Вселенная блина

Вселенная блина

По воскресеньям, когда мама пекла блины, Наде полагался один-единственный блин. Каждый раз она подолгу сидела над ним, считая дырочки, наблюдая, как из них вытекает янтарно-красный джем, и не веря, что на самом деле может это съесть. «Утешительный блин», как называла его мама, на самом деле не утешал, а наоборот вызывал глухую тоску по всем вкусным вещам, которые Наде нельзя будет до конца жизни. Потому что жирная. Потому что ноги слоновьи и лицо как тот блин в развернутом состоянии.

Она не роптала и почти не обижалась на мамины замечания. Смирилась. Покорно ела по утрам омлет из белков без соли (невкусный), покорно шла в зал и старалась отсидеться в уголке весь час, пока мама ждала ее в машине. Надя не любила спорт. От него была одышка, болели мышцы, пот заливал лицо. На тренажерах она чувствовала себя слабачкой, еще более бесполезной, чем обычно. Если бы ее спросили, чем она предпочла заниматься этот час, она бы ответила, что могла бы с удовольствием повязать под большим фикусом в холле, понаблюдать за рыбками в аквариуме или даже помочь уборщице пылесосить. Что угодно, кроме бессмысленных изнурительных повторений.

Мама была уверена, что спорт необходим. Она мечтала, что Надя вернется в студию бально-спортивных танцев, где занималась до 5-го класса. Но для этого надо как следует похудеть. Иногда мама доставала платьице из лайкры, сияющее стразами — его сшили на первое выступление — и вздыхала: «Ты была такой тростиночкой! И куда только все ушло…»

Надя могла бы сказать, куда. И про пьяного дядю Женю, который пытался облапать ее, когда ей было восемь. И про мамины истерики по поводу каждой тройки и четверки. И про мальчишек, которые караулили у школы, накидывались группой, обзывали, совали снег за шиворот и отбирали портфель. И про классную, которая перед всеми называла ее «клушей», «безмозглой» и «тумбочкой». Еда была спасением. Она дарила спокойствие, помогала убежать от проблем. «Когда я ем, я глух и нем». Надя бы еще добавила — «И меня не существует». Чем плотнее наполнялся ее желудок, тем в большей безопасности она себя чувствовала.

Правда, в последнее время достичь этого было почти нереально. Мама сурово контролировала Надин рацион. Ей даже не выдавали наличных денег, кроме как на проезд — «чтобы не покупала дряни». Все продукты, которые попадали к ней на тарелку, были низкокалорийными и, как следствие, ужасно невкусными.

Как-то за ужином, пытаясь впихнуть в себя обезжиренный творог, Надя подумала, что чем есть такое, лучше вообще не есть. Эта мысль заставила ее застыть. А ведь точно. Она просто не будет есть, и все! Ну, может, одно яблоко. Или воскресный «утешительный» блин. Всего один, зато божественно вкусный. Она будет смаковать его два часа, чтобы на целую неделю хватило. Мама, наконец, будет довольна, что она не обжирается, и отстанет от нее. Надя отодвинула тарелку с ненавистным творогом и с легким сердцем вышла из-за стола.



Pestarzt

#13668 в Проза
#7468 в Современная проза
#17186 в Разное
#4810 в Драма

В тексте есть: еда, девушка, диета

Отредактировано: 04.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться