Вселенная. Начало

Размер шрифта: - +

Вселенная. Начало

      Ког­да я про­сыпа­юсь, раз за ра­зом за­даю се­бе воп­рос:

«Ес­ли бы я мог­ла из­ме­нить свою жизнь, то сто­ило ли бы де­лать это?»

      Каж­дый за­да­ёт се­бе этот воп­рос не­осоз­нанно, ес­ли во­об­ще за­да­ёт. Для обыч­но­го че­лове­ка в этом воп­ро­се нет сло­ва «ес­ли», ко­торое по­чему-то пос­то­ян­но ос­та­нав­ли­ва­ет ме­ня. У сред­неста­тис­ти­чес­ко­го граж­да­нина есть все воз­можнос­ти, что­бы из­ме­нить свою жизнь к луч­ше­му, что­бы най­ти вы­ход из сло­жив­шей­ся си­ту­ации. А что есть у ме­ня?

      Лю­ди на­зыва­ют это мес­то «кос­мо­сом», по­рой — «Все­лен­ной», иног­да — «до­мом». Но че­ловек ни­ког­да не пос­тигнет ис­тинно­го зна­чения это­го мес­та, по край­ней ме­ре, по­ка не пе­реро­дит­ся хо­тя бы триж­ды.

      Моё те­ло не­весо­мое, поч­ти что не­ося­за­емое. Оно не име­ет чёт­ких очер­та­ний, рук, го­ловы или глаз, но я от­чётли­во ви­жу, слы­шу и чувс­твую всё вок­руг. Всё, что про­ис­хо­дит в на­шей Все­лен­ной. Каж­дая но­вая звез­да — вспыш­ка бо­ли, но­вая га­лак­ти­ка — слов­но на­зой­ли­вый та­ракан, пол­зу­щий вверх по но­ге. Приз­нать­ся, мне ни­ког­да не нра­вилось это ощу­щение.

— Доб­ро­го ве­чера, гос­по­жа Мир! — юно­ша с тём­ны­ми во­лоса­ми па­рит в воз­ду­хе, но да­же бег­лый взгляд поз­во­ля­ет за­метить, как он же­ла­ет встать на твёр­дую зем­лю.

— Как ты ме­ня наз­вал, че­ловек? — па­фос­ные, жес­то­кие сло­ва, ко­торые про­из­но­шу сов­сем не я. Всё, что ког­да-то бы­ло мной, дав­но рас­тво­рилось в этом чёр­то­вом не­ося­за­емом те­ле.

— Бо­гом, ко­неч­но же. Я при­шёл, что­бы поп­ро­сить у на­шего бо­га по­мощи, — он от­тол­кнул­ся от про­летав­ших ми­мо кам­ней, и поч­ти «упал на ко­лени», — мой на­род не спра­вит­ся сам, о все­могу­щий! Нам не­об­хо­димо бла­гос­ло­вение бо­га.

      Я мол­ча­ла. Пусть на вид и ка­залось, что те­ло при­над­ле­жит мне, но я тол­ком и не зна­ла, как с ним уп­ра­вить­ся. Кто-то дру­гой, ум­нее и опас­нее, взял моё (а моё ли?) те­ло под кон­троль. И, воз­можно, этот кто-то и был тем са­мым бо­гом, ко­торо­го ис­кал нес­час­тный че­ловек.

— И че­го же ты хо­чешь? Веч­ную мо­лодость? Бес­смер­тие? Или что­бы я унич­то­жила всех тво­их вра­гов?

— Ни­чего из это­го, — че­ловек под­нял ли­цо ввысь, уве­рен­но, так, как толь­ко лю­ди уме­ют, — я хо­чу си­лу, что­бы по­пытать­ся одо­леть мо­их вра­гов.

      Я по­чувс­тво­вала ин­те­рес. То, что бы­ло мной, вне­зап­но за­ин­те­ресо­валось этим пред­ста­вите­лем лю­дей, сла­бым, поч­ти не­мощ­ным че­лове­ком, единс­твен­ным бо­гатс­твом ко­торо­го бы­ло собс­твен­ное сла­бое те­ло да, ве­ро­ят­но, нем­но­го по­жит­ков в узел­ке. Ка­кой ин­те­рес бо­жес­тву по­могать та­кому, как он?

— Хо­рошо, я дам те­бе си­лу, ко­торая по­может в борь­бе, но твои вра­ги то­же по­лучат её.

— Но… — юно­ша умо­лял всем сво­им ес­тес­твом, — моя сес­тра, она у них в пле­ну… И коль вы да­ру­ете си­лу тем вар­ва­рам, ей уже не…

— Мне нет де­ла до лю­дей и их ссор. Коль те­бе нуж­на си­ла, то возь­ми её, за­бав­ный че­лове­чек, а ко­ли нет — уй­ди прочь и боль­ше не воз­вра­щай­ся!

      Чер­но­воло­сый ко­лебал­ся. Дро­жал всем те­лом, ед­ва сдер­жи­ва­ясь, что­бы не про­валить­ся сквозь ре­аль­ность в свой мир. Как хо­телось мне по­мочь ему! Да­ровать си­лу для спа­сения. Поз­во­лить юно­ше спас­ти ма­лень­кую нес­час­тную де­воч­ку, ко­торая…

      Мои раз­мышле­ния прер­вал го­лос, глу­бокий, он шёл от­ку­да-то из­нутри, и наш гость яв­но ни­чего не слы­шал.

«Ты смот­ришь на си­ту­ацию слиш­ком од­носто­рон­не, что­бы быть бо­жес­твом, ми­лоч­ка».

      Я вы­дох­ну­ла. То, что бы­ло мной, впер­вые об­ра­тилось к той час­тичке се­бя, что я мог­ла наз­вать собс­твен­ным соз­на­ни­ем. Нам­но­го про­ще бы­ло сми­рить­ся с тем, что ме­ня поп­росту бо­лее не су­щес­тву­ет, не­жели те­перь по­верить, что я — то­же су­щес­тво.

«Как же это, од­носто­рон­не?»

«Ты со­чувс­тву­ешь это­му че­лове­ку, но не зна­ешь си­ту­ации в ла­гере вра­гов. Нель­зя ведь де­лить мир на чёр­ное и бе­лое, де­воч­ка. Нель­зя прос­то взять и поз­во­лить ко­му-то убить дру­гого че­лове­ка».

      Су­доро­га дёр­ну­ла моё «те­ло»:

«Я по­нимаю!»

«Ты все­го лишь че­ловек, как и он. По край­ней ме­ре, так бы­ло рань­ше. Как ты мо­жешь оце­нивать объ­ек­тивно?»

«Да ты сам не дал мне воз­можнос­ти уз­нать всё, а те­перь об­ви­ня­ешь!»

      Го­лос за­мол­чал, но за­тем уве­рен­но про­дол­жил:

«Хо­рошо, я поз­во­лю те­бе уз­нать ис­ти­ну. Пос­мотрим, как те­бе это пон­ра­вит­ся…»

      Моё соз­на­ние от­де­лилось от то­го ог­ромно­го не­ося­за­емо­го неч­то, вне­зап­но прев­ра­тив­шись в кро­шеч­ное те­ло обыч­ной де­вуш­ки, бе­зо вся­ких осо­бых спо­соб­ностей и ощу­щений. Но не ус­пе­ла я и паль­цем ше­вель­нуть, как ме­ня за­тяну­ло в во­дово­рот чувств и вос­по­мина­ний, я уто­нула в нём.

      Ты­сячи лю­дей, судь­бы, пе­реп­ле­тён­ные ка­ким-то злым ро­ком… Лю­ди, ко­торых си­ту­ация зас­та­вила встать на сто­рону соп­ро­тив­ле­ния. Каж­дый из них не­сёт на се­бе тя­жёлый груз собс­твен­ных проб­лем, гре­хов и бо­ли, каж­дый из них ищет что-то своё. Боль, что пе­репол­ня­ет их… Эти чёр­то­вы кри­ки, что за­пол­ня­ют соз­на­ние. Они уже по­нес­ли на­каза­ние. И та де­вуш­ка то­же, та­кая же оди­нокая и стра­дав­шая не мень­ше ос­таль­ных. Что же я мо­гу ска­зать им? Мо­гу ли я ра­зом ли­шить всех этих лю­дей на­деж­ды толь­ко по­тому, что по­мощи приш­ли про­сить не они?

«По­няла те­перь?» — го­лос сре­ди это­го ха­оса по­казал­ся мне бук­валь­но дос­кой, бро­шен­ной уто­па­юще­му.

«Ка­жет­ся, да, — я вы­тер­ла слё­зы тыль­ной сто­роной ру­ки. — Но по­чему так про­ис­хо­дит?»

«Бес­ко­неч­ная цепь бо­ли. Лю­ди при­чиня­ют боль дру­гим в от­мес­тку, и это ни­ког­да не за­кан­чи­ва­ет­ся. Все они сби­лись с пу­ти, по­теря­лись по до­роге к ис­ти­не…»

«Но что я мо­гу сде­лать для этих лю­дей?» — пос­те­пен­но прос­транс­тво вок­руг ме­ня рас­се­ива­лось, и уже нес­коль­ко се­кунд спус­тя я ока­залась в крес­ле пе­ред весь­ма удив­лённым гос­тем.

«Те­перь ре­шай са­ма, — го­лос как буд­то ста­новил­ся сла­бее. — Ты бы­ла выб­ра­на вмес­то ме­ня: при­шёл твой че­рёд по­казать лю­дям, как бо­роть­ся с этой болью».

«Но я ни­чего не знаю! Вок­руг кос­мос, а я сов­сем од­на здесь…»

«Ни­чего. У те­бя ведь все мои зна­ния и опыт, как-ни­будь спра­вишь­ся, но­вая Все­лен­ная…» — и он ис­чез.

      Я мно­го раз зва­ла его, ис­ка­ла внут­ри се­бя то уди­витель­ное чувс­тво за­щищён­ности и теп­ло­ты, но су­щес­тво боль­ше не по­яв­ля­лось. Быть мо­жет, оно то­же бы­ло че­лове­ком и те­перь вер­ну­лось в своё из­ме­рение, а мо­жет, толь­ко сме­нило мес­то жи­тель­ства. В лю­бом слу­чае, мой не­ожи­дан­ный нас­тавник ис­чез, и ос­та­валась проб­ле­ма это­го юно­ши, ми­ровая проб­ле­ма, в тех мас­шта­бах.

— Бог?.. — по­жалуй, я бы то­же не по­вери­ла, что ху­доща­вая де­вуш­ка с длин­ны­ми каш­та­новы­ми во­лоса­ми мо­жет быть бо­гом. Я по­пыта­лась встать, но без тол­ку — но­ги со­вер­шенно не слу­шались ме­ня. Пусть это и кос­мос, но… Боль вос­по­мина­ния ре­зану­ла по све­жим ра­нам, и я мор­гну­ла гла­зами, из­бавля­ясь от на­важ­де­ния.

«Не сей­час…» — юно­ша яв­но ждал от­ве­та.

— И ка­кое ре­шение ты при­нял?

— Я бу­ду сра­жать­ся, — вы­палил он, — да­руй си­лу всем, ко­му по­жела­ешь, Бог, но я хо­чу хо­тя бы по­пытать­ся сра­зить­ся с мо­ими вра­гами на рав­ных.

      Я кив­ну­ла и улыб­ну­лась: имен­но та­кого от­ве­та и сле­дова­ло ожи­дать от ге­роя, что про­делал столь дол­гий путь. Ру­ка са­ма со­бой наш­ла го­лову юно­ши, и всё вок­руг ос­ве­тилось си­яни­ем. Свет на нес­коль­ко мгно­вений ос­ле­пил и ме­ня, а ког­да я от­кры­ла гла­за, то пос­ланник из­ме­нил­ся: чер­ты его ли­ца при­об­ре­ли за­ос­трен­ный, арис­токра­тичес­кий ха­рак­тер, а во­лосы по­беле­ли от кор­ней до са­мых кон­чи­ков. Да, ве­ро­ят­но, это и бы­ла она — це­на ма­гии.

— Я смо­гу сра­жать­ся? Что ты… Вы да­ли мне?

— Это очень мо­гущес­твен­ная си­ла. Мы зо­вём её «ма­ги­ей», на­укой о ма­терии. Вла­дея ею в со­вер­шенс­тве, ты смо­жешь лег­ко сок­ру­шить лю­бого про­тив­ни­ка и про­тивос­то­ять ата­кам на лю­бом уров­не вос­при­ятия. Эта си­ла — во­ис­ти­ну дар бо­жий!

      Па­фос­ные сло­ва тек­ли ре­кой, и толь­ко те­перь я по­няла, что имел в ви­ду прош­лый вла­делец. Сто­ило толь­ко выз­вать ас­со­ци­ацию, как зна­ние са­мо всплы­вало на по­вер­хность, слов­но бы при­над­ле­жало те­бе с са­мого на­чала. Что­бы кон­тро­лиро­вать его, не тре­бова­лось осо­бых на­выков или сил, толь­ко же­лание да­ровать или от­би­рать.

«Так в чём же, собс­твен­но, суть мо­ей ра­боты?»

— Спа­сибо, Бог! — че­ловек от­пустил аму­лет, что сжи­мал в ру­ках всё это вре­мя, и тут же рас­тво­рил­ся в прос­транс­тве, слов­но кос­мос пог­ло­тил его сво­им не­насыт­ным брю­хом.

      И я сно­ва ос­та­лась од­на.

      Ти­шина, по­жалуй, всег­да бы­ла мо­им сла­бым мес­том, и сей­час она да­вила на соз­на­ние, зас­тавля­ла раз за ра­зом ше­велить ру­ками, кру­тить го­ловой во все сто­роны, толь­ко вот в кос­мо­се все эти дей­ствия не мог­ли зас­та­вить ти­шину рас­тво­рить­ся, как у­ют­ные го­лоса мо­их со­бесед­ни­ков.

      Я сно­ва по­пыта­лась встать. За­тем — под­нять но­гу, по­шеве­лить паль­ца­ми…

— За что? За что вы, бо­ги, так жес­то­ки ко мне? — го­лос вне­зап­но ох­рип, и я за­каш­ля­лась.

«Для ко­го я во­об­ще го­ворю это…»

      Пря­мо пе­редо мной по­явил­ся по­луп­розрач­ный че­ловек. Сквозь его го­лову я мог­ла рас­смат­ри­вать звёз­ды и це­лые га­лак­ти­ки, иг­но­рируя все при­выч­ные мне за­коны пре­лом­ле­ния све­та. Юно­ша мол­чал, всё на­лива­ясь цве­том и жизнью, и уже че­рез нес­коль­ко мгно­вений он «при­зем­лился», от­ряхнув от пы­ли бе­лый ба­лахон. Длин­ные во­лосы нез­на­ком­ца то­же бы­ли бе­лыми, слов­но пер­вый снег.

— Кто ты? — я чуть силь­нее, чем сле­дова­ло бы, сжа­ла под­ло­кот­ник.

— Тот, ко­го ты зва­ла. Бог. Дь­явол. Пра­восу­дие, — юно­ша лег­ко поп­лыл по ду­ге, пе­рево­рачи­ва­ясь и кру­жась, но так лег­ко, слов­но бы под но­гами его бы­ла твёр­дая зем­ля. — А я очень ком­му­ника­бель­ный, зна­ешь ли. Всег­да го­тов прий­ти на по­мощь! И кто же оце­нит это? Да ник­то, по­нима­ешь, ник­то!

      Я кри­во улыб­ну­лась. Па­фос­ные, уже при­выч­ные уху ре­чи, че­ловек, что зо­вёт се­бя Дь­яво­лом… И я. Та, что не пом­нит ни­чего из сво­его прош­ло­го.

— Ты го­воришь, что ты Бог, но раз­ве не я — Бог?

— Ты не по­нима­ешь, — юно­ша при­сел на под­ло­кот­ник, — есть бо­ги, что рож­де­ны бо­гами. Эда­кие ле­нивые су­щес­тва, ко­торые всег­да в по­ис­ках то­го, что мо­жет их за­ин­те­ресо­вать… А ты ведь бы­ла че­лове­ком. Ты пред­став­ля­ешь но­во­об­ра­щён­но­го бо­га, и твоя си­ла поч­ти ни­чего не сто­ит в срав­не­нии с си­лой нас­то­яще­го бо­жес­тва. С мо­ей си­лой, — его гла­за хищ­но блес­ну­ли, — ты по­нима­ешь?

      Я кив­ну­ла, шум­но вы­дыхая. Что-то пос­те­пен­но про­яс­ня­лось, и пусть я не мог­ла прев­ра­тить это не­ведо­мое неч­то в зна­ния, я уже мог­ла по­нять, о чём идёт речь. А это, как го­ворят, не­мало­го сто­ит.

— По­чему я здесь?

— По­тому что ты умер­ла на Зем­ле. А пос­ле смер­ти ду­ша че­лове­ка обя­затель­но пе­рерож­да­ет­ся, уж по­верь! Раз ты здесь, то при жиз­ни кто-то из на­ших наз­на­чил те­бя на этот пост… По­нятия не имею, кто.

      Нез­на­комец от­тол­кнул­ся и по­вис пе­редо мной вниз го­ловой. Его мас­терс­тво по­лётов поп­росту оше­лом­ля­ло, и я ни­как не мог­ла по­нять, по­чему я не мо­гу прос­то встать и пов­то­рить эти уди­витель­ные дви­жения.

      Не зная, что ещё спро­сить, я сно­ва по­пыта­лась от­тол­кнуть­ся, но бог пре­дос­те­рега­юще по­качал го­ловой, ки­вая на моё крес­ло. Всё ещё в не­до­уме­нии, я нак­ло­нилась впе­рёд, на­де­ясь ус­лы­шать что-то ещё, но пос­ланник мол­чал, и я ре­шила по­пытать счастье: за­дать тот са­мый воп­рос.

— По­чему я не мо­гу взле­теть?

— В этом ми­ре нем­но­го иные пра­вила, — юно­ша зак­ру­тил­ся вок­руг сво­ей оси, — и лю­ди сох­ра­ня­ют все трав­мы, ко­торые по­лучи­ли при жиз­ни.

«То есть, я не мог­ла хо­дить?» — опом­нить­ся мне не да­ли:

— К те­бе гос­ти, — бе­лово­лосый юно­ша в од­но мгно­вение ис­чез, ос­тавляя ме­ня од­ну.

      Нап­ро­тив по­явил­ся свя­щен­ник в чёр­ной ря­се, что во­лочи­лась по по­лу. Не знаю, че­го он ис­кал в этой да­ли, но вид у муж­чи­ны был весь­ма ис­пу­ган­ный, что­бы прос­то про­иг­но­риро­вать его.

— Бог! — он по­пытал­ся упасть на ко­лени, но не имея той же лов­кости, что и мой но­вый зна­комый-бо­жес­тво, свя­щен­ник да­же не сдви­нул­ся с мес­та. Ра­зоча­рова­ние на ли­це быс­тро сме­нилось по­добос­трас­ти­ем, и он про­дол­жил: — Ме­ня пос­ла­ли сю­да, что­бы уз­нать, су­щес­тву­ет ли Бог и ка­ковы его пра­вила. Мы, лю­ди, хо­тим знать, че­го ты ждёшь от наc!

      Я вы­тяну­ла ру­ку пе­ред со­бой. Сто­ило бы мне толь­ко от­крыть рот, как по­лились бы па­фос­ные, пус­тые сло­ва, не­под­властные кон­тро­лю мо­ей во­ли. Что я мо­гу сде­лать для это­го че­лове­ка? Как объ­яс­нить, что бо­гам не ин­те­рес­ны их прос­тые мир­ские мо­лит­вы?

«Те­бе так хо­чет­ся рас­ска­зать ему? — го­лос юно­ши проз­ву­чал внут­ри ме­ня. — Ты ин­те­рес­нее, не­жели мне ка­залось. Лад­но, я поз­во­лю те­бе дей­ство­вать са­мос­то­ятель­но, де­воч­ка».

      Что-то нез­ри­мое по­кину­ло ме­ня, и те­ло вне­зап­но ста­ло лёг­ким-лёг­ким, и те­перь точ­но при­над­ле­жало толь­ко мне. Муж­чи­на в ря­се, ка­жет­ся, то­же по­чувс­тво­вал это и с ин­те­ресом рас­смат­ри­вал всё вок­руг, но, как и я, яв­но не мог по­нять, ку­да имен­но ис­чез бе­лово­лосый юно­ша.

— Я от­ве­чу, но прав­да бу­дет сто­ить те­бе до­рого. Ты дол­жен зап­ла­тить, — я про­тяну­ла ру­ку впе­рёд, — есть у те­бя пла­та для ме­ня?

      Муж­чи­на ко­лебал­ся. Его ру­ка те­реби­ла де­ревян­ный крес­тик на шее, и всё те­ло не­воль­но вы­дава­ло вол­не­ние. На­конец, он по­тянул­ся за чем-то, что ле­жало у не­го в кар­ма­не, а за­тем бро­сил. Ве­щица ос­то­рож­но упа­ла мне на ко­лени, и я смог­ла рас­смот­реть ро­зовое сер­дце, дро­жащее крас­но­ватым све­чени­ем.

— Боль­ше у ме­ня ни­чего нет, бог. Толь­ко этот ведь­мов­ский за­говор, го­ворят, он име­ет ог­ромную си­лу…

— Я при­му его, — по­чему-то очень за­хоте­лось на­деть аму­лет, но я сдер­жа­лась. — Твой Бог, че­ловек, лю­бит те­бя. Он лю­бит всех, кто пос­ту­па­ет по прав­де, тех, кто удив­ля­ет его сво­ими изоб­ре­тени­ями. Бог ува­жа­ет ва­ши идеи, че­ловек, и ему нра­вит­ся наб­лю­дать за ва­ми.

      Ка­жет­ся, муж­чи­на и прав­да по­верил в мои сло­ва. Я пы­талась от­крыть это­му ис­крен­не­му че­лове­ку ис­ти­ну, но она ни­как не же­лала сле­тать с мо­их губ. Да, я не мог­ла приз­нать, что Бог не лю­бит нас, лю­дей… Не мог­ла ска­зать в ли­цо это­му по-нас­то­яще­му доб­ро­му че­лове­ку, что его ве­ра — ложь, его жизнь — ложь, его боль и стра­дания — всё это толь­ко из­дёвки жес­то­кого бо­жес­тва.

— А что нас­чёт за­пове­дей?

— Бог сог­ла­сен с тем, что ты об­ра­тишь его сло­ва в по­нят­ной лю­дям фор­ме, — я по­ложи­ла ру­ку по­верх све­чения аму­лета, — и Бог всег­да под­держи­ва­ет но­вые на­чина­ния, он одоб­ря­ет ва­шу че­лове­чес­кую жизнь.

— Спа­сибо… — го­лос свя­щен­ни­ка дро­жал. — Спа­сибо.

      Он уже соб­рался ухо­дить, ког­да я про­тяну­ла ру­ку и по­мани­ла его к се­бе.

— Есть ещё кое-что. То, за что ты зап­ла­тил.

      Муж­чи­на от­тол­кнул­ся от кам­ня и мед­ленно под­плыл ко мне. Все его ес­тес­тво сод­ро­галось от то­го, что я со­бира­лась со­об­щить. Пла­та бы­ла не­помер­но вы­сокой, и свя­щен­ник по­нимал: прав­да бу­дет не для всех, воз­можно, да­же не для не­го.

— Наш Бог не лю­бит нас. Он чувс­тву­ет толь­ко тот же ин­те­рес, что и че­ловек, наб­лю­дая за му­равь­ями, — я сжа­ла ру­ку нез­на­ком­ца в сво­их ла­донях.

      Он мол­чал. Ни­чего не от­ра­зилось на ус­тавшем ли­це, и толь­ко ин­стинкт «бо­жес­тва» под­ска­зывал: че­ловек в смя­тении, удив­лён и рас­те­рян. Да… я рас­топта­ла его иде­алы. Прев­ра­тила идо­ла в го­ру пы­ли со сво­ими не­дос­татка­ми, стёр­ла нимб на ико­не. Свя­щен­ник дёр­нулся бы­ло, что­бы до­бавить что-то, мо­жет, за­дать ещё один воп­рос, но за­тем мах­нул ру­кой и рас­тво­рил­ся в прос­транс­тве, по­терян­ный и окон­ча­тель­но заб­лу­див­ший­ся.

— Ну что, чувс­тву­ешь се­бя из­ба­витель­ни­цей? — бог ус­мехнул­ся. — Всё ещё не приз­на­ёшь мо­их ме­тодов?

      Я ти­хо фыр­кну­ла.

— Ни за что не приз­наю твои иде­алы. Спро­шу ещё раз. Кто ты во­об­ще? Че­ловек? Бог?

— А вот это очень хо­роший воп­рос! — юно­ша пох­ло­пал, при­зем­лившись на про­летав­ший ми­мо ас­те­ро­ид. — Те­перь я мо­гу ска­зать те­бе прав­ду, че­ловек. Я — Фан­том. Маг, спе­ци­алист по лю­бой энер­гии и при­мене­нии ма­гии. Не Бог, как хо­телось бы лю­дям, но я стою на вто­рой сту­пень­ке пос­ле те­бя, моя до­рогая Все­лен­ная.

— Что?

— Ну что за стран­ные осо­би эти лю­ди! Го­ворю же, ты бли­же всех к Бо­гу, де­воч­ка. Ты мо­жешь ис­ка­жать ре­аль­ность, ме­нять ход со­бытий и вре­мени, ес­ли пос­чи­та­ешь нуж­ным. Ты бу­дешь Все­лен­ной на бу­дущие нес­коль­ко ты­сяче­летий. Те­перь по­нят­но?

      Нем­но­го жут­ко осоз­на­вать, что на тво­их пле­чах ле­жит та­кая от­ветс­твен­ность, но… Я бы ни за что не сог­ла­силась вер­нуть­ся на Зем­лю, как че­ловек. Что-то внут­ри ме­ня го­вори­ло, что жизнь моя там ни­ког­да не бы­ла ни счас­тли­вой, ни при­ят­ной.

      Каж­дый раз, ког­да я про­сыпа­юсь на жут­ко не­удоб­ном ка­мен­ном крес­ле, я раз за ра­зом спра­шиваю се­бя:

«Ес­ли я дам шанс это­му че­лове­ку, смо­жет ли он из­ме­нить свою жизнь к луч­ше­му?»



FlyingThinker

Отредактировано: 18.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться