Вспомнить Все

1.5

***

«Тук-тук…» быстро били по камню рабочие в шахте в поисках драгоценных камней, вросших в горную породу, и, поддаваясь, камни, разлетались на мелкие части. Пыль, поднимаясь в воздух, слепила глаза и затрудняла дыхание.

«Тук, тук, тук…»

Все стихло. С непривычки такая тишина резала слух. Рабочий день закончился. Уставшие рабочие медленно расползались в разных направлениях.

Этот дикий шум был отголоском прошлого, который слышали немногие, шахту давно закрыли из-за частых обрушений. И вот, спустя много лет недалеко от нее расположилась экспедиция, работающая над интересным открытием – захоронением какого-то знатного господина, место его покоя заполняли драгоценности, различные бытовые вещи, стены были расписаны загадочными символами.

Близилась ночь, и на месте раскопки сделалось тихо, только ветер шевелил ветви деревьев, да изредка птица перелетала с ветки на ветку. Охраны по каким-то причинам видно не было.

Раздался слабый шорох. Из кустов вынырнули две тени и тут же скрылись за широким стволом дерева.

– Наверно, там много драгоценностей! Вот все будут завидовать! – раздался грубый женский голос.

– Да-а-а… утрём всем нос, а то нахохлились, – вторил второй, более мягкий и молодой.

Девушки, крадучись и постоянно прислушиваясь, подошли к месту раскопок. Очутившись внутри захоронения, они зажгли две лампы. Мягкий свет упал на лица обеих нарушительниц – это были цыганки в длинных пышных юбках и с платками, у одной повязанным на шею, у другой на талию; бус и иных побрякушек не было, их предусмотрительно сняли, чтобы не создавать лишнего шума. Обе смугленькие, с черными волосами. Они обошли помещение, ощупывая стены и высматривая что-либо ценное, довольно неаккуратно разметая землю под ногами.

– Смотри, что я нашла, – подала голос молодая, – это медальон.

Он лежал, скрытый землей в выбоине стены, увидеть его можно было только по чистой случайности.

– Похоже, из золота, – глаза спутницы заблестели от предвкушения наживы.

Медальон с виду напоминал немного не распустившийся бутон розы на изящной цепочке-стебле. Массивный, заляпанный грязью, потерявший должный золоту блеск и слегка потемневший от длительного пребывания в земле, все это не делало его менее красивым.

– Представляешь, сколько это стоит? Он весит грамм двенадцать. Здесь еще мелкие камушки, думаю, тоже не стекляшка.

– Конечно, очень красиво, но от этой гири шея отпадет. Не завидую тому, кто его носил, – шепотом усмехнулась более зрелая. – Давай выбираться, а то вдруг охрана решит наведаться и проверить, все ли в порядке. А нам и этого хватит.

Вторая согласно кивнула. Они направились к выходу. Чуть слышный шум, еле заметное движение, и ближняя цыганка упала наземь, ее лампа разбилась, свет погас. Вторая застыла, не понимая, что произошло.

– Эй! Что с тобой?

Девушка наклонилась к лежащей, поднеся ближе тусклый свет. Крик, вырвавшийся из ее рта, был полон ужаса: горло у ее компаньонки было вырвано открывая кровавую рану с неровными краями. Небольшая лужица крови уже скопилась на земле.

Грабительница набрала побольше воздуха, чтобы вновь закричать, но ее швырнуло оземь. От падения и ее лампа разбилась, и теперь тьма застилала глаза, даже собственные руки разглядеть стало сложно. Она прижалась к каменной стене спиной и озираясь вокруг, пытаясь увидеть сотворившего это.

Мужчина смотрел на девушку с нескрываемым презрением, находясь всего в нескольких метрах и прекрасно видя ее очертания, пульсирующую жизнь, кровь, непрерывно бегущую по артериям и венам, делающую людей такими теплыми и желанными. Но если изменить угол зрения, то увидишь не кусок мяса, не еду, а хорошенькую перепуганную мордашку. Так лучше не делать, незачем жалеть жертву.

Он вздохнул, чуть слышно, но и такого колебания воздуха хватило, чтобы настороженная и до смерти испуганная цыганка оглянулась в нужном направлении.

Она никого не увидела, тем не менее почувствовала чье-то близкое присутствие.

Девушка вздрогнула:

– Кто здесь? Что вам нужно? – голос почти сорвался ни писк, она выставила вперед руку, пытаясь защититься.

Его этот жест позабавил, он улыбнулся. В таких ситуациях, когда не знаешь и не видишь врага, люди кажутся такими слабыми и беспомощными, особенно женский пол с их дурацкой привычкой повизжать.

Девушка действительно завизжала. Крик резал слух и безжалостно рвал ушные перепонки. Раздраженно тряхнув черными волосами, он скомандовал:

– Замолчи.

Крик неожиданно резко прервался. Всхлипнув еще пару раз, бедняга затихла.

– Бросай мне медальон.

Она выполнила приказ безоговорочно, кинув украшение на голос. Теперь стояла и ждала с замиранием сердца, не понимая, почему исполняет эти слова.

Его уже начал мучить голод, густой запах крови витал в воздухе, пробивался в легкие, вызывая спазмы. Он еще раз взглянул на девушку: «Хорошенькая, отзывчивая, добрая, почти нет плохих качеств, ее все любят. Знакомая, лежащая мертвой, разбудила у нее в душе огонь порока. Что ж, поделом ей. А этой мордашке нет причин умирать. Рано».



Maiyonaka

Отредактировано: 28.07.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться