Вспомнить всё

Размер шрифта: - +

Глава 12. Тайное становится явным

Где-то высоко, далеко, на местном Олимпе. Кабинет Асфеля.

      Джикел сидел на своем любимом месте – на подоконнике, слегка покачивал ногой и демонстративно, не отводя глаз, «гипнотизировал» хозяина кабинета, ожидая когда же у того лопнет терпение и на него наконец обратят внимание. Тщетно. Несмотря на категорическую нелюбовь, испытываемую верховным темным богом к монотонным движениям на периферии зрения и к пристальным взглядам в упор, Асфель делал вид, что полностью поглощен лежащими перед ним бумагами, совершенно игнорируя присутствие друга. Казалось, время застыло. Мгновения превратились в вечность. Мертвую тишину нарушало только редкое шуршание листков да скрип пера, которым выводились пометки на их полях. Первым в этом безмолвном противостоянии все-таки сдался Джикел.

      - Зачем?

      Асфель очень натурально изобразил удивление, вроде бы только сейчас заметил, что в кабинете не один. Затем вопросительно изогнул бровь и уставился на друга таким честным и чистым взглядом, что тот невольно усмехнулся. Впрочем, улыбка тут же слетела с его губ, когда он продолжил.

      - Триниэль. Девочка просто хотела поговорить, а ты? Прогнал ее в настолько обидной и унизительной форме, что бедняжка уже два месяца носа из своих комнат не показывает. Хотя, если быть полностью откровенным, не одну ее интересует за какие-такие заслуги обычный даэв, к тому же элиец, заполучил в твоем лице не просто покровителя, а чуть ли не няньку.

      Джикел начинал злиться. Тема была ему очень неприятна, но пришло время получить ответы на лишающие покоя вопросы. Да и леди Смерть, как ее иногда называли коллеги, с недавнего времени стало искренне жаль. Да, она тогда перегнула палку с местью, но кто мог подумать, что судьба элийского целителя настолько небезразлична темному богу. Покровитель гладиаторов зябко повел плечами, вспоминая в какой ярости застал друга. Грандиозный скандал на небесах закончился прямым запретом для всех вредить странному парню. А бедную девочку от развоплощения спасло только чудо. Впрочем, она быстро отошла от охватившего ее тогда страха и буквально через пару дней попыталась вызвать Верховного на откровения. Лучше бы промолчала. Теперь вот сидит, под добровольным домашним арестом и зализывает душевные раны.

Асфель картинно всплеснул руками.

      - Как за какие заслуги? Ты что, ни одной сплетни не слышал? За постельные, разумеется. Кстати, самая обсуждаемая тема в последнее время.

Джикел поморщился.

      - Сплетни интересуют меня меньше всего.

      - Ладно, всё равно ведь не отвяжешься, расскажу откуда тут ноги растут. Но чуть позже. И рожи не корчь, сейчас кое за кем проследим, а потом сразу и узнаешь мою «страшную тайну». Говоришь, два месяца не выходила? Это же превосходно!

      Асфель потер ладони с таким довольным видом, как вовсю расторговавшийся шиго, разве что някать не начал. Потом приглашающе похлопал ладонью по подлокотнику кресла, на котором сидел.

      - Давай сюда, поближе. Сейчас посмотрим на нашу затворницу. Кстати, если бы я тогда объяснил ей своё решение, то ничего хорошего из этого не вышло. Во-первых, она бы мне не поверила. Или поверила, но не до конца, что в принципе, одно и то же. Сомнения и метания привели бы ее к одному очень авторитетному специалисту на консультацию. А результат? Потерянное время и убытки! Весьма существенные убытки надо заметить. Такой вариант для меня неприемлем. Зато теперь я получу отличный барыш и штраф за восстановление почти распавшейся личности мальчика, который затребовал за помощь этот жлоб Кайсинель, оплатит настоящая виновница происшедшего. Это же здорово, как думаешь?

      Джикел уставился на друга, будто видел его впервые. Убытки? Барыш? О чем вообще речь? Он медленно сполз с подоконника, не спеша подошел и примостился на подлокотнике кресла с такой осторожностью, словно дерево из которого тот был выточен, могло в любой момент превратиться в раскаленный металл. Не удержавшись, покровитель гладиаторов бросил быстрый взгляд за спину Асфелю. Что он ожидал там увидеть, навсегда осталось тайной. Ну не высовывающийся же из штанов толстый хвост, украшенный затейливым браслетом, в самом то деле?

      - Смотри, сейчас начнется.


      Верховный бог проговорил активирующее заклятье, и стоящее перед столом зеркало в массивной раме стало отражать не кабинет, а крошечный островок где-то в Бездне. Практически сразу в фокусе появилась знакомая практически всей Атрее одиозная фигура лидера странных повстанцев, пакостящих всем без разбора и проводящих в своих секретных лабораториях запрещенные эксперименты. Длинный плащ, низко надвинутый на лицо капюшон… Внешность лорда Ривара так и оставалась самой волнующей, но, увы, нераскрытой тайной, на протяжении очень долгого времени.

Приветливо махнув рукой, тот что-то поправил, отчего качество изображения явно улучшилось, и повернулся к зрителям спиной, впрочем, ничуть не закрывая обзор.

      - Он нас тоже видит? – негромко поинтересовался Джикел, заинтригованный разворачивающимся действом.
      - Нет, связь односторонняя. Но, естественно, знает о передающем артефакте. Мы вчера с ним намучились, маскируя его на этом практически голом куске камня. Так, ну где же она? Опаздывает, как любая женщина!


      Не успел покровитель гладиаторов спросить о ком, собственно, речь, как почти на границе видимости мелькнула вспышка портала и на островке появилась Триниэль собственной персоной. Но великий Айон, такой Джикел не видел ее, наверное, со времени Катаклизма. Глаза впали, под ними залегли синие круги. Казалось, богиня едва держится на ногах. Неровная походка создавала впечатление, будто каждый шаг дается с огромным трудом.

      - Что с ней? – тонкие сильные пальцы вцепились в плечо Асфеля.

      - Ничего страшного. Просто сильное энергетическое истощение. Не переживай – отлежится, станет, как новенькая. Тихо! Сейчас сам поймешь отчего. Слушай!


      - Я принесла плату, - тихо произнесла Триниэль, едва кивнув собеседнику, и протянула ему небольшую коробочку.

      - Отлично! – Ривар сделал вид, что хочет повнимательней рассмотреть полученное, а сам открыл и непринужденным движением развернул ее, демонстрируя содержимое следящему артефакту.

      Джикел присвистнул от удивления. В специальных гнездах лежали два заполненных под завязку больших накопителя. Да с таким количеством энергии можно половину Бездны в пыль разнести. Теперь понятно, почему столько времени Триниэль не выходила из своих апартаментов – чтобы зарядить эти кристаллы потребовалась вся ее сила.

      - Всё в порядке? – немного нервно поинтересовалась богиня.

      - В полном, - лорд повстанцев с легким щелчком захлопнул коробочку, убрал ее куда-то под плащ и лишь после этого продолжил, - можешь считать, его уже нет среди живых.

      - Надеюсь, ты не собираешься сделать глупость и попытаться меня обмануть или раскрыть наш договор Асфелю? – в голосе богини послышались стальные нотки.

      - И в мыслях не держал, - Ривар равнодушно пожал плечами, - я слишком дорожу своей репутацией, чтобы отступать от условий контракта. Хотя, признаюсь, меня гложет любопытство. Обычно я не задаю заказчикам лишних вопросов, но тут иной случай. Скажи, что чувствует женщина, отвалившая столько за убийство единственного и, как говорят, любимого сына?


      Успевшая уже сделать несколько шагов к порталу, Триниэль резко развернулась и в мгновение ока очутилась рядом с закутанной в плащ фигурой. Молнией блеснул выхваченный из ножен кинжал. Богиня остановила смертельный удар в самый последний момент.

      - Не шути так со мной!
      - Даже не думал, - голос мужчины был абсолютно спокоен.
      - Твоя цель элиец, при чем тут Карун? – даже не спросила, а прошипела разъяренная богиня.
      - Разве Асфель не сказал тебе? А чем же тогда он мотивировал свой запрет трогать мальчика?

      Как на взгляд Джикела, лорд переигрывал и очень сильно. Но Триниэль этого не замечала. Находясь во власти эмоций, она следовала навязанной ей игре словно обычная смертная женщина.

      - Ничем! Просто приказал в довольно грубой форме. Но ты не ответил, какое отношение наш договор имеет к моему сыну.

      Ривар картинно вздохнул и немного сместился в сторону. Теперь его скрытое плотной тканью и тенями лицо было обращено не только к собеседнице, а и к артефакту.

      - Ладно, всё равно пришлось бы сделать это, иначе не поверишь.


      Джикелу показалось, что теперь его голос зазвучал как-то иначе и стал странно знакомым. Нет, не может быть! Почудилось! Но как же похож!

      Между тем лорд повстанцев поднял руки и медленно стянул капюшон назад, открывая лицо. Два возгласа слились воедино, называя имя того, кто по всеобщему мнению давно был мертв.

      - Израфель!
      - Он самый! Я рад, что меня еще помнят.
      - Но как? Ты же… А Сиэль? Она тоже… - у Триниэль не хватало слов.

Тот, кого все знали под именем Ривара, печально покачал головой.

      - Увы, Сиэль тогда погибла. Мне чудом удалось спастись, но я решил пока не афишировать этот факт. О чем ни разу еще не пожалел. Оставаясь в тени, легче оценивать происходящее. И делать соответствующие выводы, разумеется. Опять же, больше свободы маневра. Ты еще не забыла, что меня называли владыкой времени и пространства? Ну и отлично! Знаешь ли, в этом и заключалась основа моей безупречной репутации, как наемного убийцы.

Мужчина грустно усмехнулся.

      - Я просматривал линии вероятностей и выбирал тот сценарий, который не оставлял жертве ни малейшего шанса. Поэтому и расценки устанавливал соответствующие. Но каждый обратившийся ко мне уверен, что платит не зря. Завтра элийский целитель умрет и на этот раз ничье вмешательство не вернет его обратно. Но так уж выйдет, что не далее, чем через полгода твой ненаглядный Карун попадет в смертельную ловушку, из которой его мог бы спасти только один-единственный даэв во всей Атрее. Да-да, именно заказанный тобой мальчик. Мне стало интересно, и я потратил довольно много времени на поиски альтернативного варианта. К сожалению, никаких результатов. По всем линиям одно и то же – неминуемая гибель. Меняются обстоятельства, немного, совсем незначительно смещается дата в ту или иную сторону, но итог неизменен. Смерть. Окончательная, бесповоротная, без надежды на возрождение. Так, что можно смело утверждать, что ты, моя дорогая, только что оплатила убийство собственного сына. Впрочем, меня это уже не касается.

      С каждым словом внезапно оказавшегося живым бывшего Стража Башни, Триниэль бледнела, а под конец не выдержала и разрыдалась.

      - Нет, этого просто не может быть!

Ривар-Израфель снова пожал плечами.

      - У тебя будет шанс убедиться во всем мною сказанном лично и довольно скоро.

Богиня некоторое время боролась с отчаяньем и, наконец, смогла взять себя в руки.

      - Я пыталась уговорить себя, что ты ошибся, но знаешь, интуиция подсказывает - даже если и так, то совсем чуть-чуть.

Она вытерла слезы и кивнула собственным мыслям.

      - Хорошо, что еще не поздно всё исправить. Я разрываю контракт! Великий Айон! Этот гадкий мальчишка снова вышел сухим из воды. Ничего, пусть исполнит своё предназначение, а дальше посмотрим.

      - Женщина, ты о чем? – в голосе лорда повстанцев было столько холода, что хватило бы превратить долину вулканов в ледяную пустошь. – Спутала меня с трактирщиком, у которого можно заказать обед в номер, а потом передумать и отказаться? Плата получена и элиец умрет в любом случае. А вздумаешь мне помешать – последуешь за ним. Ты ведь наводила справки прежде, чем прийти сюда? Я не разрываю оплаченные контракты.

      - Нет! Израфель, пожалуйста! Всё, что захочешь, но мой мальчик должен остаться жить!


      Джикел отвернулся. Смотреть на плачущую и умоляющую Триниэль было неприятно, хотя бог прекрасно понимал ее материнские чувства. На которых, к слову, вовсю играл этот внезапно воскресший проходимец. Спустя довольно долгое время стороны, наконец, смогли договориться. Леди Смерть обязалась зарядить еще один накопитель в ответ на клятву Ривара отказаться от контракта и не убивать беднягу целителя. Оговорив мелкие детали, Триниэль вернулась своим порталом, а Израфель повернулся к артефакту, привычно натягивая на голову капюшон.

      - Асфель, за кристаллом сам придешь – мне некогда еще и курьером подрабатывать, дел невпроворот. И за тем, который пойдет Кайсинэлю тоже. Где меня искать ты знаешь.

Зеркало мигнуло и стало снова отражать кабинет темного бога.

      - Вот так то, - хозяин потянулся, едва не сбросив друга с подлокотника кресла и недовольно поморщился, - перебирайся давай на свой любимый подоконник. А то тесно тут с тобой, да и не приведи Айон, снова кто-нибудь вломится, и пойдут гулять очередные слухи уже про нас двоих.

Джикел хихикнул, но послушно отправился на прежнее место.

      - Только не говори, что всё было затеяно ради эфемерного шанса вытащить Каруна из будущей ловушки. Ты же его терпеть не можешь. И что-то особого удивления по поводу нашего совсем даже не погибшего товарища я не заметил. Знал, кто он на самом деле?

Асфель улыбнулся.

      - Раз уж обещал всё рассказать, то расскажу. Ты прав, ради одного спасения этого капризного избалованного ребенка, носящегося с идеей всеобщего мира, я бы и пальцем не шевельнул. Но Триниэль крупно повезло – мальчик кроме всего прочего, вытащит задницу ее непутевого сына из неприятностей. Айон великий! Как же не хочется дважды подряд повторять одно и то же, но придется.

И, отвечая на невысказанный вопрос, пояснил:

      - Сначала тебе, потом почти сразу и ему. Но не собирать же вас вместе? Ладно, перетерплю как-нибудь. Итак, история эта началась довольно давно…
 



Sherl

Отредактировано: 13.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться