Вторая ступень

Размер шрифта: - +

Глава 6. Олег. Продолжение

Год 2020-й

Случай в магазине дал Олегу богатую пищу для размышлений. Управление через пси-сеть реальными объектами не имеющими пси-интерфейса — это было что-то невероятное. Олег рылся в специализированных форумах, просеивал обзорные статьи специалистов и даже пытался читать техническую документацию. Но смог узнать только одно — такое невозможно. Врожденный скепсис тут же усомнился в честности спецов. Наверняка ведь существует какая-то лазейка? Но о подобных лазейках он не нашёл упоминания даже на хакерских форумах. Набравшись наглости он влез с прямым вопросом “а возможно ли это?” Ответом ему послужил смех с вопросом “как можно управлять тем, чего нет?” Более Олег не пытался выяснить подробности происшедшего. А решил опытным путем понять, как это происходит. После нескольких неудачных попыток он был близок к пониманию, что в магазине “Билет в завтра” произошел банальный подлог. Робот, который якобы не обладал доступом у управлению через пси-интерфейс, в реальности был им оборудован. Почему и зачем — выяснять уже бессмысленно. Этот нехитрый вывод сильно испортил настроение.

В последующие дни Олег вернулся к обычному серфингу по растущим просторам пси-сети. А темпы роста были головокружительные. Порталы ежедневно появлялись сотнями и даже тысячами. И количественный рост тут же подстёгивал постоянные качественные скачки. Олег наблюдал развитие новой среды с интересом человека, обнаружившего неведомое растение, которое росло прямо на глазах. И даже не растение, а целый лес, в котором невозможно представить, что увидишь в следующую секунду. Олег даже начал задумываться о получении профессии, связанной с пси-сетью. Нет, его не привлекал дизайн, не влекло создание необычных порталов, и уж тем более не хотелось заниматься банальным копированием реальности в виртуальность. Уже в первые дни в пси-сети Олег для себя сформулировал, что в этом чудесном саде хочет быть садовником. Ни больше, не меньше. Что это значит, и как это реализовать пока было совершенно не ясно. Но на меньшее размениваться он не желал. В голове то и дело всплывала услышанная в детстве фраза, что родной город — это вовсе не место, где родился, а место, которое стало родным твоей душе. Родители Олега обожали путешествия и новые впечатления, и с самого раннего детства таскали сына по всевозможным географическим центрам и закоулкам. Но его мало влекли как красоты природы, так и урбанистические пейзажи. Ни уют южных городков, утопающих в зелени и омываемых теплыми морями, ни строгость линий классической архитектуры столиц не рождали в душе восторга. Олега не охватывало очарование и при посещении самых живописных мест дикой природы. Слово “родина” прочно ассоциировалось лишь с записью в паспорте. И вот теперь, очутившись в пси-сети, он почувствовал то самое ощущение родного, практически домашнего тепла, что с таким трепетом вкладывала мама, произнося “Родина”. И с новообретенной родиной он решил связать свою профессиональную деятельность. Именно со всей сразу. От этих мыслей Олег разом терял не только спокойствие, а даже элементарный контроль над реальностью. Однажды, проходя мимо комнаты Олега, отец услышал странные звуки. В приоткрытую дверь он узрел ещё куда более непривычное зрелище — Олег танцевал. И пел. Руки порхали как у дирижёра, а ноги легко перемещались в такт задорной мелодии. Отец от увиденного остолбенел, а последующая реакция сына смутила еще больше. Олег остановился и расхохотался совершенно непривычным, очень звонким, но совершенно искренним смехом.

Постоянный приток новых впечатлений очень быстро смыл из памяти эпизод с оживлением робота в магазине. И вот в один из дней Олег задался целью посмотреть на процесс переноса действительных объектов в пси-сеть в реальном времени. Цепочка ссылок вывела его на портал Токийского технологического университета. Пси-сеть в азиатском регионе росла в разы быстрее, чем в иных регионах планеты. Порталы были не просто качественно организованны, они являлись образчиками иного, не европейского, миропонимания. Путешествуя по ним, Олег неоднократно ловил себя на мысли, что перед ним маячит мираж знаменитого сада камней. Непредсказуемость и элегантность решений, неповторяющийся, но узнаваемый стиль, совершенно нелогичное удобство всех элементов… Олег упивался восточным колоритом, как путешественник прошлых столетий, впервые ступивший на берег Страны восходящего солнца.

На университетском портале маячило громадное приглашение на просмотр боёв человекоподобных роботов. Память тут же прокрутила почти забытые минуты управления магазинным гигантом. И Олег мигом позабыл о прежних планах. Желание посмотреть, а главное попытаться перехватить управление роботом тут же захватило все его мысли.

Андроиды-участники сильно различались по внешнему воплощению. Правила допускали определенные отклонения от человеческих пропорций. Некоторые были гориллоподобными, другие имели длинные ноги с широкими ступнями. Практически все имели мощные кисти-манипуляторы, но некоторые обошлись стиснутыми в монолит кулаками. Как Олег потом узнал, бои проводились в двух классах — модели с использованием пластокерамических мускулов и чисто механические с электроприводами. Олег заинтересовался более простыми моделями. Но смотреть, как колошматят друг друга пусть и продвинутые, но все же консервные банки, было смешно. Хотя Олег вынужден был признать, что реализация телодвижений для таких созданий в некоторых моделях сделана выше всяких похвал. Некоторые железяки двигались настолько правдоподобно, что казалось в перерыве между раундами ассистент поднесет роботу полотенце, а не диагностер. И всё же Олег не стал тратить время на просмотр забав любителей архаичных решений. 

А вот в классе пластокерамических моделей посмотреть было на что. Роботы метровой высоты были настолько внешне похожи на людей, что правилами особо оговаривался пункт о том, что лицо робота должно быть не более чем имитацией лица человека. Поэтому очень многие модели были вообще лишены каких бы то ни было лиц, и имели лишь видеокамеры на месте глаз. У некоторых все же были сделаны намёки на черты лица — прямоугольный нос, прорезь имитирующая рот, срезы скул. Все эти уродства сразу стирали любые аналогии с людьми. Но только до тех пор, пока не начинался бой. Олег никогда не видел битвы роботов, построенных с использованием пластокерамики, и не представлял насколько это похоже на сражение реальных людей. Но всё же отличие сразу бросилось в глаза. Роботы двигались с пластикой недоступной подавляющему числу элитных бойцов рода человеческого, не говоря уже о простых смертных. 

Олег зачарованно наблюдал за происходящим. В начале первого боя на ум пришла стародавняя фраза о пляске смерти. Но последующее убедило, что грубое слово “пляска” тут совершенно неуместно. На арене происходил настоящий балет. Нет, к постановочным киношным схваткам это не имело никакого отношения. В бою роботы были куда рациональнее человека. Но примерное равенство всех соперников помноженное на желание решить бой одним красивым ударом превращали примитивный мордобой в захватывающее зрелище. Олег просмотрел несколько схваток и только тогда опомнился, что наблюдает на бой переносимый в пси-сеть в режиме реального времени. А значит можно не сидеть как пришитый на стуле перед старинным телевизором. Олег мигом перенёсся на саму арену. Наблюдать бой из-за спины одного и бойцов было безумно интересно. Потом Олег некоторое время подобно рефери носился в стороне. А позже попробовал посмотреть на бой глазами одного из бойцов.

И в этот момент появилось то самое ощущение, что робота можно взять под контроль. После памятного случая в магазине Олег долго анализировал это чувство, припоминая тогдашнее состояние до мельчайших подробностей. Но сформулировать название никак не получалось. И вот теперь оно родилось самостоятельно — ощущение возможности. Следующее ощущение было совершенно новым и еще более фантастическим. Более всего оно походило на натягивание перчатки. Правда перчатка эта налезала разом на всё тело. И тут же врастала. Олег явственно ощутил, как натура робота становится одним целым с его телом — кости превращаются в металлоконструкции, мышцы наливаются пластокерамикой, а видеть он начинает сквозь окуляры видеокамер. Олег прислушался. И с интересом констатировал у себя полное отсутствие страха. Он полностью осознал себя роботом, воспринял натуру робота как свою собственную. Это даже позабавило. Мелькнула озорная фраза: “Так вот каково на вкус бессмертие”. Для Олега процесс заселения в плоть робота показался занявшим значительное время, но в реальности прошли какие-то ничтожные доли секунды. Олег это понял по тому, что соперник не успел сделать даже сколь-нибудь заметного движения. Управлять роботом оказалось куда проще, чем было в первый раз. Пси-интерфейс получал команды ещё до обработки их сознанием. Олег восхитился чудесному телу, что слушается напрямую его, еще неродившихся, команд. Такое упоительное состояние он изредка испытывал, практикуя ката. Но в зале оно достигалось огромными усилиями по концентрации и отрешению. Здесь же всё происходило само собой. И вот так, само собой, Олегом был выигран первый бой. Азарт новых ощущений подогревал и без того кипящий интерес, и  Олег не захотел покидать тело андроида и в перерыве. Он с интересом слушал свои ощущения, когда создатели робота, бурно обсуждая его победу, вставляли клеммы в развёрстую грудную клетку. А после чего всей командой уставились в монитор и ошарашенно молчали. Олег специально не стал включать переводчик, технические детали его не интересовали. А вот упускать момент, чтобы в полной мере насладиться сбитыми с толку инженерами, было нельзя.

Последующие бои Олег выиграл столь же легко и непринуждённо. И с каждой победой лица его команды всё сильнее вытягивались, пялясь в монитор. В финале Олега уже начала донимать скука. И тут в голову пришла абсолютно бредовая идея. Но Олег, внутренне улыбнувшись, тут же усомнился в её полной бредовости. А что, если… Он попытался отрешиться от робота, но в тоже время не упуская контроля над ним. Это очень походило на то, когда он пытался концентрироваться в зале, наполненном орущей мелюзгой, что было чрезвычайно сложно. Его робот то и дело терял управление, а соперник набирал очки. Олег сам не знал, какой эффект хочет получить. Но невероятная интуиция требовала попробовать. И в какой-то момент это произошло. Олег ощутил своё присутствие сразу в двух местах — в роботе и вне его. Произошедшее столь впечатлило его, что он завис на некоторое время, пытаясь переварить случившееся. Это было непередаваемо. Он смотрел на своё воплощение и был им. Одновременность этого могла запросто свести с ума кого угодно, но тренированная психика Олега выдержала. Он даже начал находить параллели в реальном мире. Зеркала, видеокамеры под разными углами… Но всё это не было даже тенью его состояния. Это… Олег понял, что было пресловутое буддистское присутствие во всём. Придя к такому выводу, он опомнился в самый последний момент. Его робот, зависший на несколько секунд, вчистую проигрывал финал. И тут Олег ощутил всю мощь нового состояния. Его подопечный был  уже практически прижат к краю арены, заступ за которую означал поражение. Оставался всего один шаг. И он этот шаг сделал. Сам. Чего соперник от него совершенно не ожидал. Как не ожидал и последующего. Сделав шаг, робот Олега сбил с темпа атаку соперника. Тот не успел сообразить, что последует, и ринулся на добивание. Его нога почти сделала шаг. Почти, потому, что коснуться пола арены ей было уже не суждено. Робот Олега сделал стремительную подсечку, и тут же, развернувшись, вложил всю оставшуюся энергию в удар другой ногой. Противник улетел к самым трибунам. Зал взорвался криками и аплодисментами. И лишь команда победителя сидела с раскрытыми ртами.

На следующий день, просматривая новостные ленты о прошедшем чемпионате роботов, Олег постоянно ловил себя на том, что улыбается как сытый кот, который на зависть всем местным кошкам задавил огромную хищную птицу. Как и ожидалось, разработчики робота победителя хранили достойное молчание. Олег, смеясь, читал, как расхваливали разработчиков, их новации в стиле ведения боя, а построение стратегии финала вообще грозились вписать в анналы и летописи. Олег полдня поддерживал приподнятое настроение чтением подобных дифирамбов. Но в конце концов наскучило и это. Не снимая шлема, он нехотя перешел в сегмент старичка-Интернета. Путешествие по уходящей в прошлое двумерной сети в шлеме виртуальной реальности вызывало гнетущее впечатление. Но смотреть в уже несколько недель не включавшийся экран монитора, бесполезного для пси-сети, не хотелось. Олег зашел на почтовый сайт. Появившееся окошко запроса пароля несколько озадачило. Олег недавно сменил пароль, и сейчас не мог его вспомнить. Он точно знал, что это была комбинация из телефонных номеров родителей. Перебирая в памяти варианты, он невольно засмотрелся на окошко почтовика. Оно показалось ему несколько странным. “Опять подчистили дизайн…” — пришло вялое умозаключение. Угнетающая двумерность быстро начинала раздражать. Олег напряг память. И аж подпрыгнул! Окно запроса пароля неспешно выплыло на передний план и обрело явные признаки объемности. Олег вытаращил глаза. “Надо же! Почтовик тоже в пси-сеть переполз”. Олег посмотрел адресную строку. Она явно говорила, что ни о какой пси-сети тут и речи быть не может. “Может какой-то неявный переход? Или что ещё напридумывали…” Не утруждая разбираться с этой странностью, Олег полностью ощутил себя в пси-среде. Он поднырнул под окошко запроса пароля, посмотрел на него с другой стороны. Удивило, что обратная сторона идентична лицевой. Олег, усмехнулся столь незатейливой дизайнерской находке, и набрал только-что пришедший на память пароль. Бегло просмотрев новые письма, покинул почтовик. Но на всякий случай в личную папку сохранил файлик с новым паролем. 

Проведя в пси-серфинге остаток дня, Олег решил упорядочить накопленные за неделю материалы, заархивировать и упрятать на хранение. И тут же наткнулся на свой файл с почтовым паролем, открыл и перенёс пароль в зашифрованную базу личных секретов. Сохранил и тут же обратил внимание, что записи в базе отсортированы вовсе не по дате. Вспомнив, что сам же копался в ней позавчера в поисках старых сетевых закладок, вернул базе прежний порядок записей. И сразу же обнаружил, что новый почтовый пароль занесен уже дважды. Но это было рядовым случаем. Порой забывая, Олег вносил одни и те же данные по несколько раз. Но когда всмотрелся, то был шокирован фактом, что пароли не совпадали. Он хорошо помнил, что второй пароль действовал всего пару часов назад. Ещё раз сверил пароли. Они не совпадали. Выругавшись, Олег полез на почтовик. Первый пароль подошёл, второй — нет. Это немало озадачивало. Поглазев несколько минут на окно запроса, Олег опять ощутил присутствие интуитивной догадки. Он напрягся, рассредоточил внимание. И тут же окно запроса пароля выплыло в трёхмерность. Это становилось всё более интересным. Олег набрал пароли с лицевой стороны. Подошёл только первый. С обратной стороны оба пароля сработали. Олег выходил и входил, раз за разом набирая то один пароль, то другой. И всякий раз почтовый сервер пропускал его. Совершенно ошалев от такого, Олег набрал вместо пароля сущую абракадабру. И почтовик пустил! Объяснение произошедшему лежало на поверхности — у почтальонов упал сервер. Олег вздохнул и отправил сообщение в службу технической поддержки. После чего решил-таки прочесть сообщения от друзей. И буквально через пару минут получил сообщение, в котором говорилось, что никаких сбоев и неполадок в работе  почтового сервиса в последнее время не наблюдалось, и что в аккаунт Олега Алексеевича Романова вход осуществлялся только по изменённому позавчера паролю. Так же администрация считает своим долгом уведомить, что пароль нужно менять как можно чаще и хранить как можно дальше, и принять к сведению еще целую кипу стандартных советов. 

Совершенно обалдевший Олег прочёл письмо несколько раз, а в голове тем временем строились планы один другого страшнее. Но рациональность мышления взяла верх. Олег решил, что почтовый ресурс — организация несерьёзная. И особо доверять их заверениям не стоит. А вот проверить догадку нужно. Он отправился на сайт своего онлайн-банка, через который происходило начисление стипендии. Как и в случае с почтовым ресурсом, на сайте банка не было никаких следов не то что пси-сети, а даже намека на псевдотрёхмерность. Олег постарался воспроизвести состояние, приведшее к расслоению плоской картинки. Но, видимо, легко всё получалось только впервые. Олег промаялся два часа. Система охлаждения в шлеме явно не справлялась с такой интенсивной работой — с головы пот лил ручьём. Глаза истомились и были почти готовы пойти бунтом против разума и запросто увидеть даже пятимерное пространство. “Да пошло оно всё!” — Олег мысленно плюнул. И тут окно запроса пароля привычно выплыло на передний план. Олег ввел логин, затем неправильный пароль. Несколько секунд напряженного ожидания… И система пропустила его. Олег шумно выдохнул. Проверил баланс счета. Вышел. После этого Олег сидел в кресле около часа, размышляя над открывшимися радужными, а также жуткими перспективами. Заглянувшая позвать к ужину мать сильно удивилась, обнаружив сына со шлемом на коленях, смотрящим в неработающий монитор.

***

Весь следующий день тревожные мысли не отпускали Олега ни не минуту. Он отчетливо понимал, что он вытянул золотой лотерейный билет. Правда выигрыш, скорее всего, будет страшный. Придя с занятий, Олег намеренно старался избегать любых закоулков сети, где могли спросить пароль. Навязчивая идея, что его могут засечь, начала потихоньку грызть душу. Олег нервничал всё сильнее. До тех пор, пока не поймал себя за обгрызанием ворота рубахи, чем отродясь не занимался. Это отрезвило. Он мысленно заставил себя успокоиться, потратив почти час на глубокую медитацию. Вопросы не отпали, но душа обрела некоторое спокойствие. Здраво рассудив, что ничего противоправного он не сделал, и не собирается, Олег отгородился в своих мыслях Великой Китайской стеной от этой проблемы и нырнул в пси-сеть.

Первый же взгляд на новостные страницы тут же заставил позабыть обо всём. Олег жадно вчитывался в рекламный баннер, суливший невероятную пси-реализацию боевых действий. На новом портале собирались восстановить в деталях многие военные стычки и массовые сражения из новейшей истории. И даже некоторые рассекреченные эпизоды боевых столкновений нынешнего года. Но теперь наравне с участниками реальных событий в виртуальных боях примут участие программные конструкции боевых роботов. И вступить в противоборство с ними могут все желающие. Но количество участников ограничено. Олег стремглав перешёл по ссылке и зарегистрировался на портале “Ветераны современности”.



Сергей Ярчук

Отредактировано: 12.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться