Встреча

Размер шрифта: - +

Глава 2

Глава 2

Сергей Иванович невзлюбил старость и стал ее бояться, когда ему исполнилось шестьдесят лет (а случилось это три года назад). На том памятном юбилее одна шестидесятидевятилетняя дама произнесла тост, ставший для него, как выяснилось позже, поворотным. Вот как бывает: подвыпившие люди шутливо и по-доброму говорят много слов, но вдруг какое-то из них попадает в тебя, как пулька из игрушечного пистолета, и ранит. И вроде бы ты не убит, а только ранен игрушечной пулькой, и рана твоя невелика, а вот саднит же, напоминает о себе, вызывает досаду. 

Свое поздравление дама начала с приветствия Сергея Ивановича в стане тех, кому пошел седьмой десяток. Она продолжала что-то вдохновенно говорить, высоко поднимая в руке бокал с шампанским, а Сергей Иванович, глядя на нее, вдруг подумал: «Какая она старая!» — и внезапно осознал, что через несколько быстрых, коротких лет он станет таким же стариком.

Эта мысль поразила его. До этого он не задумывался о своем возрасте, считая себя относительно молодым. Он с неприязнью смотрел то на тостующую, то на ее морщинистую, по-птичьи худую руку, кожа на которой напоминала выжженную солнцем равнину с проступающими на ней хребтами сухожилий и реками голубых вен. Пигментные пятна засохшими брызгами покрывали кисть. Обручальное кольцо мертвой петлей перетягивало безымянный палец. 

Сергей Иванович не мог отвести взгляд от старой руки, ритмично расплескивавшей из бокала шампанское в такт отрепетированной речи. Рука гипнотизировала его. На несколько долгих секунд он потерял связь с реальностью и провалился в другой мир — в страшную сказку, в которой увидел себя маленьким мальчиком, заблудившимся в сумеречном лесу. 

Ему страшно. Приближается ночь. И вдруг на вершине горы он видит сказочный замок с большими окнами, залитыми желтым светом многочисленных свечей. Гротескно большие фигуры танцующих пар движутся в такт неслышной музыке. Промозглый ветер подгоняет маленького Сережу в спину, и он бежит в гору, пробираясь сквозь ветви деревьев, цепляющих его за одежду, бежит к этой праздничной, веселой толпе в надежде согреться и укрыться от пугающей темноты леса. 

И вот он стоит перед тяжелой кованой дверью замка. Слышны музыка, смех и звон бокалов — праздник так близко! Он стучит в дверь и надеется, что сейчас добрая фея в платье, сотканном из миллиарда сияющих звездным светом блесток, распахнет перед ним дверь и, осветив пространство волшебной палочкой, исполнит его желание — войти в замок, чтобы согреться и веселиться вместе с другими на празднике жизни. Он изо всех сил стучит в дверь, и она медленно, со скрипом открывается. На пороге стоит сгорбленная старуха в черном платье и высокой треугольной шляпе, из-под широких полей которой видны колючие глаза, запавший узкий рот и большой крючковатый нос. 

Сережа понимает, что это злая колдунья, и замирает от страха, а она поднимает костлявую руку и, указывая скрюченным пальцем на дорогу за его спиной, злобно шипит беззубым ртом: «Пш-шел вон, мальчиш-ш-шка!» Сережа в ужасе оборачивается и видит, что сумерки сгустились и превратились в ночь. Тьма поглотила всё вокруг, и видна только тропинка, по которой понуро движутся в сторону леса и исчезают в нём, как в бездонной яме, седовласые старики и старухи в белых одеждах, отражающих мертвенно-белый свет луны. 

Не веря в происходящее, Сережа со слабой надеждой поворачивается к колдунье, но та дрожащей старческой рукой указывает ему путь в сторону леса и заливается скрипучим, царапающим смехом. Продолжая мелко трястись в злобном смехе, колдунья начинает быстро уменьшаться в размерах и вдруг — бах! — вместе с глухим стуком закрывшейся перед Сережей двери исчезает вовсе! 

…Официант откупорил новую бутылку шампанского, и громкий хлопок вывел Сергея Ивановича из наваждения. Маленький Сережа превратился в шестидесятилетнего юбиляра, празднующего свой день рождения в дорогом ресторане. Все аплодируют. Тост закончился. Но наваждение врезалось в память. От него остался противный, холодный и липкий осадок. 

Когда утром Сергей Иванович спросил жену, что за злая ведьма произносила вчера тост на его юбилее, та почему-то сразу поняла, о ком он спрашивает, и ответила: 
— Это Софья Павловна, жена Германа Васильевича. 
— Ну и старая же карга у него! — вырвалось у Сергея Ивановича. 

Жена удивленно подняла бровь и сказала: 
— А по-моему, она неплохо выглядит для своих лет. 
— М-м-м, — соглашательски промычал Сергей Иванович, отпивая чай, и отметил про себя, что жене в ее возрасте не стоит так удивленно поднимать брови. Потом посмотрел на ее руки: «Лет через пять будут как у этой Софьи Павловны», — хмуро подумал он, но благоразумно промолчал. А еще он ощутил что-то непривычное в себе: словно Кай из сказки «Снежная королева» подвинул на место льдинку, добросовестно собирая слово «вечность». 

День рождения прошел, но благодаря тому странному наваждению Сергей Иванович отчетливо понял: он не хочет быть стариком и понуро брести в сторону леса. Да что там стариком! Он не хочет даже выглядеть стареющим мужчиной! Он хочет быть тем, кто танцует в замке и пьет шампанское. 

Приняв утром душ, он провел ревизию своего отражения в зеркале. «Не Сталлоне, конечно, — резюмировал Сергей Иванович и огорченно вздохнул: — Работа предстоит немалая». Вроде бы и не толстый, а грудь висит, бока висят, живот висит. Он опустил взгляд и снова вздохнул: всё висит… 

«Зато у меня шевелюра, а не лысина, — подбодрил он себя и, вновь придирчиво осмотрев отражение в зеркале и не найдя иных достоинств, добавил со слабым оптимизмом: — И деньги есть! А что мужчине еще надо? Ну ладно, будем работать с тем, что имеем. Как шутит жена, глядя по утрам в зеркало: „Не знаю, кто ты, но я тебя накрашу!». 



Лика Шергилова

Отредактировано: 08.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться