Вселенная против Вселенной

Размер шрифта: - +

Зубрила предатель

Он заметил, что его кожа стала темнеть, похоже три солнца давали больше ультрафиолета, но излучение было мягким, саднили только следы плетки.

Владимир заявил:

- Адская жизнь в раю!

Угрюмый Садат произнес с расстановкой:

- Ты я вижу, жил куда в более холодном, и не таком богатом растительностью мире чем наш.

Янка резко кивнул:

- Увы! Правда наш мир, вернее в стране где я живу, не походишь зимой в одной набедренной повязке, но летом ничем не хуже чем сейчас. Правда иногда, бывают пожары и чрезмерный зной.

Садат усмехнулся:

- Вот видишь!

- Но зато у нас есть компьютеры и дивные игры.

Садат удивлённо спросил:

- Это что! Тоже как во сне?

- Почти! Даже лучше! Ведь снами трудно управлять, только-только «соснил», что ты султан, а раз и уже кинжал в горло. Или что еще чаще бывает проснулся.

Али заметил:

- Во сне часто сняться кошмары. Особенно если тебе перед этим пороли, так порка или что хуже грезиться.

Владимир повернулся и посмотрел на спину Али. Она и впрямь была вся в рубцах, правда слабых и едва заметных, если не считать свежих шрамов.

- Хорошо на тебе заживает!

Али замотал головой:

- Это специальная мазь. Ею мажут рабов перед продажей, что бы кожа блестела и казалась более гладкой и свежей. Меня уже несколько раз продавали и многократно пороли, а один разок прижгли пятки раскаленным железом.

Владимир вздрогнул:

- И как?

Али побледнел, от воспоминаний прошла по лицу судорога, он с трудом выдавил из себе:

- Представь себе очень больно. Гораздо больнее чем когда просто секут. Такой кошмар.

Янка произнес с видом знатока:

- На пятках много нервных окончаний, по этому они даже огрубев сохраняют чувствительность.

Мальчишка затряс головой:

- Ты я вижу очень ученый.

Янка с гордостью произнес:

- Если и не круглый отличник, то только потому, что ненавижу зубрешку. Кто зубрила, тот всегда слабак и предатель.

Он заметил, что его кожа стала темнеть, похоже три солнца давали больше ультрафиолета, но излучение было мягким, саднили только следы плетки.

Владимир заявил:

- Адская жизнь в раю!

Угрюмый Садат произнес с расстановкой:

- Ты я вижу, жил куда в более холодном, и не таком богатом растительностью мире чем наш.

Янка резко кивнул:

- Увы! Правда наш мир, вернее в стране где я живу, не походишь зимой в одной набедренной повязке, но летом ничем не хуже чем сейчас. Правда иногда, бывают пожары и чрезмерный зной.

Садат усмехнулся:

- Вот видишь!

- Но зато у нас есть компьютеры и дивные игры.

Садат удивлённо спросил:

- Это что! Тоже как во сне?

- Почти! Даже лучше! Ведь снами трудно управлять, только-только «соснил», что ты султан, а раз и уже кинжал в горло. Или что еще чаще бывает проснулся.

Али заметил:

- Во сне часто сняться кошмары. Особенно если тебе перед этим пороли, так порка или что хуже грезиться.

Владимир повернулся и посмотрел на спину Али. Она и впрямь была вся в рубцах, правда слабых и едва заметных, если не считать свежих шрамов.

- Хорошо на тебе заживает!

Али замотал головой:

- Это специальная мазь. Ею мажут рабов перед продажей, что бы кожа блестела и казалась более гладкой и свежей. Меня уже несколько раз продавали и многократно пороли, а один разок прижгли пятки раскаленным железом.

Владимир вздрогнул:

- И как?

Али побледнел, от воспоминаний прошла по лицу судорога, он с трудом выдавил из себе:

- Представь себе очень больно. Гораздо больнее чем когда просто секут. Такой кошмар.

Янка произнес с видом знатока:

- На пятках много нервных окончаний, по этому они даже огрубев сохраняют чувствительность.

Мальчишка затряс головой:

- Ты я вижу очень ученый.

Янка с гордостью произнес:

- Если и не круглый отличник, то только потому, что ненавижу зубрешку. Кто зубрила, тот всегда слабак и предатель.



Олег Рыбаченко

Отредактировано: 20.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться