Вспомнить всё

Размер шрифта: - +

Глава 4. Морхеймские приключения

  Настроение было наиомерзительнейшим. Я с тоской вспоминал счастливые деньки, проведенные среди наемников Акариоса, и хмурился еще больше. Кто знал, что превращение в даэва повлечёт за собой столько пустых хлопот и превратит свободного бродягу в винтик огромной военной машины? Да-да, служба оказалась обязательной и практически бессрочной. Выходцы из богатых семей еще могли устроиться на теплые местечки в столице или вообще получить патент на занятия ремеслом либо искусством. Простым же обладателям крыльев вроде меня не светило ничего другого, кроме бесконечных сражений то с ордами нежити, то с воинственными племенами, не желающими жить по предписанным Элизиумом законам, то с расплодившимся хищным зверьем. Хорошо хоть в казармы не загоняли. Однако свободного времени, чтобы заняться поисками тех, кто сможет пролить свет на моё прошлое совершенно не оставалось.
И вот сейчас, когда в череде постоянных стычек внезапно оказался перерыв, и начальство милостиво разрешило устроить небольшой отпуск, меня вызвали в Службу безопасности.

      Не пожелавший представиться офицер с непроницаемым выражением лица кивнул на жесткий стул, дождался пока я усядусь и, брезгливо поджав губы, сообщил

      - На вас регулярно стали поступать сигналы, - его холеные пальцы коснулись довольно пухлой папки, лежащей перед ним на столе. – Ваша недостаточная лояльность, к слову, отмеченная и на прошлом месте службы, склонность обсуждать приказы, скрытность, обособленность в коллективе вызывают, мягко говоря, недоумение, а кое-какие выражения еще и вполне обоснованные подозрения.

      Он поднял на меня взгляд льдисто-холодных глаз и отрывисто бросил, словно щелкнул невидимым бичем

      - Почему ты постоянно поминаешь Асфеля? Отвечать быстро, не задумываясь!

      Резкий переход от вежливой беседы к допросу всегда шокирует, сбивает с толку. Раньше я скорее всего, смешавшись, проблеял бы нечто вроде: «Привычка» или «Так получается». Но предупреждение Астероса заставило меня еще тогда серьезно задуматься и выработать линию поведения в случае вот таких провокационных моментов. У Службы безопасности против меня ничего нет. Высосанные из пальца ничем не обоснованные сплетни внештатных сотрудников, с которыми я отказывался пьянствовать и откровенничать не в счет. Будь в руках серомундирников серьезный компромат, то сюда бы меня доставили под охраной и в наручниках, а не пригласили обычной повесткой. После обследования Астероса никаких проверок на расовую принадлежность можно было не опасаться. Помнящий или не помнящий своё прошлое, я оставался чистокровным элийцем. Случалось, конечно, что польстившись на деньги или понуждаемые шантажом, соотечественники начинали работать на асмодиан. Но, повторюсь, для такого обвинения нужны веские доказательства. Поэтому, ничуть не смутившись, я усмехнулся и вопросительно приподнял бровь

      - А если бы от меня слышали вместо «Асфель побери!» довольно распространенные среди некоторых легионов фразы вроде «Сиськи Тиамат!» или «Чтоб тебя Бритра полюбил!», то сочли бы балауром?

      Офицер, явно ожидающий от простого даэва, априори испытывающего перед грозной конторой внутренний трепет, далеко не такой ответ, снова нахмурился. Нервно побарабанил пальцами по столешнице, пожевал губами и, наконец, изрек, снова возвращаясь к вежливому обращению

      - В любом случае у вас появился отличный шанс доказать свою лояльность и заткнуть рты недоброжелателям. Вот, наденьте! – он достал из обтянутой бордовым атласом коробочки изящную серьгу и протянул мне.
      - Что это? – взяв безделушку, я вертел ее в руках, не спеша выполнять требование.
      - Новое изобретение секретной лаборатории шиго с острова Тиграки, - по его губам скользнула змеиная улыбочка, - ну же, не стесняйтесь! Или вам нужен ассистент?

      Пришлось подчиниться, пока сохранялась видимость свободы воли. Доставлять ему удовольствие зрелищем, как специально для подобных случаев дежурящие за дверью амбалы насильно цепляют мне аксессуар и совершенно случайно, разумеется, всего лишь от чрезмерного усердия порвут ухо, я не собирался.

      - Чудненько! – офицер теперь выглядел исключительно довольным, словно эльрок, облопавшийся орехами. – Снимать не советую – не получится. Сейчас мы ее активируем…

      Внутри серьги что-то щелкнуло и от резкой боли, на мгновение пронзившей мочку, я невольно охнул.

      - Ну что вы, право слово, как барышня! – он едва не хихикал. – Там же почти не больно было, словно мюта ужалила и всё. Какие нынче целители нежные пошли. Так вот, эта цацка ловит эманации момента смерти. Причем не любые, а только асмодиан и погибших исключительно от вашей руки. Понимаете? Просто постоять рядом не выйдет – придется убивать. Скажем, для начала пятерых. Отправитесь в Морхейм через пространственный разлом, передадите деньги и кое-какие мелочи нашему тамошнему шпиону, заодно и поохотитесь. Потом вернетесь сюда с отчетом. Если полностью выполните задание, я ее сниму. Если нет – будете носить, пока не отправите пятерочку этих животных на возрождение. Но слишком затягивать не советую – срок выполнения будет отмечен в вашем личном деле. Идите и возвращайтесь с победой!

      Последние слова были произнесены настолько глумливо, что в их искренности даже не приходилось сомневаться.

      И вот теперь я должен прервать жизнь пятерых абсолютно ничего плохого мне не сделавших личностей вся вина которых состоит лишь в том, что они родились по ту сторону Бездны. Асфель побери! Я целитель, а не убийца! Не смогу. Рука не поднимется. Хотя если они нападут первыми… А они точно нападут – асмодиане нас ненавидели и презирали так же, как и мы их. И любого элийца, оказавшегося на их территории преследовали, словно бешенного каллифа. Я вздохнул. Шиго свободно катаются где пожелают, создают счетчики тел, отлично наживаются на торговле никами. Пронырливые някающие твари лучше всех устроились в этом мире. Вот уж кому выгодна наша война. Говорят, они и с балаурами торгуют. От предприимчивых эльроков-переростков мысли плавно перетекли на их прямую противоположность – повстанцев Ривара. Если первые со всеми дружили, то вторые наоборот, враждовали. Параллельно, как и шиго, вовсю занимаясь разными исследованиями совершенно не гуманистического характера. Лаборатории повстанцев, как и их базы, были равномерно раскиданы по всей Атрее. Всё же интересно, кто такой этот Ривар и чего он добивается, какие цели преследует.

      Так размышляя на крамольные темы, я сам не заметил, как добрался до крепости Элтенен, получил довольно увесистую сумку для шпионки – наш агент оказалась девушкой, быстро завершил формальности, расписавшись в куче бумаг о неразглашении и на получение материальных ценностей, узнал какой разлом откроется ближе всего к цели моего путешествия и вот уже вокруг расстилается Морхейм.

      Облегченно вздохнув, снял порядком надоевшие очки. Неяркое солнце Асмодеи, кутающееся в клубящиеся тучи, словно модница в меха, не раздражало мои чувствительные глаза. И климат здесь не в пример приятнее. Нет той удушающей жары, донимающей меня еще с Бертрона. Легкий снежок, клубящаяся паром река. Вероятно, в нее впадают знаменитые горячие источники. Сразу захотелось проверить предположение, искупавшись в прозрачной воде, но сначала дело, потом отдых.

      Обойдя по широкой дуге курсирующие с завидным постоянством патрули, я поправил на плече лямку тяжеленной сумки и отправился на встречу с агентом. Воздух потеплел, и зима вокруг сменилась осенью. Листья горели золотом и багрянцем, под деревьями пестрым ковром распустились поздние цветы. Их густой аромат, смешиваясь с запахом прели и хвои, кружил голову не хуже молодого вина. То тут, то там вились виноградные плети. Я сорвал спелую гроздь и углубился в лес, отщипывая от нее сочные сладкие ягоды. Хорошо то как! Стоп! Места становились всё более дикими, необжитыми. Что здесь можно разведать, скажите на милость? Мысли невольно обратились на шпионку. Девушка сильно рискует. В случае провала ей не позавидуешь. Но вот уже довольно продолжительное время бессменно работает тут. Фанатичка? Высшее счастье – это умереть за Элиос? Мне встречались такие, их можно только пожалеть. Неужели и она одна из них? Тогда меня ждет небольшая пламенная речь в патриотическом духе. Главное про Асфеля не брякнуть, а то и убить попытается чего доброго.

      Кусты расступились, открыв живописный вид с хижиной на пригорке. Кажется, я на месте. Под ногой треснула сухая ветка. Из дверей выскочила растрёпанная заспанная, но несомненно миловидная девица. Тут же с жутким акцентом воскликнувшая

      - Кто там? Помогите мне, меня укусил паук и от его яда я плохо говорю и почти не могу ходить. Подойдите ближе!

      Паук! Паук, Асфель тебя подери и заодно полюби Бритра в извращенной форме! Да какой идиот поверит этой нелепой выдумке? Не так давно я совершенно случайно узнал, что умею весьма недурно говорить по-асмодиански с хорошим столичным произношением и на слух различаю до семи местных диалектов. От сослуживцев такую пикантную подробность, разумеется, скрыл. Но только полностью глухой не расслышал бы в речи шпионки четкий элийский акцент, а знаток еще бы и указал на северное побережье Рагдоса, что в Теобомосе, откуда наша агент или была родом, или прожила там большую часть своей жизни.

      Между тем Медея, опознав во мне соотечественника, расплылась в улыбке, бодренько сдернула предназначенную ей сумку, рассыпавшись в жалобах, что средств на подкуп местных осведомителей почти не осталось и в следующий раз пусть начальство так не задерживает очередную доставку. Подписав бумагу, что посылка получена в полном объеме, девушка кокетливо улыбнулась и, ухватив меня за рукав, защебетала то об оставленном в Элизиуме женихе, по которому она жутко скучает, то о тягостном одиночестве и вынужденном воздержании от личной жизни. Ну да, ну да, с таким выговором в ближайшую деревню на танцульки не пойдешь.

      - Ты так на него похож, что даже начинает казаться это он тут со мной рядом, - последнюю фразу Медея буквально промурлыкала, таща меня в сторону хижины.

      Что ж, я и не упирался. С Сеиренией мы давно расстались, новых подобных знакомств без обязательств как то завести не получилось, а к профессионалкам обращаться я брезговал. Так что гнусно начавшийся день закончился не в пример приятнее. И никуда не торопясь, покинул гостеприимную хижину только на следующее утро, унося с собой письмо к жениху Медеи второпях написанное шпионкой буквально перед самым моим уходом. На особое задание я решил наплевать, пусть делают очередную отметку о моей неблагонадежности. Карьера меня не привлекала, а ниже по статусу, чем обычный даэв на побегушках уже по любому не опуститься.


      Однако у судьбы был припасен очередной сюрприз для ленивого пацифиста. Огненно-рыжий, как клонящееся к закату солнце в пустыне Элтенена. Мы едва не столкнулись носами на крутом повороте огибающей скалу тропинки.

      - Асфель побери! – воскликнул я, выхватывая из-за спины верный посох.
      - Великий Маркутан!- послышалось в ответ.

      Асмодианский коллега предпочитал классическое вооружение, принятое у целителей по обе стороны Бездны и сейчас, прикрывшись щитом, демонстрировал мне немаленьких размеров булаву. Некоторое время мы сверлили друг друга настороженными взглядами, но переходить от обороны к нападению никто не спешил.

      - Чего ждешь? – вдруг веселым тоном поинтересовался асмодианин и хмыкнул. – Кстати, почему Асфель? Или мне послышалось, а ты упомянул Ариэль?
      - Не послышалось, - сварливо буркнул я, с тоской понимая, что поединок двух примерно равных по силам целителей может длиться вечность. Или до тех пор, пока к моему противнику на помощь не пожалуют соотечественники. – Предоставляю тебе право первого удара.
      - Вежливый, - усмехнулся коллега и продолжил расспросы. – Разве ты не горишь желанием отправить на кибелиск ненавистное животное или как там вы нас называете?
      - Так и называем, а иногда еще и неграми, хотя что означает это слово понятия не имею. Очередное древнее ругательство скорее всего, - мне хотелось его разозлить, чтобы он наконец перешел от слов к делу.
      - Да, да, слышал. А мы вас няхами, тоже еще то словечко. Смысл наверное раньше имело самый гнуснейший, - похоже, парень решил последовать моему примеру или банально тянул время.

Вдруг он убрал щит и опустил булаву.

      - Тяжело просто так на весу держать, - доверительно пожаловался и, кивнув на мой посох, добавил, - вам, чародеям, не в пример легче.

      Это что, провокация? Я картинно крутанул оружие, а потом, уперев концом в землю, оперся на него, как на обычную палку странников.

      - Мы вообще-то коллеги.
      - Вот как? А ты, я смотрю, не фанатик.
      - Точно. И горжусь этим. А еще неблагонадежный элемент с преступной терпимостью к иным расам. Так что если хочешь подраться, то нападай. Вот самообороной мне заняться ничего не помешает.

      Парень коротко рассмеялся, полностью убирая оружие. Потом подошел вплотную, немного потоптался рядом и внезапно заговорчески подмигнул.

      - Если ты настолько странный, то возможно согласишься на моё предложение о взаимовыгодном сотрудничестве.
      - Это такая вербовка в шпионы?
      - Нет, нет, всего лишь отличная идея, как нам быстро и не особо напрягаясь выполнить неприятное задание, - он ткнул пальцем в мою новую серьгу от шиго и продемонстрировал точно такую же в своем ухе. – Тебе скольких убить нужно, пятерых?

Я молча кивнул.

      - И мне столько же. Неиспользованная ника имеется? Здесь недалеко есть премиленькое уединенное местечко о котором кроме меня знают всего пара надежных друзей и брат. Там нам никто не помешает быстро убить друг друга, выполнив план по смертям, и разбежаться до следующего этапа исследований лаборатории Тиграки. Что скажешь?
      - А сам как собираешься воскрешаться?

      Парень полез в карман и достал оттуда россыпь голубых кристаллов, позволяющих возродиться прямо на месте гибели. Похоже, он всё предусмотрел. Оставалась вероятность, что это такая хитрая ловушка, но я не стал пестовать паранойю, а поддался духу авантюризма, подталкивающему меня на новое приключение.


      Пробравшись сквозь скрытую густыми кустами расщелину, мы оказались в изумительной маленькой долине, со всех сторон окруженной скалами. Большую ее часть занимало шикарное озеро, питаемое горячими источниками. Небольшой пляж так и манил забыть обо всём и поваляться, предаваясь сиесте, по вполне понятным причинам в Асмодее, правда, не принятой. Перехватив мой жадный взгляд, коллега улыбнулся.

      - Обязательно искупаемся, только потом. Ставь нику, а я пока разденусь. Не хочу портить кольчугу и пачкать в кровь одежду.

      Я кивнул и, по привычке спрятав нику среди буйной растительности, последовал его примеру. Вскоре мы уже стояли друг напротив друга в одних трусах. Асмодианин похлопал по пришитому к собственному белью карманчику, куда сложил камни воскрешения, проверяя, что не забыл их в обычной одежде и предложил мне убивать его первым.

      - Чтобы не возникли сомнения в искренности моих намерений честно выполнить условия сделки, - пояснил он свой широкий жест.
      - Лучше по очереди, - я вздохнул, - слишком уж откат после смерти тяжелый. Пять раз подряд полностью тебя вымотают. Какой смысл надрываться?

      Коллега одарил меня странным взглядом, но с доводами согласился. Однако даже с перерывами это оказалось настолько мучительно, что после выполнения задания мы оба едва стояли на ногах. О том, чтобы куда-то идти в таком состоянии и речи не было. Немного поплескавшись в озере, развалились на травке восстанавливать силы.

      - Всё ломаю голову, кто же ты такой, - задумчиво уставившись на меня, сообщил асмодианин. – Не юн, конечно, но и не элиец. На полукровку тоже не похож. Смесок наших рас будет иметь слишком выраженные характерные черты даже через несколько поколений браков с чистокровными. Про полуюнов вообще молчу – тех только слепой не различит. Искусственно выращенный лабораторный образец?

Я даже поперхнулся при этих его словах.

      - Нет пожалуй. Что повстанцы, что шиго, что балауры до сих пор не могут наделить свои создания интеллектом. Расскажи о своей семье.

      Пришлось признаться в полной амнезии, чем вызвал у собеседника целую бурю эмоций. Версии посыпались одна экзотичнее другой, но самой первой, естественно, была высказана уже набившая оскомину про подвергшегося пыткам шпиона-асмодианина. Я назвал настоящее имя Астероса, поинтересовавшись, знает ли парень, кто это такой.

      - Разумеется. Как-никак в одной области работаем, - хмыкнул собеседник, снова шокируя меня новым откровением.
      - Так вот, он подтвердил мою расовую принадлежность с вероятностью в сто процентов.

      Асмодианин тут же заявил, что стопроцентной вероятности ни одно исследование не даст и попросил разрешения провести собственный экспресс-анализ прямо здесь и сейчас

      - Больно не будет, - уверял он меня, уговаривая словно маленького ребенка, - может, чуть-чуть щекотно и придется раза два или три тебя немного царапнуть ради нескольких капель крови. Зато потом обещаю сделать роскошный классический массаж. Скажу без лишней скромности, ко мне очереди выстраиваются, из Пандемониума чины приезжают!

      Спорить не хотелось, даже двигаться было лень. Чудесная погода, ласковый ветерок, играющий распущенными волосами, шелест волн навевали дремоту и я согласился, не забыв уточнить

      - Только если ты не собираешься расчленять меня или с кем-нибудь спаривать в интересах науки.

      Коллега шутке посмеялся, сбегал к своим вещам, притащил несколько маленьких флакончиков с разноцветными жидкостями и мимоходом поинтересовался, не холодно ли мне и как переносят глаза недостаток освещения. Еще раз удивил его, заявив что так комфортно даже дома не чувствовал. Похоже, моё откровение утвердило его в собственной правоте, и он с энтузиазмом принялся за дело.


      Раз за разом прощупывая кожу над позвоночником от шеи до поясницы, асмодианин окончательно терял терпение. Все реактивы были давным-давно использованы, но ни малейших следов постороннего вмешательства не наблюдалось. Парень сыпал заклинаниями вперемешку с ругательствами, однако ничего не менялось. Верх спины и плечи странного элийца покрылись тонкой сеткой царапин, филигранно нанесенных острым когтем вошедшего в раж исследователя, но тот только посмеивался над неудачными попытками коллеги получить желаемый результат.

      - Всё! Сдаюсь!- наконец признал он свое поражение. – Хотя нет, постой! Еще одна попытка! Клянусь, последняя! Есть изумительный заговор, как раз на кровь читается!

      Не дожидаясь согласия или возражения, асмодианин быстро склонился и затараторил слова древнего языка, время от времени, как и было предписано в первоисточнике, слизывая алые капли.


      Я успел немного подремать и полностью отдохнуть, а Тим пробовал всё новые и новые методы. Вот вроде бы отступися, ан нет, приспичило еще что-то испытать. Интересно, а облизывать обязательно или у него вампиры в роду отметились? И тут, словно гром с ясного неба, раздалась такая многоэтажная матерная конструкция, что захотелось схватить листок бумаги и законспектировать. Асфель побери! Доигрались! Мы одновременно вскочили на ноги и оказались перед здоровенным закованным в латы гладиатором.

      - Прибью собственными руками, - бушевал мистер консервная банка, - мало того, что с мужиком, так еще и с белокрылым ублюдком!

      Про что это он? Ах да, мы же по идее должны при встрече кидаться друг на друга, как бешенные каллифы, а тут вполне мирная картина.

      - Нерс, ты все не так понял, - попытался оправдаться асмодианин.
      - Что здесь понимать? Я еще не ослеп и всё прекрасно видел! Нечаянно спинку поцарапал своему любовнику в порыве страсти? А ты, - тот буквально смел в сторону ставшего между нами Тима и уставился на меня ненавидящим взглядом, - из каких будешь? Предпочитающих сверху или снизу? Или вы по очереди? Да уж смазливый засранец, но это ненадолго!

      Асфель побери! Он ведь и правда решил, что мы…

      - Нерс, как ты можешь! – Тим снова встал перед братом, пытаясь отодвинуть его от меня.
      - Я могу? Неет! Это ты оказывается можешь!

      Пока братья осыпали друг друга упреками, я сделал маленький шаг в сторону валяющегося непростительно далеко посоха. Потом еще один. И еще. Пора! Но отчаянный рывок неожиданно прервался и последнее, что я увидел прежде, чем тьма поглотила мир, был летящий навстречу кулак в латной перчатке.

      Сознание вернулось вместе с болью, терзающей правую сторону лица от виска до подбородка. Тим сидел рядом, сияя громадным черно-фиолетовым синяком на скуле и с заплывшим глазом. Его бешеного братца нигде не наблюдалось.

      - Не злись на Нерса. Представь, что он подумал, увидев нас в неглиже, да еще при довольно странных обстоятельствах.

Я хихикнул, признавая, что у гладиатора были все поводы записать нас в «этих самых».

      - Приходи сюда, когда захочешь. Больше подобное не повторится, обещаю. – Тим улыбнулся, - Пойдем, я покажу тебе дерево с дуплом. Захочешь оставить мне весточку, кидай туда.

      Мы тепло распрощались, и я отправился к пространственному разлому, чтобы вернуться в Элиос. Приводить лицо в порядок специально не стал – на фоне багрового кровоподтека рапорт о победах над асмодианами будет смотреться куда достовернее, чем если бы я появился в конторе свежий и отдохнувший.



Sherl

Отредактировано: 13.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться