые люди. Парень и девушка. На вид им было меньше тридцати. С начало, она хотела промолчать. Сделать вид, что никого нет дома, затем все же открыла одну дверь и, посмотрев в металлический глазок, спросила.

- Кто? – произнесла она.

- Марья Петровна, мы соцработники, пришли к вам, чтоб оказать бесплатную социальную помощь.

- Прямо уж бесплатную? – спросила она, оставаясь за закрытой дверью. В бескорыстность человеческих душ, она уже давно не верила.

- Да, конечно, – произнес молодой человек, который стоял впереди, за его спиной была девушка и держала какую-то папочку. – Так, что давайте, открывайте… - и он замер, ожидая, когда дверь отвариться.

- А что за папку она держит? – стараясь делать голос как можно спокойнее, произнесла Марья Петровна.

- А это… Да там ничего важного, просто документы и договор о социальной помощи.

Конечно, она знала, что социальные работники не имеют право, на жилищную площадь опекаемого. Но она еще прекрасно знала, что договоры оформляются на «левые» фирмы или фонды. А после смерти человека, заботливые мучители получат откат в виде денег или доли жилплощади.

- Идите отсюда, а то веником огрею.

Только она захлопнула деревянную дверь. Как услышала звон, затем звон повторился снова и снова. Она зашла в маленькую комнатку и улеглась на полуразвалившийся диван. Голову попыталась спрятать в подушку. Но звон продолжался и продолжался, затем стали колотить кулаком об дверь… У неё поднялось давление, каждый удар с гулким стуком отдавался у неё в груди, она схватилась за сердце.

Старенькое радио потрескивало, рассказывая о выживших среди зомби…

 Она только глубже спрятала голову в подушки, о нет, нет, зомби сегодня к ней не пробьются. Приподнялась, не помня как, схватила веник. Добралась до двери, открыла…

- Зомби, я вас всех перебью, всех… – «награждая» веником по голове «стучавшего», кричала она, ударяя снова и снова, а затем резко захлопнула дверь и стала прислушиваться к шорохам. Из дрожащей старческой руки выпал веник…



Sun Ray

Отредактировано: 19.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться