Встретимся после войны

Глава 2

В ходе войны было запущено и взорвано около десятка ракет с химическими и биологическими боеголовками в северном полушарии, что повлекло за собой моментальное изменение климата. В результате арктические и антарктические льды начали таять, и через какие-то два-три года на Земле остался всего один небольшой континент, окруженный водой. На нем и располагались остатки человеческой расы. На удивление цвет воды не изменился, в отличие от алого царства растений, а вот животный мир серьезно мутировал. 

После войны была проведена глобальная перестройка. Защитные купола расположились рядом, что помогало людям восстановить нормальную жизнедеятельность. Больше не было ни стран, ни наций. Остались просто выжившие.  

Чтобы добиться возобновления кислородных ресурсов, пришлось под секторами строить бетонные блоки для сохранения почвы. Все сектора напоминают большие бетонные горшки с землей, не влияющей на растения, их структуру, цвет и функции. 

Современная структура выглядит следующим образом: 

Сектор №5 – центральный, здесь находится управленческая часть. По масштабу его можно сравнить с довоенным Сиднеем – крупнейшим городом Австралии. Это около двенадцати с половиной тысяч квадратных километров. Также пятый сектор называют столичным, через него проходят все решения относительно жизни людей: планы по восстановлению, медицинский и научный прогресс, закон и порядок. Проживают тут преимущественно богатые семьи и семьи глав правительства. 

Сектор №4 –промышленный. Населения там мало, а сам сектор славится двумя заводами: сладостей и техники. Завод сладостей  единственный на все пять секторов производит различные кондитерские изделия. Но технический завод в сложившийся ситуации более важен. Все купола, их работа и безопасность зависят от его функционирования. 

Сектор №3 – негласная культурная столица. Здесь есть художественные и музыкальные школы, огромный (и единственный) исторический музей, на организацию и строительство которого основные расходы взяло на себя правительство. 

Сектор №1 и №2 – самые маленькие по площади, сравнимы с бывшей столицей России – Москвой. Поскольку возводились они в качестве эксперимента, то и застроены по большей части жилыми домами, к сожалению, не совсем пригодными для нормальной жизни. Здесь поселились беженцы, выжившие после войны, и правительство не сильно заинтересовано в перестройке этих секторов. Единственные учреждения, спонсируемые из центрального бюджета – два детских приюта. 

Все четыре сектора расположены вокруг центрального и соединены между собой опоясывающим скорорельсом. Скорость поездов по нему достигает пятисот километров в час, поэтому дорога между секторами занимает максимум четыре часа. Центральный же соединен с каждым напрямую, так что время пути между ним и любым другим в два раза меньше. 

Над скорорельсами возвышается купол метра три в высоту. Это помогает защитить дорогу и поезда от хищников, не давая тем прыгнуть под поезд и нарушить движение. Редко когда можно увидеть хищника, но те, кто видели, описывают разных животных, метра два, а то и больше, в холке, и у всех видны жаброподобные вырезы на шее. Эти мутации тоже следствие применения МОР-I. 

Внешний мир сейчас изучен минимально, ведь из-под купола невозможно его исследовать. Сам купол начинается с бетонной стены, метров восемь в высоту (стены бетонного горшка). Это помогает обезопасить сектора от внешнего мира. 

А сегодня, четырнадцатого мая, в 20:35 в сектор № 3 прибыл скорорельс из четвертого сектора с Аней и Эриком. Конечно, для Ани поездка оказалась сюрпризом, но она быстро составила план на три дня. Музей, парк аттракционов, самый большой кинотеатр… 

Но сначала нужно было решить самый каверзный вопрос – жилье. Эрик целый месяц готовился к этой поездке, он отложил немалую сумму и был готов потратиться. В каждом секторе есть несколько маленьких отелей, где останавливаются, в основном, опоздавшие на последний поезд, но особым спросом они не пользуются. Мало того, что построены эти отели по одному плану, так еще и номера в них однотипные: небольшая комнатка, простенькая кровать и телевизор. А для совсем бедных обустроены «капсулы» по восточным технологиям – просто место для сна. 

Ознакомившись с самыми дорогими номерами местных отелей, Эрик решил снять квартиру. К счастью, для отдыха были небольшие номера квартирного типа. Описываете все, что бы вы хотели видеть в ней, сколько вас человек, когда приедете и на какой срок, вам показывают свободные квартиры, и выбор уже за вами. Казалось – куда бы проще. Но не тут-то было. 

Аня не прошла дальше порога в первой квартире и, сразу развернувшись, произнесла: 

– Тут слишком уютно… 

Наверняка её смутили ярко-розовые пестрые обои, встретившие прямо в прихожей, но в этом она все равно не признается. Эрик, тяжело вздыхая, сразу попросил показать следующую квартиру, чтобы не терять времени. 

Во второй квартире Аня долго расхаживала с кухни в комнату, постоянно хмуря бровки, словно пребывая в замешательстве. Потом подошла к Эрику, недолго всматривалась в его лицо, и серьезно заявила: 

– Мы здесь потеряемся. 

Эрик и женщина-консультант стояли в дверном проеме квартиры, на их лицах было недоумение. Никто из них и не догадывался об опасениях девушки касательно финансовых возможностей брата, а также о том, что ей было стыдно за свое желание остановиться в этой уютной квартире, наверняка стоящей целое состояние. Консультант, худая дама лет сорока в строгом костюме, с собранными в пучок волосами, поправила свои очки и указала на выход. 

К счастью, сидя посреди комнаты в третьей квартире, Аня спокойно сказала: 

– Сойдет. 

Одна комната, кухня, туалет с ванной – эта полностью технически оборудованная квартира пришлась ей по вкусу. 

– Извините, квартира рассчитана на одного, а раскладушка для второго человека здесь не предусмотрена. Вечер поздний. Сейчас её уже не достать, может, все-таки стоит остановиться на предыдущем варианте? 



Кристина Той

Отредактировано: 30.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться