Вспомни меня

Размер шрифта: - +

Впервые за столько лет

    Сырая земля отдавала холодом на бледной коже девушки, от чего по всему телу побежали мурашки. Сильный и порывистый ветер лишь усиливал это состояние. Надо вставать, она должна идти дальше, но очень хотелось спать. Вокруг был сплошной лес, и один Бог знал, какие твари тут обитают, но если не поторопиться, то она скоро это узнает.

      Темнеет. В такие моменты люди начинают паниковать и искать, куда бы спрятаться от ночного кошмара. Ей же было всё равно. Хотелось умереть и забыться. Не зная, где она, и как тут оказалась, девушка с тихим стоном прижалась к стволу дерева, стараясь хоть что-то увидеть в ночном мраке

— Помогите, — она ощущала, как по руке бежит теплая кровь, но саму руку она почти не чувствовала, как и остальные конечности истощенного тела...

 

***

  Весть о том, что Гермиона пропала, разлетелась очень быстро не только в мире маглов, но не успела эта новость облететь два мира, как появилась ешё одна. Её нашли в лесу за много километров от родного дома. Истощённую и запуганную. Создавалось впечатление, что её насильно держали в плену все две недели, пока её искали по всем мирам.

      Родители, как могли, выхаживали дочь и старались сделать всё, чтобы она как можно скорее пришла в себя. Но родные стены дома стали словно чужие. Любимые прежде лица вызывали отвращение и гнев. Хотелось встать и уйти из этого дурдома, где каждый сюсюкался с ней, как с ребёнком. Самое ужасное было в том, что Гермиона не помнила те дни, которые провела дома. И этот пробел в памяти ещё больше выводил хрупкую девушку из душевного равновесия, осознание того, что девушка стала другой, очень глубоко поселились в её душе.

      Стоя перед зеркалом в комнате, она рассматривала девушку в отражении, бледная, как мел, кожа, словно никогда не была на солнце, сильно подчеркивала тёмные глаза, в которых горело презрение к тому, что она сейчас видела. Длинные и пышные волосы были заплетены в хвост на макушке, а спортивного типа одежда слегка свисала на исхудавшем теле.

— Почему я не помню? — эту фразу повторяла вновь и вновь изо дня в день. Словно заклинание, которое помогло бы ей вспомнить, вспомнить то, что произошло. 
Врачи говорят, что когда человеку очень страшно или больно, мозг автоматически блокирует воспоминания об этом. Другие говорят, что её напичкали таблетками, поэтому ничего не может вспомнить. Так или иначе, никто не может ей помочь. Прошёл месяц, а она так ничего и не вспоминала.

      Отвернувшись от зеркала, она отправилась в сторону письменного стола, на котором была кипа писем от друзей из Хогвартса. Сочувствия, пожелания скорейшего выздоровлиния и желания увидеть. Гарри с Роном очень беспокоилось за подругу, уже пять лет прошло со дня их знакомства, и это был тот случай, когда действует выражение "их водой даже не разлучить". Но письма друзей не радовали девушку, не радовало её и солнце, которое пробивались через плотные шторы на окнах, слегка освещая светлую комнату.

— Гермиона, мы в магазин. Не забудь поменять повязку на руке, мы скоро вернёмся! — слова матери вывели девушку из оцепенения, но в ответ промолчала и, встав, отправилась вниз в сторону кухни, где была аптечка. Дом Грейджер был небольшой, хотя и маленьким его называть не будет правильным. Это двухэтажное помещение со спальнями, большой кухней и гостиной в светлых тонах. Родители девушки являлись магами, теми, кто не владел магией в отличии от их дочери. Они очень ей гордились. Отличница в учёбе и поведении, была предметом восхищения многих учеников школы магии, и каждый, кто просил её о помощи, получал её. 

      Найдя бинт, она развязала повязку на руке, выкинула её в ведро. Рана на руке представляла собой чёрное пятно, сантиметров пятнадцать в длину и разрезом прямо вдоль пятна, оно не увеличивалось, но и не уменьшалось, уже давно не кровоточило, но боль не проходила. 

— Вспомни, — тихий голос отвлёк ее от завязывания повязки. Ей показалось, что кто-то стоит у неё за спиной и, резко повернувшись, она выставила палочку в предполагаемом направлении источника шума. Но никого не увидела, лишь тихий шелест штор от ветра.

— Я схожу с ума, — положив руку себе на лоб, села в кресло, стараясь успокоиться. С того дня только и делает, что осматривается назад, как параноик. Чего она боялась? Ответа на этот вопрос Гермиона и сама не знала, можно ли бояться того, что не помнишь?..

      Стены давили с новой силой, а гробовая тишина била по ушам, она никогда не боялась оставаться одна. Впервые за столько лет девушка поняла, что ей ещё никогда не было так страшно. Страх сковал тело, а дыхание сбилось.

      "Сбежать нельзя" — этот голос, его холодные нотки навеявали ещё больший ужас, заставляя дрожать своим ледяным голосом.

— Кто ты? — она не могла даже пошевелиться, оцепенев от ужаса перед неизвестным. 
Но в ответ лишь шум в голове, множество голосов, словно испорченный телевизор, который словил несколько каналов сразу.

— Хватит, прекратите! — головная боль переросла в сильную мигрень, Гермиона и не заметила, как уже лежала на полу, схватив себя за волосы, её трясло в сильных судорогах, прося прекратит всё и оставить в покое. По щекам текли слезы, а от крика срывало голос, казалось, что это никогда не прекратится.

      Именно в таком состоянии её нашли родители, когда вернулись. Но объяснить им произошедшее, не в силах.



UtaKaneki

Отредактировано: 10.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться