Вторая дорога. Выбор офицера.

ГЛАВА XVIII

ГЛАВА XVIII

 

Через две недели курс набора 1617 года построился на плацу Военной академии Бретони. Точнее то, что от него осталось. Из двадцати пяти человек в строю стояло шестнадцать. Двое были безнадежно изувечены и навсегда оставили службу. Семь человек погибли.

В этот год традиция была нарушена – на построении первого сентября нас не было – просто не успели вернуться. Младшему курсу повезло – непосредственно в боевых действиях они не участвовали и были отозваны раньше, чтобы успеть к началу занятий.

К поредевшему строю вышел де Ри.

- Сынки, я рад видеть вас живыми и здоровыми. Спасибо, что вернулись. Как вы знаете, через три месяца у вас выпускные экзамены и защита диплома. Однако, по решению попечительского совета, в качестве благодарности за верную службу вы на месяц направляетесь на стажировку в Магическую академию Бретони, где будете прикомандированы к боевому факультету. Посмотрите на их умения, получите новые знания. Как знать, возможно, когда-нибудь они спасут ваши жизни. Выезд послезавтра. На сегодня вы свободны, курсу разрешен свободный выход в город. Отдохните, сынки.

Курсанты дружной командой направились в таверну «Трезвый сержант», а я задержался поболтать с Сусанной – а как иначе? День моего приезда в Клиссон был отмечен диким воплем этого зеленоглазого каманча и клятвенным заверением, что больше меня не отпустят ни на какую войну. Пришлось срочно пообещать, что теперь мы будем играть и танцевать каждый день, как только у меня появится свободное время. А обещания надо выполнять, так что курсанты подождут – желание Прекрасной Дамы важнее. Да, Сусанне понравилась эта роль и каждый раз, когда она от меня чего-то хотела – новой сказки или новой песенки, она обращалась ко мне со словами «мой верный рыцарь». А разве верный рыцарь может в чем-либо отказать?

Так что около часа мы гуляли около замка, и я рассказывал историю Гарри Поттера, перенесенную в местные реалии. Между прочим, по моему скромному мнению, за адаптацию этой сказки к изначально магическому миру я, безусловно, заслуживаю если и не Пулитцеровской, то точно Букеровской премии.

Таким образом, в таверну я пришел в умиротворенно-романтическом настроении, которое, к сожалению, мгновенно пропало. Мы не первый раз гуляли в этом трактире, но нас было непривычно мало.

- Присоединяйтесь, барон, – до боли знакомой фразой пригласил меня к столу де Бомон. – Мы уже дважды выпили – за победу и за Академию. Третий тост Ваш, господин Кавалер.

Я взял бокал и оглядел ребят. Знакомые, за два года ставшие родными лица. Они пришли в Академию веселыми щенками, на пьянке этой весной выглядели щенками повзрослевшими. Сейчас передо мной сидели мужчины. Каждый из них прошел через животный страх, гибель товарищей и все-таки добыл победу. Они поняли смерть, они узнали цену жизни. Лица остались теми же – люди стали другими. Ушла беззаботность, смешливость по любому поводу… Появилась та серьезность, которая свойственна мужчинам, готовым отвечать за свои поступки по самым высоким счетам.

- Друзья мои. Однажды в библиотеке нашего замка я прочитал о старинном воинском обычае. На любой гулянке, когда наступала пора поднимать кубки в третий раз, воины вставали и молча вспоминали своих погибших товарищей. А затем также молча выпивали вино. Господа, я объявляю третий тост!

Что же, наверное, будет хорошо, если здесь приживется этот рожденный в горах Афганистана обычай русских офицеров. Нельзя жить счастливо, если постоянно вспоминать погибших друзей, но нельзя жить честно, если о них забыть.

Потом были разные тосты – веселые, дурашливые, обязательно за дам-с! И возвращались мы в замок разудалыми и нахальными, как прежде, но все же… Мы все стали другими.

 

Через день ранним солнечным утром курс под командой его начальника майора! де Фонтена конной колонной выехал в бретонский город Морле. Не желая становиться музейным экспонатом, смотреть на который сбежится вся Магическая академия, я оставил Голубую звезду на хранении у де Ри и договорился с однокашниками, что упоминать о моей награде никто не будет.

Повозки с имуществом двигались отдельно, и можно было позволить себе проехаться по осенней Галлии в удовольствие, без оглядки на неторопливый обоз. Расстояние более трехсот километров мы преодолели за два с половиной дня. Что же, неплохо я ездить научился – такой темп под силу только опытным кавалеристам и только на прекрасных лошадях. За первое спасибо учителям, за второе – барону де Безье и конюхам Клиссона.

Подъехав к Магической Академии, мы поняли, что попали в сказку. Клиссонский замок, уютом соответствовавший солдатской казарме, не шел ни в какое сравнение с этим волшебным городком. Милые домики преподавателей, огромные для своего времени учебные корпуса, двухэтажные общежития, больше похожие на скромные отели для миллионеров, утопали в ярких красках осенних деревьев. Мощеные булыжником дорожки разрезали идеально подстриженные газоны, на которых стояли смешные скульптуры гномов, дракончиков и прочих волшебных персонажей, которые обитали в сказках этого мира.

Дети приезжают сюда в восемь лет, растерянные, оторванные от родителей, от любимых домов. И главная задача преподавателей – помочь пережить эту разлуку, помочь обрести счастье в этих суровых местах. Поэтому на скалистом берегу Ла-Манша был построен райский уголок, радующий глаз в любое время года и в любую погоду.



Алексей Гришин

Отредактировано: 12.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться