Вспомнить всё

Размер шрифта: - +

Глава 3. Привет из прошлого


      Странный вызов вылился в еще более странные события. Жрец, едва узнав по какому я делу, оттащил меня вглубь Храма, толкнул в тесную пыльную полутемную нишу, тщательно замаскированную фальшивой панелью, и только там едва слышно прошептал

      - Срочно, слышишь, срочно ступай в воздушный порт в таверну «Храм Бахуса». Найдешь там хозяйку, Лудину. У нее для тебя важные новости. Ничего сейчас не спрашивай – все подробности на месте. Запомнил? А теперь ни звука, выйдешь через черный ход. Да, кстати, никто не видел, как ты получил послание? Отлично, давай его сюда. И не мешкай, одна нога здесь – другая там!

      Что за дела здесь творятся? Шпионские игры, право слово! Хотя, если рассуждать логически, жрецу открыто посылать прихожанина к шлюхе в кабак – это нечто. Хм, а что вообще может связывать прелата и путану? Похоже, Юклиас еще тот шалунишка! Надо сходить, с такими предосторожностями явно не на выпивку или оргию приглашают.

      Лудина, как и ожидалось, оказалась вульгарной особой с ломотными манерами. Хозяйка таверны с ходу попыталась перенести разговор «в номера», а когда не вышло начала набивать себе цену, рассказывая о невмешательстве в дела клиентов и прочей абсолютно не интересной мне ерунде. Только, когда я плюнул на совет жреца и уже повернулся, намереваясь покинуть заведение, она трагическим тоном сообщила о таинственном незнакомце, разыскивающем «потерявшего память даэва». Причем начала уверять, что речь шла именно обо мне. Откуда такая уверенность, позвольте спросить? Впрочем, что я теряю? Если разыскивали другого, просто снова вернусь в Бертрон к ежедневной рутине. А вдруг и правда удастся что-нибудь узнать о своем прошлом. Решено, где тот незнакомец? Не в Элизиуме? Забавно, меня послали в Храм Эльдес к Морайе. Знаю такую, приходилось общаться по службе. Тем более стоит нанести ей визит – успею всё сделать за выходной, и не придется просить у Ваталлоса отпуск. Обращаться к начальству совершенно не хотелось, а любопытство уже не позволило бы просто так бросить это дело.

      У Морайи я узнал, что Икароникс, так звали моего незнакомца, в данный момент не где-нибудь, а в Бездне на острове Тьмы. Стражница-центурион поохала, предупредила, что место довольно опасное и тут же вызвалась открыть направленный портал прямо к нему. Я разозлился. Если этому Икарониксу есть, что сказать, то найти меня в Бертроне труда не составит, тем более через общую знакомую. А тупые игры в догонялки просто бесят. Шпиономания оказалась слишком нарочистой, от нее за версту несло любительским спектаклем, участвовать в котором совершенно не было желания. Морайя выслушала мои доводы и, с елейной улыбочкой, швырнула мне под ноги активированный камень портала.

      Асфель и предвечная тьма! Едва прошло головокружение от резкого переноса, как на меня обрушился целый водопад невнятных восклицаний. Рядом метался смазливый тип, отчаянно жестикулируя, и то порывался броситься мне в объятья, то шарахался назад, словно боясь, что я его укушу. Резкий излом бровей, прямой нос, волевой подбородок, длинные черные волосы свободно ниспадающие на широкие плечи, отличная фигура – женщины от таких без ума. Понятно теперь, почему и Лудина, и Морайя из кожи вон выпрыгивали, стараясь ему угодить. Не ясна только причина назначения встречи в таком экзотическом месте. Надо отдать парню должное, заманил сюда он меня профессионально. Ну, хватит скакать, будто эльрок в брачный период, скажи что-нибудь вразумительное!

      Словно услышав мои мысли, он приостановился и тут же патетически воскликнул
      - Эрт! Так ты действительно жив?

      Нет, Асфель подери, вернулся из потоков эфира или слоняюсь нежитью. Хм, а ведь ждал здесь парнишка и впрямь меня, раз по имени называет. Ладно, послушаем, что дальше скажет.

      - Едва услышав радостную весть, я начал разыскивать тебя и вот…

Угу, нашел. И притащил зачем-то в задницу мира. Моё молчание несколько охладило его пыл.

      -Ты узнаешь меня? Я Икароникс, твой солдат, - парень выжидающе уставился на меня и спустя некоторое время, добавил, - кажется, ты меня не помнишь.

Хм, мне показалось или в последней фразе прозвучало явное облегчение? Впрочем, красавчик не дал мне времени задуматься над этим любопытным фактом, весело заявив

      - Ну, раз ты потерял память, тут ничего не поделаешь. Я расскажу, кем ты был и что случилось прежде, чем это произошло…

Ну-ка, ну-ка, сделай милость.

      - Эрт! Мы вместе служили в легионе Миража, покровительницей которого была сама богиня Ариэль! Особый легион для ее тайных поручений, поэтому о нас мало кто знал.

Асфель и тьма! Вот это поворот, если парнишка не врет, конечно.

      - Ты был легатом, а я одним из твоих элитных воинов…

Френос вроде бы тоже говорил про легата. Похоже, несмотря на жуликоватое выражение лица, Икароникс не лгал. Элитка, надо же. А как скромно начал, «всего лишь солдат».

      - Нашим последним заданием был поиск артефакта памяти в Карамматисе. Ты ушел и больше не вернулся. Никто не вернулся. Я так горевал о тебе!

      С чего бы вдруг? Если сейчас заявит, что был моим любовником, просто и без изысков дам в рожу! Горевал он, видите ли, обо мне единственном. Меня затрясло от ярости, когда снова перед глазами встал тот сон-воспоминание. В ушах стояли крики
      - Нас предали! Дерадикон!
А ты где в это время ошивался, дорогуша? Что он там лопочет?

      - Я хотел обо всем сообщить Ариэль и спросить, как же быть дальше. Но мне, простому легионеру, не пристало обращаться напрямую к богине.

      Да-да, конечно, простой легионер не посмел обратиться к начальству, оставшись один. Или не один? Хотя вряд ли богиня оказалась вдруг не в курсе случившегося с ее «особым легионом». Любимые игрушки богов всегда плохо кончают. Асфель подери! А почему это у тебя глазки бегают, взгляд отводишь? Руки зачесались вырубить парня, найти местечко поудобнее и снова расспросить, вдумчиво так, потчуя довольно редкими очень вкусными микстурками. От которых пациент говорит правду, только правду и ничего кроме правды. Я уже приготовил оглушающее заклинание, как Икароникс наклонился поближе и почему-то шепотом, вроде здесь нас мог кто-нибудь подслушать, сказал

      - Перед самым своим уходом ты дал мне особое задание, легат. Выяснить, кто нас предал.

Меня будто молнией шарахнуло.

      - Каждый раз, когда мы отправлялись на задание, нас там уже поджидали враги. Знающие о цели вылазки и успевшие отлично подготовиться к встрече. В последнее время один провал шел за другим. На лицо была явная утечка информации. Думаю, предатель действовал и в Карамматисе.

Правильно думаешь. Мне вдруг стало стыдно за недавнее желание. Человек с риском для жизни расследовал такое деликатное дело, а я его микстурками собрался.

      - Ничего не стану говорить без доказательств. Там, на верху, пещера – все документы в сундуке. Просто без них ты мне не поверишь, - Икароникс грустно усмехнулся, - лети напрямую, а я пойду другой дорогой – хочу убедиться, что нет слежки. Слишком уж многое поставлено на карту. Встретимся на месте, Эрт!

      Хорошо. Крылья легко подняли меня вверх. Пещера, говоришь? Вижу. Извилистый ход закончился сухим прохладным гротом, посреди которого возвышался небольшой окованный железом сундучок с затейливым запором. Асфель подери! А ключ? Я приземлился рядом и присел, чтобы осмотреть замок. Вдруг сзади мелькнула смазанная тень. Рывком обернувшись, я едва успел заметить громадные когти-кинжалы, направленные мне в спину и серебристый росчерк меча, ранившего и обратившего в бегство тварь. Кто здесь? Икароникс?

      Рядом со мной возник светящийся силуэт. Призрак!
      - О боги! Эрт! Ты жив? Это просто замечательно! Если так, то наш легион сможет вернуть себе доброе имя.

      Да жив я, жив. Еще один горюющий почитатель? Хотя если бы не он, вряд ли мне удалось бы отбить недавнюю атаку. А что там с добрым именем? Дела шли настолько плохо, что нам перестали доверять? И все равно отправили за артефактом… Или на бойню, пришло вдруг понимание. Одним ударом зачистить знающих слишком много тайн, но попавших в немилость легионеров руками балауров – красивое решение проблемы и практически беспроигрышный вариант.

      - Асфель и предвечная тьма! Ну почему я ничего не помню! Прости, даже твоего имени, чтобы как следует поблагодарить за спасение.

Призрак грустно улыбнулся.

      - Как всегда поминаешь его по поводу и без повода! Легат, как же я рад тебя видеть. Стой! Не помнишь? Как же ты оказался тут?

Пришлось кратко пересказать свою историю.

      - Икароникс! – призрак произнес это имя, как ругательство, - Он снова заманил тебя в ловушку.

      Экус, так звали собеседника, поведал мне весьма печальную историю. Поручение выявить предателя я когда-то давал именно ему. И он его выполнил, но при этом пал от руки разоблаченного врага, которым оказался наш милейший Икароникс. Однако самым неприятным было другое. Пещера оказалась ловушкой. Мне не победить стерегущую выход тварь, а Экус не может выйти за пределы грота. В сердцах я пнул злополучный сундучок. Крышка отскочила, ящик оказался пуст. Лучшее доказательство, не правда ли? Жаль, уже не имеющее смысла.

      - Эрт, - Экус тронул меня за рукав, - если ты доверишься мне, я смогу помочь. Мой кристаллический дух надо вживить тебе в тело. Как стигму. Не помнишь, что это? Не беда, потом в столице расскажут. Ты получишь особое умение, действующее, к сожалению, только здесь, в пещере. Мастера стигм из Элизиума делают их постоянными, но я не мастер. Вообще, затея очень рискованная, но другого пути я не вижу. Ты должен любой ценой выбраться отсюда. Верни себе память и отомсти предателю. За всех нас, потерявших жизнь, но не вошедших в потоки эфира.

      - Почему вы не обрели покой?
      - Проклятье богини. Ребята никак не могут преодолеть последний барьер, а я застрял тут. Надеюсь, что отдав тебе дух, смогу хотя бы полностью исчезнуть. Слишком уж тяжела такая не-жизнь, прости.
      - Хорошо, я согласен.
      - Придется оглушить тебя – иначе не выдержишь операцию, - смущенно сказал призрак, - но должен предупредить, потеряв сознание, ты увидишь нас всех. Зрелище довольно жуткое. Парни помогли мне не лишиться рассудка за эти долгие годы. Хотя сами полностью утратили человеческий облик. Помолись за нас, вдруг Ариэль сменит гнев на милость.
      - Действуй!

      Пещеру заволокло туманом, в котором завозились гротескные тени. Резкая боль пронзила тело и тут же ушла, смытая приступом эйфории. Прямо перед собой я увидел сияющую реку, такую манящую, зовущую обещанием покоя, что не удержался и ринулся к ней. Из тумана вырвались колючие жгуты, вцепившиеся в меня словно стая голодных каллифов в бракса. Душа разрывалась от отчаянья и бессилия. Я брыкался, пытаясь освободиться, что-то кричал. Тщетно. Наконец до затуманенного сознания начали доходить странные слова, звучащие, казалось одновременно отовсюду и ниоткуда.

      - Эрт! Легат! Борись, тебе еще рано в потоки эфира! Да возьми же себя в руки, наконец!

Я перестал сопротивляться, обвиснув на путах, и только тогда жгуты исчезли. Не удержав равновесие, рухнул на колени. Губы едва шевельнулись, и собственный голос показался мне хриплым карканьем.

      - Спасибо.
      - Не за что, командир! Мы слышали всё, что ты говорил Экусу и рады видеть тебя живым. Пусть потерявшим память, это не страшно, это поправимо. Главное, что не скитающимся в мире бесплотных теней и голодных духов.

      Я посмотрел на сияющую реку. Меня по-прежнему тянуло к ней, невозможность слиться с переливающимся всеми оттенками ультрамарина эфиром причиняла невыносимые страдания. А каково же им, моим бывшим товарищам? Неужели никак нельзя снять это проклятие? Кажется, мысли здесь равносильны произнесенному вслух. Потому, что мне ответили.

      - Помолись за нас, легат!
      - Асфель побери! Думаете, эта жестокая стерва соизволит услышать мои молитвы? За что она вообще так с вами?

Легкий смех всколыхнул туман.

      - Ты всегда был любимчиком богини. Наверное, поэтому и остался жив. Услышит. А нас… Мы ведь всегда шли в бой не ради нее, а за тобой, Эрт!
      - Только любимчиком? – я усмехнулся.
      - Не только, - хихикнули в ответ. – Хотя незадолго до последних событий между вами будто черная кошка пробежала.

      Кое-что стало ясно. Бедные мои друзья, так вы и не поняли, что дарованная мне жизнь оказалась не проявлением милости, а очередным витком мести чем-то разъяренной богини. Заставит униженно молить, потом втопчет в пыль, напоследок от души поиздевавшись. Не дождется! Светлая богиня, говорите? Таки я помолюсь, но не ей. Проклятье света может снять благословение тьмы. Лишь бы на той стороне услышали! Нужен настрой. Полжизни за гитару!

      - Зачем же так дорого? Достаточно простого желания.

      Туман чуть отступил и у моих ног появился вожделенный инструмент. Я вцепился в него, как утопающий в соломинку. Немного нервно провел пальцами по струнам, отозвавшимся чистым удивительно прекрасным звуком, и запел. Слова приходили сами собой, отлично сочетаясь с замелькавшими перед глазами картинами прошлого, так часто преследовавшими меня во снах.

Последний бой у старой цитадели
У башни, что нависла над обрывом
Собрались те, кто в битве уцелели
И попрощались молча, торопливо.

      Темные небеса и выжженная земля под ногами. Огромный корабль балауров и отчаянный крик
      - Дерадикон!
Вспышки магии, звон мечей, исчезающие черные и белые крылья.

И кровь струилась красная на черном
Достанет ли вам силы, менестрели,
Чтобы воспеть геройство обреченных
Погибших без надежды и без цели

      Так и было – ложная цель, обманутые надежды, горечь предательства и не дрогнувшие ряды легиона.

Вам этот бой запомнится надолго
Полет клинков, рассекших мир на части
Последний крик затравленного волка
И два меча как проклятое счастье

      Я вдруг снова ощутил себя сжимающим оружие. Почему-то не излюбленный посох и даже не более привычные среди целителей булаву со щитом, а пару легких мечей. Тело гудело от недавней трансформации, внутренний зверь – громадный черный волк еще не полностью покинул сознание. Запах своей и чужой крови пьянил, словно дорогое вино. Вперед! В атаку! Это был крик или рычание? А, впрочем, не важно.

Пусть подождет меня еще минуту
Чертог забвенья, страха и печали.
Осколком жизни смерть неся кому-то
Я шел в последний бой с двумя мечами

      Громадная фигура балаура, чей-то отчаянный крик
      - Арисса!
Оборвавшийся на самой высокой ноте.
И понимание неизбежности. А потом искривившая губы злая улыбка и рывок вперед, на врага. Короткая схватка, завершившаяся жестоким ударом и всепоглощающей болью. Чувство падения и тьма.

Какая ж мне нужна еще награда
Как только жизнь уйдет в последнем стоне
Я упаду красиво как в балладах
Сжав рукояти в стынущих ладонях

      - О Тьма! Предвечная тьма и Асфель, ее воплощение в этом мире! Примите мольбу взывающего к вам! Укройте крыльями последовавших за мной в объятья смерти, даруйте им вечный покой в потоках эфира.

      Я не умею молиться, но эти слова шли из самой глубины души, заставляя трепетать окружающее меня призрачное пространство. Больше всего на свете мне хотелось быть услышанным.

      - Не отвергайте павших по чужому капризу, но сохранившим честь и верность. Они не заслужили подобную участь. Пусть их проклятье лучше падет на меня, явившегося первопричиной тех событий.

Где-то далеко, высоко, на местном Олимпе

      - Джикел, представляешь, ему снова удался истинный зов! Да еще такой силы, невероятно!
      - Я его слышу, Асфель.
      - И я тоже, - в комнату зашла Триниэль, - ответишь? Мальчик так искренен в своей молитве, а поет вообще замечательно. «Два меча, как проклятое счастье»! Романтик. Что для убийцы довольно странно. Где ты такого нашел?
      - В Элиосе. И он целитель, - сварливо буркнул темный бог.
      - Не может быть!
      - Тем не менее, это так.
      - А я его вспомнил, - внезапно прервал начинающуюся перепалку покровитель гладиаторов, - непокорная игрушка Ариэль, бывший легат ее «Миража» и по совместительству любовник, относящийся к своей божественной пассии исключительно, как к обычной женщине. За что и поплатился.
      - Асфель, помоги мальчику! – Триниэль звонко расхохоталась. - А еще лучше забери его в Асмодею. Ариэль будет просто в ярости.
      - Хорошо, помогу. Но забирать не стану. Тут он станет обычным даэвом, каких и без него хватает. Скучным и предсказуемым. А вот пока парень на той стороне, за ним интересно наблюдать. Светлый целитель, поклоняющийся тьме – это забавно. Посмотрим, что он еще учудит.

      Короткий взмах рукой и для исстрадавшихся душ открылась широкая дорога к потоку эфира в обход так и продолжающему нерушимо стоять барьеру, возведенному взбешенной богиней.

Бездна. Остров Тьмы

Туман рассеялся. Вместо него передо мной снова стояли люди.
      - У тебя получилось!
Они радовались, смеялись от счастья, благодарили и шли к заветной реке, растворяясь в ее сияющих волнах. А у меня в голове все еще крутились строки той странной песни

И на краю, спиной упершись в небо,
Плечом к плечу в свой строй последний встали
И друг за другом уходили в небыль
Неся кровавый росчерк острой стали

Некоторое время спустя. Элизиум

      - Эрт, я рад, что ты вернулся!

Улыбка Юклиоса была искренней, а взгляд лучился теплом.

      - Не скрою, посылая тебя к Лудине, я знал, насколько грязное всё это дело, но не мог ослушаться прямого приказа.

Жрец скосил глаза в сторону Храма, возвышающегося на противоположной части улицы. Понятно, откуда дул ветер.

      - Однако в твоем исчезновении были заинтересованы еще и очень влиятельные люди. Ты кому-то сильно мешаешь в Бертроне. Настолько, что мне порекомендовали уговорить тебя сменить место службы. Для твоего же блага.

Я кивнул.

      - Мне нужно место, откуда я смогу свободно посещать Бездну, - как ни печально, но Икарониксу удалось сбежать, и искать его я собирался, если понадобится, даже в землях балауров, Асфель их подери.
      - Хорошо. Еще пожелания?
      - Доступ в закрытое хранилище библиотеки.
      - Думаю, это можно устроить.

      Через несколько дней я получил все необходимые бумаги и отправился в Элтенен, надеясь, что местный легат будет не столь эпатажен, как Ваталлос.

Где-то далеко, высоко, на местном Олимпе. Личные апартаменты Асфеля

      - Давно хотел спросить, но тогда как-то забыл, а сейчас вот снова вспомнил, - издалека начал Джикел, хитро поглядывая на друга.
      - О чем же?
      - Этот мальчик, Эрт. Злые языки поговаривали, что причиной последней ссоры его с Ариэль стало твоё имя, произнесенное им на пике высшего наслаждения во время занятия любовью.

Асфель удивленно изогнул бровь.

      - С каких это пор ты интересуешься «жареными» сплетнями и подробностями чужих постельных приключений?
      - Скука, знаешь ли, вечная болезнь бессмертных, - пожаловался Джикел и улыбнулся, - так это правда?
      - Стоит ответить, как снова станет скучно, - вернул улыбку Асфель, - если тебе настолько любопытно, постарайся выяснить сам.

      «Забавный тогда курьез произошел, - между тем подумал темный бог, - родись парень в другом мире, с его губ в тот момент сорвалось бы не «О, Асфель!», а «О чёрт!». Но надо же, чья-то извращенная фантазия преподнесла эту оговорку чуть ли не как признание в нашем с ним романе. Рассказать правду Джикелу? Не стоит, будет смотреться, словно я оправдываюсь. Кстати, неплохо было бы выяснить, кто тут у нас такой знаток по части творящегося у других в спальнях».



Sherl

Отредактировано: 13.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться