Всего один поступок

Размер шрифта: - +

Всего один поступок

Сегодняшний день оказался полным дерьмом. Завалил экзамен, промок до нитки и, спасая какую-то девчонку от пьяных мудаков, получил по черепушке. Герой, ничего не скажешь. Хорошо хоть менты проезжали мимо. Скрутили пьянь, а меня отвезли в больницу. И вот теперь я сижу с перебинтованной головой в одной из палат, рядом та девчонка, вся заплаканная, но невредимая. Бугаев тоже пришлось сюда привезти. Отделал я их знатно. Теперь за стенкой раздавались вопли и угрозы в адрес каждого, кого они видели в этот вечер. Полицейские тем временем что-то обсуждали с врачами, стоя где-то в конце коридора.

От нечего делать я, пошатываясь, вышел из палаты. Решил покурить у окна, пока никто не видит. Хотя по-хорошему стоило бы сидеть на месте. Голова трещала знатно, а каждый шорох был сродни звону колоколов. Более того, перед глазами постоянно летали темные пятна со звездочками, что неимоверно бесило. Видать, хорошо приложили меня. Вибрация мобильника в кармане заставила вздрогнуть, но трубку я и не подумал брать. Наверняка это мать переживает, что с утра ушел и больше не звонил. Нечего было орать, какой я неблагодарный сын.

В коридоре царила угнетающая пустота. Это больше всего бесит в больницах и схожих учреждениях. Издалека доносилась болтовня ментов и врачей. Воспользовавшись случаем, я распахнул старое деревянное окно, которое, к моему удивлению, даже не скрипнуло. Легкие наполнились холодным свежим воздухом, столь приятным в этой обители лекарств, болезней и смертей.

Из внутреннего кармана джинсовой куртки в руки перекочевали помятая пачка сигарет и дешевая зажигалка. Щелчок — и ноздри обжег едкий дым. От затяжки стало легче. По крайней мере, мне так показалось изначально. Боль в голове отступила на задний план, так что можно было свободно выдохнуть и не стискивать зубы, чтобы удержать ругань. Однако дальнейшие события заставили меня усомниться в здравости собственного рассудка.

Неподалеку одна из голых стен несколько изменилась, я не мог сказать, как именно. Казалось, что она начала расплываться. В первые мгновения я списал это на надоедливые пятна перед глазами, которые я видел последние пару часов после удара по голове. Но вот нечто черное, появившееся прям в центре той стены, я объяснить себе не смог.

Сначала мне показалось, что я увидел копыта, покрытые шерстью. Чьи именно расстояние не позволяло разглядеть. Следом мелькнул длинный черный хвост с пушистой кисточкой на конце. Затем появился и владелец этих частей тела. Высокий, худощавый, с узким лицом. На голове рога странной формы и заостренные уши, слегка прикрытые черными спутанными волосами. Ребра выпирали так сильно, что казалось, будто и мышц нет, только сероватая кожа. На бедрах еле держались бомжеватого вида джинсы, которые, похоже, вручную разорвали на коленях. За ним вышел еще один из стены. Прямо черти из ада — в современной интерпретации.

Зажмурившись и встряхнув головой, я вновь посмотрел в сторону своих галлюцинаций, которые и не подумали исчезнуть. От такого сигарета выпала из рук, а сам я подавился от дыма. Откашлявшись и выбросив бычок в окно, я уже никого не увидел. Из груди вырвался облегченный вздох, а ноги сами понесли меня вперед к палате, из которой я вышел. Особо в ней ничего не изменилось. Все та же зареванная девчушка с растрепанной прической. Она безучастно смотрела в стену и бесшумно шевелила губами. По крайней мере, так казалось со стороны.

«Незваных гостей» я не увидел, поэтому решил пойти дальше. Девушка повернула голову в мою сторону, как только эта мысль проскользнула в моей голове. От ее взгляда мне стало не по себе. Кристально-чистые неестественные глаза, которые словно кричали о том, что эта незнакомка знает мое прошлое, настоящее и, возможно, будущее. Уже через несколько мгновений взгляд стал сочувствующим.

— Не стоит туда ходить, — едва слышный шепот, казалось, звучал совсем рядом. — Их уже не спасти.

— О чем ты? — не дожидаясь ответа, я сделал несколько шагов в сторону соседней палаты.

Стало немного страшно. Что за пришельцы мне померещились? Или это было на самом деле? Слова девчонки пугали. На несколько мгновений замерев у входа в палату, я неуверенно толкнул дверь и чуть не матернулся, застыв в проеме.

Черти, которых я видел буквально минуту назад, стояли над двумя мужчинами. Те еще несколько минут назад угрожали расправой, а теперь лежали на кроватях без сознания. Их тела сотрясала крупная дрожь, а лица стали синюшными. Я сделал первое, что пришло в голову: закричал на весь этаж.

— Врача! Людям плохо!

На крик моментально выбежали те, кто стоял за углом. Я молча ткнул в сторону палаты и перевел на нее взгляд. Сердце пропустило удар, когда я заметил, что черти замерли. Их руки по-прежнему находились на груди преступников, испуская странные темные лучи, но лица... Существа смотрели на меня, повернув головы на сто восемьдесят градусов. Теперь стали заметны абсолютно черные глаза без белков и зрачков.

Перед лицом мелькнули белые халаты, а меня оттолкнули к стене. Видения не исчезли, а стали еще более реальными. Оба черта — а я думал, что это именно они, — повернулись ко мне всем телом. Решив убраться подальше, я поспешил скрыться из вида. Не знаю, что потянуло меня в соседнюю палату, где сидела спасенная девчонка. Почти сразу же я пожалел о своем решении, заметив внимательный взгляд незнакомки. Она протянула мне простой деревянный крест на шнурке.

— Нам не спасти людей. А ты привлек Их внимание. Они пойдут за тобой. Возьми символ Отца нашего, он защитит от нечистых.

—Что ты несешь? Головой ударилась? — рыкнул я и вцепился в собственные волосы, убеждая себя в галлюцинациях.

Боковым зрением можно было заметить, как она спокойно протягивает мне тот старый деревянный крест. Прикрыв глаза, я пытался убедить себя в том, что чертей не существует. Верующим меня никогда нельзя было назвать. И все происходящее больше напоминало глюки. Массовые, судя по словам и действиям этой девчонки. Психом я точно за ночь не мог стать. Даже по пьяни такой хрени не мерещилось.

— Эй, парень! — меня дернули за плечо, и я резко поднял голову.

Прямо надо мной склонились полицейские. Хмурые и усталые рожи. Видно, что им осточертела вся эта канитель.

— Что произошло? Можешь рассказать?

— А... — голова совершенно не соображала.

О чем они? Не рассказывать же о чертях, которые мне привиделись и...

Взгляд упал на дверной проем, в котором стояли Они. Широкие улыбки на искаженных серых лицах. Стали видны и острые зубы, напоминающие клыки. Черти, скрестив руки на груди, иногда переступали с ноги на ногу и взмахивали длинными хвостами. Они словно ждали, что же я скажу.

— Эй, ты как? Слышишь меня?

— Да, — голос сел, я не узнал его, — я просто вышел в коридор, решил прогуляться и услышал шум в соседней палате. Открыл дверь, а там они лежали навзничь и дрожали. Я и позвал врача.

Не знаю, насколько правдоподобно это звучало, но, кажется, мне поверили. Полицейские устало вздохнули и направились прочь.

— Мужики, — я окликнул их, когда они почти поравнялись с чертями. — А что с теми двумя?

— Мертвы. Врачи сказали, что сердце остановилось, — как-то глухо ответил один из них, и оба скрылись из виду, пройдя сквозь чертей.

Я вздрогнул и уставился на двух пришельцев, что не отводили от меня взгляда. Чуть помедлив, они направились прямиком в мою сторону. И я бы, наверное, заверещал как девчонка, если бы рядом не услышал спокойный женский голос.

— Возьми. Он защитит.

Я перевел взгляд на крест, который мне протягивали. Дрожащими пальцами я выхватил его из рук незнакомки и только повернул голову обратно в сторону чертей, как резко отскочил назад, ударившись головой о стену. Они в считанные секунды оказались рядом, остановившись буквально в нескольких сантиметров от меня.

— Он под защитой Отца, вам нечего здесь делать, — довольно смело заявила девчонка.

— Не тебе решать, ангелочек. Позволила себя избить, чуть крыльев не лишилась, — заговорил один из них скрипучим едким голосом.

— Я знала, что встречу Светлого. Моя задача выполнена. Я нашла его и, более того, защитила от вас, Нечистых.

— Он смертный, и его время близится.

— Этому не бывать, — казалось, они давно знакомы, — я его Хранитель и наставник. Он принял крест.

— Глупая девчонка. Светлым ему не быть, он такой же, как мы.

Мне только и оставалось что поочередно смотреть на каждого из них и не понимать, о чем идет речь. Я не знал, что думать обо всем этом. То ли правда, то ли мне пора в психушку. Зато было понятно, что эта ночь перевернула с ног на голову всю мою жизнь.



Екатерина (Jafrimel) Чепиль

Отредактировано: 27.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться