Вспоминай, как любила

Размер шрифта: - +

16.

Сидим на диване в просторной, но практически пустой комнате с окном в пол. Открывающийся вид на город ошеломляет. Но не так сильно, как то, что я у Паши дома, и мы держимся за руки. Он гладит мою ладонь и перебирает мои пальцы. Это так непривычно и интимно. И возбуждает не меньше, чем спонтанный секс.

- Я хочу попросить тебя, - серьезно произносит Паша, - задай все вопросы, которые беспокоят тебя. Я же вижу, ты вся на иголках. Сам знаю, что порой озвучить свои мысли очень тяжело. Но мы ведь оба не экстрасенсы, а домысливать - дурное дело.

- Хорошо, - вздыхаю. Мне так легко открыто говорить с Валькой. Но не с мужчинами. Тем более - с Пашей. Ведь еще вчера мы с ним были чужими друг другу. Да и сейчас… Ничего, по сути не изменилось… Кроме…

Паша прерывает извержение моих мыслей:

- Один из твоих вопросов я могу предвосхитить. Я должен был сказать тебе раньше. Но просто не успел. Мы с Соломией расстались неделю назад.

Я шумно выдыхаю.

- Вы очень долго встречались.

- С чего ты взяла?

- Ну, после школы…

Паша рассмеялся.

- Это то, о чем я говорю. Ты сама домысливаешь. Анская, прекрати, слышишь? Просто спрашивай. После школы мы повстречались одно лето. А потом долго не виделись. Мы учились в разных странах. И не общались. А в позапрошлом году встретились. Вместе пробыли почти год. Я не хочу обсуждать наши с Мией отношения. Они в прошлом и только между нами. Но скажу, что в последние полгода - это просто удобство. И для нее, и для меня. Красивая картинка на публике. Да и к случайным сексуальным связям я отношусь брезгливо…

- Понятно…

- Еще вопросы?

- Работа… Ты - мой шеф.

- Для меня это не проблема. Да, компания этого не приветствует. Но всегда есть место исключениям. В офисе я не планирую слишком афишировать наши отношения. Но и скрывать тоже.

- Наши отношения? У нас есть отношения?

- Как по мне, есть, - улыбается, и на щеках появляются ямочки, - но можем назвать это иначе, если тебе какое-то другое определение нравится больше.

- Просто это так… Как снег на голову…

- Ты серьезно? А я давно не могу выбросить тебя из головы…

Я таю от его слов. А он продолжает:

- Что касается моей должности. Она переходная для меня. Если все сложится хорошо, через год я получу серьезное повышение. Но об этом никому. Даже Вале. Моя цель - увеличить продажи журнала.

Эта новость меня расстраивает. А вдруг через год мы не будем вместе? И он уйдет? И я снова не смогу его видеть? Хотя бы в офисе… Хоть издали...

- Понятно.

- Тань, Танюша… Наша встреча с тобой для меня, как потрясение. Мне с тобой не бывает скучно. И никогда не было… И я очень хочу тебя… Но сначала нам нужно ответить на все твои вопросы… Какой следующий?

Я качаю головой. Все мои пункты вдруг вылетели из головы. Со мной ведь тот мужчина, с которым я хочу быть. И он пытается быть искренним со мной. Зачем что-либо высасывать из пальца?

- Все, - улыбаюсь.

- У тебя красивая улыбка…

- Спасибо. И у тебя…

- Тань, по поводу того, как я поступил в школе… с письмом…

- Это не имеет значения давным-давно…

- Ты правду говоришь?

- Да.

- Просто Идочка тогда мне сказала, что мой поступок мог травмировать  твою психику на всю жизнь…

- Возможно. Но я давно забыла об этом. Правда. Вот только…

- Да?

Решаюсь задать вопрос, который волновал меня тогда и интересует сейчас:

- Я тебе в школе совсем  не нравилась?

- Конечно, нравилась очень. Я сидел сзади и смотрел на твои ноги, грудь. Эти твои прозрачные кофточки, мини… И та юбка на молнии, которая не расстегивалась…

- Ты помнишь? - искренне удивляюсь я.

- Она травмировала меня на всю жизнь.

Не могу сдержать смеха.

- Но мне было четырнадцать. И я не готов был к вечной любви. Ты была недотрогой, а мне хотелось трогать… Понимаешь? Подростковые гормоны… Первый опыт. Да и ты вроде любила, но в то же время отшивала. В девятом классе я пытался узнать твое имя, ты заткнула меня. Потом предложил встретиться - ты грубо отказала. Я не мог понять тебя. Совсем.

- Знаешь, я и сама сейчас не пойму себя прежнюю. Насмотрелась дурацких сериалов, ждала признаний, клятв и цветов…

- От пятнадцатилетнего мальчишки? Я был далек от романтики. Да и сейчас не сильно к ней приблизился. Но если это важно для тебя...

- Для меня важно то, как ты смотришь на меня сейчас…

Переводит взгляд на мои губы.

- Еще десять лет назад хотел сделать это… Но боялся, что ты просто убьешь меня…

И Паша Игнатьев, моя первая любовь, целует меня. Нежно, но уверенно. И при этом очень умело. Надеюсь, это не сон, который я часто видела, будучи десятиклассницей.

 

Сидим с Валей в салоне ауди и переглядываемся. Обе подскакиваем на сидениях от нетерпения. Но обсудить случившееся не можем.



Anna Myestyeshova

Отредактировано: 24.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться