Вспоминай, как любила

Размер шрифта: - +

8.

Две недели мне понадобилось, чтобы окончательно привыкнуть к мысли о том, что Павел Игнатьев - главный редактор “Красивой жизни”. Четырнадцать дней на то, чтобы выровнять дыхание и унять сердцебиение. Ничего лучше не лечит безответные чувства: будь-то влюбленность или сексуальное желание, - чем загруженный график. Ранний подъем, зарядка, правильное питание, качественная работа в офисе, спортивный зал или бассейн вечером. В результате - крепкий сон сразу после того, как голова касается подушки. Но у меня все это разбавлено болтовней с Валькой, посиделками с айтишниками и Валерой, а также встречами с Сергеем. И если мы с Пашей держим приличную дистанцию “шеф - подчиненная”, то с его старшим братом наоборот. Можно сказать, мы подружились. И я твердо убеждена, что если между представителями противоположных полов нет сексуального притяжения и оба смотрят на отношения одинаково, то просто дружба, несомненно, возможна. Вон даже Валька уже ревнует меня к новому другу. Вот смешная. Они с Серегой, кстати, подружиться не могут никак. Я-то как раз и думаю, что между ними есть то самое притяжение, не позволяющее прочно утвердится в статусе друзей. Но Валя, конечно, это отрицает. А Сережу спросить я не решаюсь. Время покажет.

Вот сегодня после работы Сергей зашел за мной в офис, мы договорились пойти в кино.

Он уже ждет меня у рецепции.

- Привет.

- Привет.

И Валя что-то пробурчала в качестве приветствия. Тут же и Паша подошел. Братья молча пожали друг другу руки.

- Ты не ко мне, как я понял? - спросил Паша.

- С Таней в кино идем. А хочешь с нами?

- А почему бы и нет? - оживился младший брат. Меня, похоже, никто спрашивать не собирается, а я ведь только в себя пришла. Возвращение Игнатьева в мою жизнь вызвало в ней землетрясение. И я много сил потратила на восстановление своих литосферных плит и укрепление земной коры. А в неформальной обстановке мой настрой вполне может дать трещину. Непослушное сердце стучит - радуется, как дурное. Впрочем, почему “как?”

- Тогда я Валю беру! - хватаю подругу под руку.

- А меня спросить не хочешь? - ворчит она.

- Валюш, ну, пожалуйста!

- Ну, ладно!

- Как же мы без твоего хрюканья во время сеанса, Помидорка? - подкалывает Паша. А Валя пронзает его презрительным взглядом. Ну, как в таких условиях сохранить непоколебимость и деловой настрой?

Спускаемся на парковку. Оба мужчины на машинах. Мы с Валей семеним за Сережей.

- А со мной никто ехать не хочет? - спрашивает Паша.

- Я с Серегой договаривалась, - отвечаю.

- Ничего, - вмешивается моя верная подруга, - я тебя подменю. А ты с Пашей едь.

Она вообще понимает, как это звучит со стороны?

- А поехали все на моей, - предлагает Сережа. - Зачем две машины гнать? Завтра тебя подброшу на работу.

Паша соглашается и садится спереди рядом с братом. А мы с Валей забираемся на заднее сидение просторного Субару.

- Кстати, а что смотреть будем? - спрашивает Паша.

- Решим на месте, - отвечает старший брат.

И, добравшись, до кинотеатра мы решаем. На семь тридцать три сеанса.

- “Любовь вопреки всему”! - в один голос повторяем мы с Валей.

- “Переворот Вселенной”! - едины в своем решении мужчины.

И мы спорим, а фильмы-то скоро начнутся.

- Мама, ура! На “Город животных”! - радостно визжит девочка и тычет пальчик в афишу этого мультфильма. Мы все переглядываемся и безмолвно понимаем друг друга. После просто киваем. Сережа идет покупать билеты. А мы с Валей смеемся. Паша просто смотрит на нас и улыбается:

- А вы совсем не изменились со времен школы!

- Имеешь что-то против? - как в былые времена спрашивает подруга. А я благопристойно молчу. Мне нельзя покидать  трассу “шеф - подчиненная”, ато может лихо занести на повороте.

- Наоборот. Мне это нравится, - искренне отвечает мужчина.

Дождавшись четвертого члена нашей компании, проходим в зал. Сережа пропускает Валю первой в проход к креслам нашего ряда. А сам идет следом. Э! Куда? Я же должна сидеть с подругой рядом. Между нею и Сережей! Иначе…

Невозмутимо иду следом. А Паша за мной. Тут так темно и тесно… Садимся рядом по центру зала.

- А как же мы с Валей обсуждать мультик будем? - спрашиваю, надеясь поменяться с Серегой местами.

- В кино говорить неприлично, - отвечает Паша, - а тем более - хрюкать.

- После обсудите, - миролюбиво предлагает старший Игнатьев. И мы с Валькой делаем обиженные лица. Малолетки, не то слово.

Начинается реклама. Так, ладно. Нужно просто представить, что рядом совсем другой человек. Мальчишка. Подросток. Или еще лучше - пожилой мужчина. Лысый, но с бородой. Идеально. Вот только Пашина энергетика не позволяет забыть, кто рядом. Меня прямо тянет к нему на каком-то невидимом уровне.

Да еще и это развитое донельзя боковое зрение! Я отлично вижу даже в полумраке, куда направлен его взгляд. Но вот почему он пялится не на экран, а на мои коленки, обтянутые темными колготками асфальтного оттенка? Ему что Солькиных ног мало? Вот бабник!

Начинается показ. На экране появляются забавные звери с удивительной мимикой. А также их город - современный и впечатляющий. Продуманный и прорисованный до мелочей. Чудесная анимация затягивает полностью. И я расслабляюсь. Мы искренне смеемся хором с многочисленной детской и взрослой аудиторией. А в моменты опасности  сопереживаем героям. Какие же они милые. Каждая шерстинка видна. И сколько всего отражается в их огромных глазах!



Anna Myestyeshova

Отредактировано: 24.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться