Вспоминай, как любила

Размер шрифта: - +

3.

Удобно устроившись в кресле у окна, любуясь красотами горной природы. Надо отдать Ксении должное - местечко для корпоратива выбрала просто идеальное во всех отношениях. Про главного редактора,  конечно, такого не скажешь. Но этот выбор зависел не от нее.

Природа природой,  но работу никто не отменял. Захожу в Инста. Отвечаю на комментарии ловеров и хейтеров. Ставлю лайки там, где нужно и хочется. А после захожу в профиль Pavel Ignatiev. На аватарке - просто его улыбчивое лицо. Идеальный оскал, ямочки на щеках, наглые карие глаза и безукоризненно уложенная русая челка - полный комплект из серии “Женская мечта”.

Первое фото -  он в костюме на представлении в новой должности.

“Какого это стать главным редактором своей жизни и при этом делать ее красивой?”

Читаю небольшой опус о новой должности и нашем глянце. Нужно признать, что написано живенько и грамотно. Похоже, теория учительницы литературы о будущем Игнатьева оказалась провальной.  

Возвращаюсь назад. В мозаике ярких фото привлекает одно. Застываю. Блин. Аж затошнило. И почему это я, глупая, даже предположить не могла, что у него есть женщина. Смотрю на Пашу, обнимающего ухоженную блондинку. А она мне знакома. Хотя из-за накачанных губ и накладных ресниц узнать не могу. О, и сиси искусственные, но красивые,стоит признать. Жму на фото. Читаю текст:

“Поздравляю, дорогая Мия SolomiaMia”. Прохожу по ссылке, коей является ее ник. Ааааа. Узнала. Соломия Олень. Из параллельного класса с экономическим уклоном. Она весь 10 класс по обмену проучилась в США. А вернулась к 11. И произвела фурор среди мальчишек. Да, я до сих пор помню ее повзрослевшее хорошенькое личико и модный гардероб. Тогда она казалась мне героиней модного американского сериала. И, глядя на нее, я подумала: “Такая точно понравится Пашке”. Влюбленное сердце не ошиблось. Я попала в точку. Они ласкались и целовались весь выпускной напролет. Соломия  в платье, напоминающем хрустальную люстру,и мой Пашка. А я делала вид, что не страдаю. Впрочем, после выпускного мы с ним случайно сталкивались несколько раз в родном городе. А потом я уехала учиться в столицу. И забыла со временем о мальчике, ставшем моей первой любовью. Лишь иногда память или общие знакомые возвращали к нему. Но уже не было боли, надежды и желания.

А вот сейчас все будто снова вернулось. Так окатило волной горести, что я чуть не захлебнулась. Значит, Мия? Раньше ее сокращенно звали Соля. Но Мия - это, конечно, моднее.

Пересматриваю ее фото. Многие - с Пашей. Держатся за ручки, целуются, обнимаются.

“SolomiaMia: Любимый Pavel Ignatiev, поздравляю с нашей очередной годовщиной - 11 лет вместе”.

Так, все. Теперь я - раненый боец. Раненный в сердце. Мне нужен был этот щелчок по носу. Вот дура! Да и Пашка хорош! Задушить бы его вчерашними чулками.

 

Пробежавшись глазами по плану своего выступления на сегодняшнем собрании с новым главным редактором, я отправилась обедать. Валя решила пойти позже, чтобы еще немного проштудировать свой доклад. Публичные выступления сильно ее пугают, потому она предпочитает выучить свои слова наизусть, словно английские тексты про Лондон в пятом классе.

К началу раздачи в ресторан пришло немного людей. Беру салат со свежими овощами, запеченное с яблоками мясо и рататуй. Присаживаюсь у окна.

Спустя минут пять ко мне подходит Сергей.

- Привет. Можно присоединится?

Неожиданно, но я здороваюсь и соглашаюсь. Ожидаю неловкости. Мужчина спрашивает:

- Как мясо?

- Во рту тает.

- Ты ешь с аппетитом.

- Я вообще люблю вкусную еду.

- По фигуре не скажешь.

- Спасибо. Но кто сказал, что вкусная еда не может быть полезной? Дело в качестве, количестве и желании сбросить лишние калории.

- Я не против послушать лекцию об этом.

- Можешь просто читать мою рубрику. Впрочем, у тебя и так хорошее тело.

- Спасибо, - улыбается. И я вдруг отмечаю, что неловкости не возникло. Мне с Сергеем легко и приятно. И хоть внешне он очень похож на брата, но сексуально меня к нему не влечет. Хотя именно старший Игнатьев был главным сердцеедом в школе.

- Тань, не пойми неправильно. Как ты смотришь на то, чтоб по дружески прогуляться за пределами отеля? Что-то скучно мне в четырёх стенах стало…

- У нас в три совещание. И судя по плану она затянется до самого вечера.

- Ах да. Я и забыл. Паша говорил. Тогда давай завтра с утра.

- Отлично. Я только за.

И каждый наслаждается своим обедом. Вспоминаем школу, обсуждаем учителей, делимся смешными воспоминаниями. У меня-то много смешных о Пашке. Но их не рассказываю. В моих историях для Сергея другие герои.

 

Я недооценивала Павла с точки зрения профессионализма. Образование в других странах дало свои плоды. Да и знания, вдолбленные в головы даже самых нерадивых учеников нашей учительницей по языку и литературе, стали отличным фундаментом.

Паша презентовал себя, а после выслушал нашу коллективную презентацию. Каждый рассказывал о своей рубрике. Все прошло организованно и не затянулось до ночи.

Я взяла себя в руки и не позволила себе ни единой мысли о Паше не как о коллеге. Ну, почти ни одной. Блин! Как же сложно не пялится на него. Хотя бы исподтишка. Особенно если непослушное тело так реагирует на присутствие поблизости этого мужчины. Что поделаешь - ну привлекал меня Пашка Игнатьев физически в пятнадцать. И сейчас влечет к нему. Но теперь-то я не путаю вожделение с любовью. И в руках себя держать могу.



Anna Myestyeshova

Отредактировано: 24.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться