Встреча

Размер шрифта: - +

Глава 10

Глава 10

Людмила Павловна посмотрела на часы — до прибытия в Обнинск оставалось немного. Надо позвонить Игорю, их водителю и помощнику на время болезни мужа. Она достала телефон и набрала номер:
— Игорь? Я буду в Обнинске минут через сорок. Ты машину забрал?
— Да, Людмила Павловна, забрал. Все в порядке, починили, выглядит и бегает как новенькая! Выезжаю встречать вас. Только… — он замялся, изображая неловкость. 
— Что «только», Игорь?
— Людмила Павловна, можно я с сыном приеду? Ну пристал он ко мне: «Пап, можно я с тобой поеду, а то уедут дядь Дима с тёть Людой, и больше я никогда не прокачусь на крутом BMW!» 

Людмила Павловна улыбнулась этой незамысловатой хитрости. Она прекрасно знала, что сын их водителя, тринадцатилетний Пашка, не раз ездил с папой по разным делам на их джипе, стараясь попасть на глаза всем знакомым. И даже более того, она была уверена, что вихрастый Пашка и сейчас сидит рядом и жадно ждет ее разрешения! Но иногда ведь можно сделать вид, будто ты не в курсе, что происходит… 
— Конечно, Игорь! — ответила она и улыбнулась, представив, как просиял сейчас веснушчатый, голубоглазый Пашка - очень похожий на подросшего мультяшного Антошку. — Как там Дмитрий Александрович? 
— Все в порядке. Погулял, поел, сидит за своим компьютером опять. 
— Ну окей! До встречи!

Хорошие машины были единственной слабостью ее мужа. В остальном он был абсолютно неприхотлив. Три месяца назад они ехали на машине из Обнинска в Москву — отпуск заканчивался, и надо было возвращаться в Нью-Йорк. На перекрестке попали в аварию: со встречной полосы вылетела Toyota Land Сruiser и столкнулась с их машиной. 

За рулем была Людмила Павловна. А дальше, как в кино – потеряла сознание, очнулась в больнице, закрытый перелом руки, гипс. Ее муж — Дмитрий Александрович — казалось, не пострадал, но через пару дней его увезли в больницу с инфарктом, а уже в больнице случился инсульт. Возвращение мужа в Нью-Йорк пришлось отложить почти на три месяца: длительный перелет был противопоказан. Людмила Павловна разрывалась между работой и мужем и курсировала маршрутом Москва - Нью-Йорк, Нью-Йорк -Москва, как молодая стюардесса. Неделю назад она вернулась за мужем. Врачи, наконец, разрешили ему долгий перелет. 

В Нью-Йорк они уехали в конце девяностых годов по приглашению Рокфеллеровского университета. Их работы в области твердофазного синтеза пептидов вызвали большой интерес, а после доклада в 1998 году на международном конференции, они, к своему большому удивлению, получили от университета официальное приглашение приехать в США для продолжения исследований. 1998 год — год повальной эмиграции из России. Они смогли быстро оформить документы и уехали в Нью-Йорк, где с головой погрузились в работу, пораженные практически безграничными техническими и финансовыми возможностями для исследований. 

В 2005 году Людмила Павловна получила премию Грингарда, ежегодно присуждаемую женщинам за выдающиеся достижения в области биомедицинских исследований. Собственно, частично на эту премию они и купили этот дом в деревне недалеко от Москвы, чтобы иногда можно было приезжать в отпуск и отдыхать от двух сумасшедших мегаполисов, просыпаться под петушиный крик, а засыпать под соловьиные трели, есть овощи с грядки и яйца, снесенные соседской курочкой, пить молоко утреннего надоя, гулять в лесу и пропускать перед обедом для аппетита и здоровья для рюмочку-другую под малосольный огурчик. И может быть — кто знает? — когда-нибудь даже переехать сюда, чтобы вести спокойную пенсионерскую жизнь вдали от городской суеты. Хотя такое, конечно, вряд ли случится. 

Людмила Павловна занесла лекарство соседке, попыталась было уклониться от потока ее благодарностей, но в результате ушла с домашней сметаной и трехлитровой банкой соленых груздей. 
— Произведение искусства, а не грибочки получились, Пална! – хвалилась соседка, обтирая полотенцем трехлитровую банку из погреба. — Объеденьеце! Груздок к груздочку! Сама собирала. Ты только их по моему рецепту сделай: сметанкой, значит, залей, да чесночком, укропчиком приправь и картошечку отвари – я так больше всего люблю! Язык проглотишь и меня добрым словом вспомнишь! У вас в Америке-то такого небось и не поешь!
— Ох, не поешь, Тимофеевна! Спасибо вам большое!
— Да чё спасибо-то? У меня такого добра полно! На здоровьеце пусть будет! Санычу привет передавай! Как он там, хромает?
— Хромает.
— Ничё, он мужик крепкий, оклемается. 

Она проводила Людмилу Павловну и, стоя на крыльце, смотрела в ее стройную удаляющуюся спину и качала головой: «Вот бывают же такие люди: и богатые, и умные, и прийти к ним всегда можно запросто, и поговорить по-свойски. Ох, жаль уедут опять в свою Америку надолго».

***

— Привет, я дома! — крикнула Людмила Павловна с порога.
— Привет, Людочка! — Муж, профессор Дмитрий Александрович Колосов, вышел встречать ее, опираясь на костыль. — О, да ты с дарами!
— Да! Тимофеевна одарила за доставку лекарства. Неудобно даже, пустяк ведь – забрать лекарство, но я никак не могла отказаться, она прям всовывала мне их. 
— Вот тебе русский человек – за пустяк от души полцарства подарит. Как ты? Устала? Есть будешь? 
— Нет, не хочу. А вот чаю с удовольствием выпила бы. Садись, я сейчас заварю.
— А я все уже подготовил, так что только кипяток залей. Я с травками баб Зины сделал, как ты любишь, — сказал муж и, приволакивая левую ногу, по-черепашьи медленно направился к столу. Левая рука беспомощно висела вдоль тела. Людмила Павловна тихонько вздохнула и бодро пропела ему вслед:



Лика Шергилова

Отредактировано: 08.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться