Встреча

Размер шрифта: - +

Глава 3

Глава 3

Людмила Павловна получила арендную плату за три месяца и вышла из своей московской квартиры с плотной пачкой денег. Хорошо бы сейчас не спеша прогуляться по ЦУМу, прикупить какие-нибудь приятные безделушки-мелочевки, но, взглянув на часы, она с сожалением убедилась, что не успевает. Где бы убить полтора часа? Можно, конечно, посидеть в кафе, но что там делать столько времени? Она остановилась возле салона красоты, витрина которого внушала доверие. «Может, маникюр сделать?» — подумала она и заглянула внутрь. Но оказалось, что мастер занят. Администратор, видя замешательство посетительницы, предложила сделать укладку, и Людмила Павловна охотно согласилась. 

Парикмахер, субтильный молодой человек лет тридцати пяти с модной бородкой, усадил Людмилу Павловну в кресло, осмотрел со всех сторон цепким взглядом, прокрутил между пальцами светлую прядку волос и поинтересовался: «А вы не хотите изменить стрижку?» 

Он объяснил, какая именно стрижка ей подойдет. Людмила Павловна, носившая нынешнюю причёску уже лет десять, к своему удивлению, неожиданно легко согласилась и с удовольствием провела полтора часа в кресле в ожидании перемен к лучшему. 

Результатом она осталась довольна. Кардинальных перемен в облике не произошло, но в целом она выглядела помолодевшей и посвежевшей. Настроение заметно улучшилось. А что еще надо? Оставив хорошие чаевые мастеру, она вышла из салона, позвонила по номеру, который ей дала соседка, и предупредила, что, в соответствии с договоренностью, будет около метро «Китай-город» через двадцать минут. 

Сергей Иванович надел пиджак, повязал на французский манер шарф известного дизайнерского дома и с удовольствием посмотрел в зеркало — подтянутый, интересный , дорого и стильно одетый мужчина довольно подмигнул ему в ответ. 

В ожидании прохаживаясь около метро, он вдруг понял, что не знает, как будет выглядеть женщина, которой он должен передать лекарство и перезвонил по ее номеру: 
— Извините, мы с вами не договорились, как узнаем друг друга.

Доброжелательный женский голос ответил ему:
— Ну, если вы и есть тот самый мужчина в темно-сером шарфе, который сейчас говорит по телефону, то обернитесь — и увидите меня!

Сергей Иванович оглянулся и увидел приближающуюся женщину. Она приветливо помахала ему рукой и широко улыбнулась. «Старая», — разочарованно отметил он про себя и сразу потерял к ней интерес.
— Здравствуйте еще раз! — сказала она, подойдя, и протянула для пожатия руку. — Меня зовут Людмила Павловна.
— Здравствуйте, Людмила Павловна! — вежливо ответил он. — Очень приятно. Сергей Иванович. 

Пожимая руку, он машинально отметил, какие у нее по-детски тонкие пальцы, а когда ее ладонь доверчиво расположилась на пару секунд в его ладони, ощутил уют и покой. Такое чувство бывает после долгожданного возвращения домой. Он посмотрел женщине в глаза и, внезапно ощутив сначала ватность рук, а потом и всего тела, узнал: «Это же моя Людочка!»

Не веря глазам своим, Сергей Иванович ошарашенно смотрел на Людмилу Павловну. Так путник, увидев в пустыне мираж ручейка, перекатывающего по камешкам чистые, хрустальные воды, хочет, но не смеет поверить в его реальность. 

Люди равнодушно обтекали их, спешили по своим делам, а Сергей Иванович, не отрываясь, жадно смотрел на стоящую напротив него пожилую женщину, довольно стройную и ухоженную, и сквозь морщины, нанесенные временем на ее лицо, постепенно проступал образ молодой Людочки, той, которую он когда-то очень любил и продолжал еще мучительно долго любить после их расставания сорок один год назад. И даже сейчас в душе его хранился маленький сундучок, в котором жила его любовь к ней.

— Сергей Иванович! — Людмила Павловна встревожилась. Что это с ним? Застыл и побелел. Она положила обратно в сумку приготовленный конверт с деньгами за лекарство и участливо взяла Сергея Ивановича под руку. — Вам нехорошо? 
— Нет, все в порядке. Правда. Давайте зайдем в кафе. Выпьем чаю, — откашливаясь, чтобы сбить волнение, предложил он.

Людмила Павловна взглянула на часы — оставалось около часа, чтобы успеть на электричку, — и согласилась:
— А давайте! Я с удовольствием выпью чай с каким-нибудь пирожным. У нас в Обнинске нет таких вкусных пирожных, как в Москве! 
— Ты теперь живешь в Обнинске? — спросил Сергей Иванович, вновь обретая себя, и с жадным любопытством — как она отреагирует? — посмотрел на Людмилу Павловну. 

Людмила Павловна остановилась, споткнувшись о местоимение «ты», повернулась к Сергею Ивановичу и удивленно посмотрела на него. Ее внимательный, сканирующий взгляд начал теплеть, и Сергей Иванович мысленно выдохнул: «Узнала! Она узнала!» На душе стало легко и радостно. 

Людмила Павловна медленно подняла руку и нежно, мягко, как прикасаются к больному ребенку, прикоснулась к его щеке, вложив ее в свою теплую ладошку: 
— Сере-е-ежа, — ласково, нараспев произнесла она и, не веря в реальность этой встречи, слегка покачивая головой, тихо повторила по слогам: — Се-ре-жа.

По телу Сергея Ивановича с топотом пробежало стадо мурашек. Только Людочка могла произносить его имя так мягко и нежно — больше никто и никогда. И только от звука ее голоса, от ее прикосновений он покрывался мурашками, становился невесомым и парил, как птица в воздухе.

Он отвел ее руку от своей щеки, повернул ладошкой вниз, медленно склонился и, закрыв глаза, поцеловал, впитывая запах и мягкость ее кожи, как пустынная земля — дождь. Как много лет он мечтал об этом! 

Эта пауза помогла ему немного прийти в себя. Он взял Людмилу Павловну под руку и крепко прижал ее локоть к себе, ощущая, как волны счастья прокатываются по нему. Нарочито бодрым голосом, чтобы не выдать своего волнения, предложил:
— Ну что, пойдем отпразднуем нашу встречу? 
— У меня мало времени, Сережа. Около часа. Я должна успеть на электричку в восемнадцать десять. 
— Ну так пропусти ее, Люда! А еще лучше, давай я тебя отвезу домой на машине?
— Ой нет! Я живу за городом, и потом… Я не могу, Сережа, поздно приехать домой. У меня муж после инсульта, еще не восстановился полностью. Я попросила соседку присмотреть за ним до моего возвращения. 
— А позвонить ей, что задержишься? Люд, ну один час — это же ничто! 
— Ой, Сереженька, не могу! Мне же от Обнинска еще до своей деревни добираться надо. Я и так приеду в десятом часу вечера, а соседка обычно в девять спать ложится. Так что дольше задерживаться неудобно.
— Ты что же, в деревне теперь живешь? — удивился он.
— Ну, здесь не все так просто, — ответила она, улыбнувшись. — Мы лет восемь назад купили там дом, а московскую квартиру пока сдаем. Она же в центре, стоит дорого. 
— Ту квартиру, которая в Котельническом переулке? 
— Да! Ты помнишь? 



Лика Шергилова

Отредактировано: 08.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться