Вселенная Метро 2033: Переход

Font size: - +

Глава 2. Полковнику никто не пишет

Нельсон посмотрел на свои наручные часы. Хорошие, водонепроницаемые и ударопрочные, даже через столько лет после конца света, они продолжали служить верой и правдой. Мародеру этот хронометр подарил дед, который сам собрал его из двух пар советских часов. По крайней мере, он так рассказывал.

Нель поморщился. Поздно вышел, не так много времени до рассвета осталось. Да и ночи уж чересчур короткие летом. Зато не холодно, что, правда, тоже нельзя в плюс записать – химза не только снаружи защищает, но и тепло не выпускает изнутри, а ведь сверху еще броник, разгрузка и рюкзак. Получалось жарковато. А если ещё и побегать придётся…

Бульвар Домостроителей выглядел удручающе. Погибшие от мороза и гербицидов деревья, ковер из чахлой, едва живой травы, насквозь проржавевшие автомобили, и дома, с мутными бельмами еще целых пластиковых окон и пустыми проемами старых деревянных рам…

Поймав себя на том, что он уже две минуты таращится на окрестности, Нель все же заставил себя собраться и двинуться вперед. Идти ему было недалеко. До рынка «Алан» минут пятнадцать отсюда, если напрямик. Нель любил ходить сюда. Рынок был крытый, располагался  близко к «Домостроителей» и далеко - относительно других переходов.

Близко был только один переход. И когда-то между мародёрами с «Домодедовской» и конкурентами возникало немало непоняток с дележом территории. Только вот недолго конкуренты прожили – через два года после Катастрофы прямо через гермоворота перехода на «Ипподроме», проросло какое-то растение.

Жители пытались бороться с этой напастью: жгли ее, травили бензином и кислотами, но если уж вирусы, морозы и радиация не смогли справиться с ним, то, что взять с несчастных? Было ощущение, что на самом деле все предпринятые меры только закалили этот гребаный папоротник и сделали его сильнее.

В итоге народу пришлось уйти, а переход постепенно превратился в большую клумбу. Заселять переход никто не спешил, помня, что  произошло с теми, кто решил остаться. Короче, дураков туда соваться не было.

Нель медленно продвигался по бульвару, стараясь держаться подальше от зданий, что молчаливыми силуэтами нависали по обе стороны. Что скрывали их окна – черт знает. Может, и ничего. Но рисковать не хотелось.

На первый взгляд, так вообще казалось, что город абсолютно безжизненный. Но считать так было ошибкой. Казалось бы – если нет растений, то, что же едят животные? Ответ был прост: друг друга. И людей, разумеется. Ну, когда получалось выковырять вкусных двуногих из жестких скорлупок.

Экологическая пирамида Элтона рухнула к чертям, как и все остальные биологические законы. Черт его знает, шел ли еще на земле фотосинтез, или даже трава теперь перешла на автотрофный тип питания.

Хотя, на самом деле, растения были - измененные, изуродованные, но на удивление выносливые и сильные. Больше похожие на симбиотические организмы. Как лишайники, например. Росли прямо из разбитых окон, обвивая стены панельных многоэтажек, и совершенно неясно, были ли их семена занесены ветром, или это комнатные фикусы, азалии и алоэ таким образом приспособились к условиям нового мира.

Мародер двигался, пригнувшись и прячась среди машин. Радиометр был выключен, чтобы своим треском не привлечь ненароком лишнего внимания и не отвлекать самого мужчину.

Еле слышный вой, раздавшийся откуда-то издалека, заставил Нельсона сильнее сжать в руках АКМ советской еще сборки. Он любил это оружие и мог поклясться, что чувствует ладонями рукоять и цевье из шершавого теплого дерева, хотя, конечно, прощупать их сквозь перчатки было невозможно.

 Но прикосновение к оружию все равно успокаивало. В старые времена человек со стволом вообще практически всегда чувствовал себя хозяином положения. Сейчас же все изменилось, и теперь с оружием или нет – ты просто раб обстоятельств и хочешь, не хочешь, но будешь им подчиняться.

Вой значил многое. В первую очередь то, что нарваться на неприятности сегодня будет еще проще, чем обычно. А любые неприятности всегда чреваты, особенно на поверхности. Особенно поблизости от мечети Нур-Ихлас.

Поганое место.

Почему летающие мутанты, произошедшие то ли от птиц, то ли от ящериц, облюбовали в качестве жилища именно ее? Не высокие и удобные девятиэтажные здания, а приземистую мечеть?

Потому ли, что мечеть стояла обособленно, а может - из-за вместительных помещений, где ничто не мешает устроить гнездо и высиживать яйца. Да черт его знает, Нель вообще не был уверен, что действия мутантов можно проанализировать с точки зрения человеческой логики.

Голубки, как называли мутантов в Челнах, были, пожалуй, одними из самых опасных порождений мира после Катастрофы. Три метра в размахе крыльев, они скользили по небу тенями, будто призраки. Правда, в отличие от призраков, их определенно следовало бояться.

«Увидишь такого в небе – прячься. Не пытайся стрелять, он только с виду большой и неповоротливый, влет ты его не собьешь. Лучше всего падай на землю и закатывайся в ближайшую канаву. Или лезь в машину. Радиация-радиацией, но лучше уж жить с запеченными яйцами, чем кормить своими потрохами птенцов».

Нель усмехнулся. Надо же, вспомнилось кое-что из собственных лекций. Хотя, последний тезис многие воспримут, как спорный.



Наиль Выборнов

Edited: 18.04.2017

Add to Library


Complain