Вспомнить Все

2.11

***

От пережитого у меня поднялась температура, вначале я даже обрадовалась, решив использовать это как предлог не ехать на прием. В последний момент, правда, передумала, Алекс упоминал, что Байрон Дейлз вернулся из-за границы, и возможность встретить его если не у графини Экшелен, то вне стен дома значительно больше.

К утру температура спала. Не теряя времени, выбрала платье синего цвета и после мытья, натирания кожи маслами – этот ритуал мне особенно полюбился, да и свободное время к этому располагало – позвала служанку. Еще полчаса мне расчесывали и сушили волосы, собрав их в простую прическу: часть волос убрали на затылок, завили кончики; несколько шпилек, украшенных белыми цветами, воткнули в волосы.

Наконец-то довольная своим отражением, повертелась перед зеркалом, вспомнив, что похожий цвет платья был на первом балу. Правда, удачи он мне не принес, зато вечер запомнился возом и маленькой тележкой негативных эмоций, да еще это беспардонное исчезновение Алекса. Наполнив пузырек жидкостью, подаренной мне госпожой Анитой, спрятала его в небольшом кармашке в складках и приступила к легкому макияжу: нанесла бежевые тени, тонкой линией подвела глаза, помедлив подкрасила и ресницы. Мило и неброско, все равно красоваться не перед кем.

Я прошлась по комнате стараясь в очередной раз разобраться в себе. Память вновь и вновь рисовала картину задыхающейся и корчащейся на полу Лилит, ее перекошенное лицо и скрюченные, точно у мертвой птицы, пальцы. Резко остановилась, стараясь унять тревогу и поднявший свою мерзкую морду страх. И как теперь быть? Как вести себя с Энджилом?

На завтрак я так и не решилась спуститься, противоречивые чувства, точно сцепившиеся звери продолжали раздирать весь день.  Я и хотела, и боялась встретиться с Энджилом, поэтому выбрала единственно безопасный вариант – избегание.  Обед, уже с прической, но в простом домашнем платье, так же прошел в моей комнате. Я, такая трусиха, не осмелилась спуститься на первый этаж.

В пять вечера служанка сообщила об ожидающим экипаже. Пока шла, молилась, чтобы Глория ничего не знала от Лилит. Не смотря на ее переменившееся ко мне отношение продолжала надеяться на дружбу и поддержку. Заметив меня, Глория поджала губы и кивнув мне отвернулась к окну. Я остановилась. Да что не так? Уже открыла рот, желая озвучить свои мысли, но передумала. Что толку от ее слов? Только испортит настроение, с первого ведь взгляда было понятно насколько мы разные.

– Найду этого Байрона Дейлза и исчезну от сюда, – мысли придали решимости и раздроженно мотнув головой шагнула в экипаж молча уставившись в окно.

Резкие порывы ветра, точно пастухи, пригнали на небо попастись черных кудрявых барашков. Стало душно. Ветер затих в ожидании дождя. Глория отточенным движением открыла веер, обмахиваясь им. Ее искусству в обращении с веером смело можно позавидовать: всего несколько точных жестов, и информация, переданная языком веера, достигала адресата. Она даже хотела обучить меня, но я неожиданно тупела, путая и махая им не те знаки.

Мысли, вторя лениво проплывающему пейзажу потекли сами собой. Неожиданно вспомнились школьные походы, наши с родителями поездки по выходным в сад. Вздрогнув от оживших образов, склонила голову, чтоб скрыть влажный блеск глаз. В этот момент экипаж подпрыгнул и ударившись лбом о стенку мысли быстро сменили свое направление. Перед глазами, возникло некрасивое родимое пятно над левой бровью и безумные, расширенные глаза Дейлза. Его пальцы вцепились в мое плечо. Я вскрикнула, ударив наотмашь.

– С ума сошла? – Глория потирала ушибленную руку. – Приехали.

– Как? – захлопала сонными глазами.

В знакомый по первому балу дом мы вошли вместе и тут же Глория ускользнула, растворившись в толпе и оставив меня на едине со своими страхами.

Волнение нарастало. Пришло понимание, что наверняка придется танцевать. Танец с отдавленными ногами, по-прежнему оставался моей слабостью.

Борясь с тревогой и желанием убежать с приема, подняла голову и отправилась по залу, наблюдая за собравшимися. Одиночек было мало, приглашенные неспеша переходили от одной компании к другой: споря, беседуя, флиртуя.  Я, чувствуя себя не в своей тарелке не понимала зачем пришла сюда, нервно оглядывалась по сторонам, боясь заметить знакомых или наткнуться на чей-то заинтересованный взгляд.

– Могу я вас пригласить на следующий танец? – юноша поклонился, подавая руку. Его глаза блестели, а торчащие уши пылали.

Пока я отметала одну за другой бредовые идеи отказа – привлекать излишнее внимание не хотелось, – он, осмелев, взял меня за руку и повел в центр зала.

«Я справлюсь, тем более мне все равно, что он подумает», – уговаривала я себя, от волнения так некстати закружилась голова. Стараясь унять бегущее быстрее меня сердце, задышала медленнее. Бросила взгляд на его счастливое раскрасневшееся лицо, тут же поспешив отвернуться.

К концу танца краснела уже я, не менее восьми раз пройдясь по его ногам, пьяный дурачок уже не пылал таким откровенным счастьем и с каждым новым разом кривился от боли. Даже не знаю, кто из нас казался счастливее к завершению танца, но, торопливо проводив меня, неудачливый ухажер исчез из поля зрения.

Следующие минут пятнадцать старалась стать как можно незаметнее. Как же подобные вечера красиво описаны в книгах и показаны фильмах. Мне же, кроме стресса и подтверждения, что в этом времени мое образование не имеет ценности и одной мне здесь попросту не выжить, этот прием ничего не дал.



Maiyonaka

Отредактировано: 28.07.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться