Вспомнить всё

Размер шрифта: - +

Глава 2. Бертрон

  Бертрон мне не понравился от слова вообще. Грязный маленький городишка прокаленный солнцем так, будто находился среди пустыни. Глинобитные хижины и дома, сложенные из песчаника. Ни единого деревца или кустика внутри городских стен. Воздух пропитался смрадом тины от протекающей рядом мелкой речушки с заболоченными, покрытыми густыми зарослями осоки и камышей берегами. Скрипящая на зубах пыль. А в довершении ко всему еще и идиот начальник. Стоило становиться даэвом, чтобы приобщиться к подобному великолепию!

      Я скривился, вспоминая свой первый день на службе. Резиденция местного легата оказалась третьим по величине зданием в этом забытом богами месте, уступая первенство громадному, но какому-то исключительно безвкусно возведенному храму и монументальному строению, принадлежавшему местной торговой гильдии пронырливых шиго. Вход в нее был со стороны центральной площади, посреди которой красовалась городская гордость – действующий фонтан.

      Пройдя короткий, на удивление прохладный коридор, я попал в большую залу с самым настоящим троном. От порога к нему вела уже порядком вытертая некогда красная ковровая дорожка. А за спинкой на стене на фоне затейливого штандарта скрещивались два меча размерами в полтора человеческих роста. Бутафорские клинки смотрелись нелепо рядом со сдвинутыми в бок старинными канцелярскими конторками и доской объявлений, пестревшей кучей бумажек разной степени свежести. У подножья трона прямо на полу сидел средних лет мужчина, облаченный лишь в шелковое нижнее белье, что при местном климате было вполне практично. Но увидев подобный экземпляр в государственном учреждении, я на мгновение выпал из реальности. Между тем тот ласково мне улыбнулся и предложил не стесняться.

      - Жарко, даэв. А мы тут все свои, по-простому, знаете ли, привыкли.

Бегло просмотрев мои бумаги, он кивнул своим мыслям и, обведя широким жестом половину залы, распорядился.

      - Присаживайся!

Ни стульев, ни чего-либо подходящего в помещении не было. Только трон и ковер. Я вернул ему улыбку и, поддернув брюки, опустился рядом.

      - Нет-нет! Туда!

      Да как скажешь! Отказываться не стал, понимая, насколько глупо будут смотреться попытки уклониться от приглашения. Сидеть было неудобно. Пружины от старого продавленного кресла, переделанного в местный символ величия, неприятно впивались в зад, а легат расположился настолько близко, что места для ног практически не осталось. Но я кое-как устроился, умудрившись при этом не наступить на высокое начальство и отчаянно жалея, что явился на прием в штатском платье. В кольчуге, несомненно, было бы гораздо комфортнее на этом пыточном сооружении.

      На несколько долгих минут воцарилось молчание, а затем Ваталлос поинтересовался

      - Как ощущения?
      - Жарко, - не признаваться же, что всерьез обеспокоен целостностью брюк от парадного костюма.

Вставать надо будет с осторожностью – зацепиться за торчащую пружину и порвать штаны на столь деликатном месте совершенно не хотелось.

      - Возбуждает? – поймав мой недоуменный взгляд, он пояснил. – Ты же безродный наемник, а тут оказался на троне и правитель области, словно покорный раб, распростерт у ног. Только не лги! Не поверю, что тебя сейчас не охватило желание…
      - Предпочитаю женщин! – резко перебил его, с тоской подумав о грядущих проблемах в общении с начальством.

Если он из этих, нетрадиционных, то впереди меня ждут сплошные неприятности и лучше сразу расставить точки над всеми буквами алфавита.
Легат в ответ только расхохотался.

      - Ой, дурак! Ты хоть дослушай. До чего же озабоченная молодежь пошла, мысли только в одном направлении. Я говорил о желании обрести такое не понарошку, как сейчас, а на самом деле. Власть, мой мальчик, для нас, бессмертных даэвов, куда притягательней секса. Ты пока рассуждаешь, как обычный человек, но пройдет сотня лет, другая, третья… Ладно, вернемся к этому разговору позже, а пока держи!

Он бросил мне на колени внушительных размеров свиток, пояснив

      - Список первоочередных заданий, которые тебе необходимо выполнить. Будешь регулярно отчитываться, как продвигается работа. И еще, здесь принято помогать местным жителям в их маленьких просьбах. Так, что не отказывайся, если к тебе обратятся. Да, внесем некоторое разнообразие в напрочь скучный официоз. Докладывать станешь именно в такой обстановке, как сейчас. Ты на троне, я у твоих ног, - Ваталлос захихикал, - а через полгодика посмотрим, что ты на самом деле начнешь предпочитать: женщин или все-таки власть. Свободен!

      Я поднялся, вежливо поклонился и направился к выходу, прилагая невероятные усилия, чтобы просто держать себя в руках. Отчаянно хотелось выплеснуть накопившееся раздражение, но здравый смысл рекомендовал не злить начальство. Мне тут еще кто знает сколько жить, а у легата есть все возможности превратить существование строптивого подчиненного в кромешный ад.

      Поздравив себя с проявленными чудесами выдержки, я шагнул на залитую солнцем площадь и, взвесив в руках полученный свиток, решил отложить ознакомление с ним на потом, пока же заняться поисками приличной квартиры – служебная комната оказалась хуже, чем сарай, в котором почтенный Уно содержал муто. Но не успел я отойти от резиденции легата, как на меня налетела здоровенная бабища в форме патруля. Прижав к стене, уперла в грудь свой бронелифчик и, наклонившись к самому уху, игриво спросила

      - Даэв, как вы относитесь к детям?

Асфель подери! Эта консервная банка так заигрывает, что ли?

      - У меня их двое, - продолжала дамочка, растянув губы в гримасе, надо полагать, изображающей улыбку.

      Я попытался освободиться, но ничего не получилось. Женщина была выше меня на полголовы и раза в два толще. Плюс тяжелая броня хорошо добавляла веса навалившемуся на меня телу. Эх, точно синяки на коже останутся. Двое так двое, а от меня ей чего надо? Третьего? Исключено, мне столько не выпить. Глядя в ее грубое обветренное лицо с набрякшими под глазами темными мешками и мясистым пористым носом, я размышлял о неприхотливости местных кавалеров, раз уж парочку наследников подобной красотке струганули.

      - Племянники, - вздохнула женщина, разом поднимая мое упавшее ниже уровня земли мнение о бертронских мужчинах.

      Солнце палило немилосердно, заставляя даже защищенные затемненными очками глаза слезиться от слишком яркого света. К горлу подступала тошнота от витающих в воздухе запахов пыли, тины, навоза и разящей от собеседницы смеси пота, нагретого доспеха и оружейной смазки. А дамочка рассказывала то о каком-то пари, заключенном ей исключительно по пьяни и которое я почему-то должен был помочь ей выиграть, то о том, что забыла предупредить приглядывающих за детьми соседей о своем сегодняшнем дежурстве. Разумеется, сбегать в соседнюю деревню и предупредить добровольных нянек тоже предстояло мне. А что? Для бешеного тойгу семь верст не крюк, так почему бы даэву, так вовремя попашемуся на пути защитницы крепости не бросить все свои дела и не прогуляться, поработав курьером. Услышав последнее слово, к нам бодренько подскочил насадно кашляющий старичок, деловито осведомившись

      - В Тольбас?

      Бабища утвердительно кивнула и мне тут же в карман сунули письмо, сопроводив подробными инструкциями кому именно его вручить. А то дедуля, видите ли, почте не доверяет. Я уже готов был взорваться и устроить грандиозный скандал, но успел только по привычке помянуть Асфеля, как рядом оказался довольно улыбающийся Ваталлос.

      - Смотрю, ты отнесся к моим словам с должным пониманием и взялся помочь простым людям, - елейным голосом почти пропел он, ласково трепля меня по плечу, - отличное начало, чувствую, мы сработаемся!

      Похоже, это был тщательно спланированный спектакль. Рассыпаясь в благодарностях, женщина и старик, как по команде, исчезли, а на их месте появился еще один патрульный, представившийся Спиросом. С очередной просьбой, конечно. Добыть сущую мелочь – древнего окаменелого рапаноида. Где? Так если бы знали, сами давно бы справились. В общем, очередное «пойди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что».

      Дни пролетали за днями, гора поручений не становилась меньше и я начал искренне тосковать по своей беззаботной жизни в Акариосе, а также по тенистым лесам и чистым озерам Фоэты, которых в этом краю мне так не хватало. Обретение крыльев сыграло со мной злую шутку. Только лишние хлопоты на шею. И как назло, ни малейшего продвижения в деле, ради которого я и пошел на подобные жертвы. Прошлое так и оставалось для меня тайной за семью печатями. Зато местных секретов раскрыл – на три жизни хватит. Тут и подпольное изготовление краловой настойки чуть ли не промышленными нормами, организованное в соседствующей с Тольбасом деревне дукаки. И незаконная добыча одиума, и контрабанда через стационарные пространственные врата, отправляющие стратегический минерал то ли к балаурам, то ли в Асмодею. А еще Харамель. Громадный комплекс, включающий в себя плантации аделлы, небольшую фабрику по производству самого популярного в мире наркотика и обработке да-да, того самого вожделенного зеленого камня, обладать которым стремились все даэвы вне зависимости от цвета крыльев. Пикантный нюанс – заправлял в Харамеле некто Хамэрун, когтисто-гривастый вампир, чье пребывание на земле Бертрона вообще можно было считать нонсенсом. Хотя там, где начинали звенеть кинары, сразу заканчивалась любая расовая неприязнь и наши воротилы набивали карманы, ничуть не гнушаясь вести дела с официальными врагами.

      Пользы от обладания подобной информацией, увы, не было абсолютно никакой. Бежать с разоблачениями в столицу? Не смешите! Так развернуться можно лишь при прямой поддержке сверху. От вербовки влиться в стройные ряды местной мафии я смог пока уклониться, продолжая играть роль мальчика на побегушках при Ваталлосе, прекрасно понимая, что время на исходе и не сегодня-завтра меня заставят сделать окончательный выбор.

      Единственно непонятным оказалось наличие в Бертроне третьей силы, о которой в провинциальной Фоэте я и слыхом не слышал. Повстанцы Ривара. Странные агрессивные типы с какими-то своими целями, враждебно относящиеся ко всем не состоявшим в их организации. Кто такой Ривар и чего хотят его последователи мне так никто толком объяснить и не сумел. Впрочем, куда-куда, а к этой банде фанатиков присоединяться желания никакого не было.

      Задумавшись, я не заметил, как словно из-под земли рядом появился шиго-курьер и протянул мне пакет, покрытый внушительными печатями. Ого, официальный вызов в столицу к Верховному Жрецу Юклиасу. Интересно-интересно, что понадобилось главе Храма от простого даэва из провинции. Сердце кольнуло нехорошее предчувствие, но я уже шагнул к площадке перемещения.

За день до этого

      - Что будем делать? – Ваталлос хмуро взглянул на офицера безопасности. – Я присмотрелся к нему и моё мнение: тип слишком мутный. Да еще эта его потеря памяти. Он нам не нужен. Как говорится, нет тела – нет проблемы. Вот и займись.
      - Каким образом, шеф? Он даэв, а у нас тут не Бездна, где мест, не покрываемых кибелисками хоть пруд пруди.
      - Бездна, говоришь? Хорошая идея, пожалуй, я смогу устроить ему экскурсию на один милый остров.
      - А если, не приведи Айон, вернется, то получит приглашение на проверку лояльности. Слишком уж часто для добропорядочного элийца наш юный друг поминает Асфеля! Из подвалов Службы выявления измененных мало кто выходит живым, особенно если намекнуть кому следует об ожидаемом результате. Но лучше бы обойтись без них.
      - Сделаем! Сейчас свяжусь кое с кем и обрадую человечка. Давно он меня просит устроить приватную встречу с нашим новобранцем.
 



Sherl

Отредактировано: 13.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться