Вторая ступень

Размер шрифта: - +

Глава 28. Бегство

30 декабря 2068

Эта ночь Олега была настоящим идиллическим воспоминанием прошлой жизни. Нахлынувшие после перехода в новое время сновидения как будто решили сегодняшней ночью взять выходной. И тем неожиданнее оказалось пробуждение. Олег лежал на спине и тупо смотрел в темноту. В голове было пусто и как-то тягостно. Молодой человек шумно втянул воздух, потянулся. Последние остатки сна слетели в одно мгновение. Олег неподвижно лежал, размышляя над причиной необычно раннего пробуждения. Не находя ответа, он стал прислушиваться. Погружённый в темноту дом спал. Но отчего-то Олегу эта тишина показалась подозрительной. Повинуясь неясному позыву, он поднялся и вышел из комнаты. В ноги тут же ткнулся холодный собачий нос.
— Джек, ты чего не спишь?
Пёс устремил на человека тревожные глаза и даже попытался что-то проскулить.
— Майка опять тебе сладости давала? Ладно, бродяга. Сейчас выведу тебя. Только Феликса предупрежу.
И Олег зашлёпал босыми ногами в сторону спальни Зарубского. Дверь спальни старика оказалась приоткрытой. Заглянув внутрь, Олег с удивлением уставился на раскиданную кровать. Для педантичного хозяина дома это было столь непривычно, что молодой человек позволил себе в зайти и осмотреть спальню. Всего несколько секунд хватило Олегу, чтобы понять, что Феликс Николаевич в эту ночь не спал.

Продолжая недоумевать, Олег включил свет. В глаза тут же бросился незакрытый бельевой шкаф, оставленные выдвинутыми ящики стола, рассыпанные по столу бумаги… На какое-то мгновение Олегу показалось, что в комнате был обыск или попытка ограбления. Но интуиция неумолимо твердила, что всё гораздо хуже. Тем не менее, так легко Олег не терял спокойствия. Лёгкой тенью он живо обежал дом. Зарубского нигде не было. Но трезво рассудив, что у старика запросто могли возникнуть неотложные дела, требующие покинуть дом, Олег успокоился. К чему старику будить ребят? Ну, уехал куда-то. Утром можно будет поинтересоваться потактичнее. И Олег спустился в кухню. Достав из холодильника кувшин, он уже хотел было налить в стакан клюквенного морса, когда взгляд упал на белевший на столе листок. Ровным округлым почерком, каким старик обожал по-старинке оставлять себе напоминания, на листке было написано:
“Ребята! У меня было мало времени вас узнать. И похоже его не будет вовсе. Потому, то немногое, что я хочу вам написать, крайне важно! Очень скоро, может через час, может через день с вами будут происходить непонятные трансформации. Не пугайтесь их! Совсем немного терпения, и вы всё поймёте. А Джо и Слава вам помогут. Они хорошие ребята. А вы — просто замечательные. Очень хотелось бы прожить с вами еще немного, но нужно срочно прекратить расползание U-вируса. Вас я в это дело впутывать не желаю. И не возражайте! Вы слишком ценны! Вы сами ещё этого не понимаете, но очень скоро всё станет для вас очевидно.
Вы дали мне столько радости… Одно то, что с вами я вернулся в свою молодость — бесценно! Спасибо, друзья! Но я хочу попросить ещё об одной услуге. Пожалуйста, спасите Романа! Я уверен, что это скоро будет вам по силам. И пожалуйста, не судите людей!
Прощайте!
P.S. Майя, ты знаешь про мой тайник в домене. Его содержимое будет вам необходимо.
P.P.S. Эту записку по прочтению уничтожьте!!!” 

Олег перечитал записку ещё раз и бросился будить Майю и Леонида. Спросонья девушка никак не могла понять, что собственно произошло. Олег же, рассердившись, что и сам ничего не понял из нескольких строк, просто плюнул и направился в комнату Леонида. Картина, явившаяся взору, пугала до дрожи поджилок. Молодой человек в глубоком кошмаре метался на залитой светом уличного фонаря кровати. Переборов первоначальный шок, Олег гаркнул во всё горло:
— Рота! Подъём!
Это возымело действие. Заспанный солдат мигом вскочил и удивлённо уставился на друга.
— Какого чёрта ты тут раскомандовался? И так дерьмо какое-то снится, так ещё и выспаться не дают.
— Лёня, не бузи. Тут случилось кое-что. Одевайся и давай в кухню.
Ворча и натыкаясь на мебель, Леонид натянул домашние брюки, размахайку. Наплевав на бубнёж Олега, быстро забежал в туалет, но принять душ ему уже не дали. В крайнем раздражении ребята спустились в кухню и увидели Майю. Она была полностью одета для выхода на улицу. От растерянности Леонид недовольно буркнул:
— Куда это ты вырядилась?
— Что-то случилось. И нам лучше одеться. Я не совсем поняла, что написано в записке. Но думаю, что возможно придётся бежать.
— Куда? — Леонид уже готов был разразиться ругательствами.
Но неизвестный доселе взгляд девчушки остудил словно ушат ледяной воды. Парни молча присели, и Олег ещё раз медленно прочёл послание Феликса Николаевича. В воцарившейся тишине ребята обдумывали полученную информацию. Леонид повертел в руках листок и тут же спохватился:
— А ты к Ромке заходил?
— Заходил. Спит он.
— Ребята, так что теперь будет? — в голосе девушки, как ни странно не было ни страха, ни растерянности.
— Видимо, Феликс понял как распространяется U-вирус. Только не понятно…
— Что?
— Почему он так печально это всё описывает? Если он нашёл источник заразы, то сообщил бы в НИИ.
— Непонятно. Но думаю, Майя, ты зря собираешься в бега. Что бы там Феликс не обнаружил, а НИИ с нами работу ещё не закончил, — Леонид вернул себе привычное спокойствие.
— Хм… И странно, что Феликс попросил сжечь послание. Кого он боится?
— Сожги! Сожги его немедленно! — голос Майи прямо кровоточил страхом.
— Да, пожалуйста! — и Олег поджёг над мойкой край листка.
Леонид оторвал взгляд от раковины, в которой исчезли ошмётки пепла, смытые напором воды.
— А о каком тайнике там говорилось?
Но сообразить, о чем идёт речь, Майя не успела. С грохотом вылетела входная дверь, и в дом ворвалась толпа запакованных в броню штурмовиков…

***

Пушков нервно постукивал по столешнице, совершенно не замечая нервного подрагивания ноги. Безопасник в последнее время совершенно перестал обращать внимания на состояние организма. Недосыпание и нервное истощение притупили инстинкт самосохранения. И Валентин Иванович, сам того не сознавая, стал гораздо ближе к представителям цифрового разума. Все мысли крутились только вокруг постоянно накаляющейся ситуации, а интуиция предательски нашёптывала, что удачной развязки не предвидится. Но понимание сверхважности задачи отодвинуло даже мнение столь компетентной подсказчицы. Сверившись с хронометром, он вызвал Гликина:
— Что по объектам?
— Допросили. О планах Зарубского они говорить не желают.
— То есть, как не желают?
— Заявили, что им неизвестно, для чего Зарубский ночью покинул дом. Их биообразцы позволяют хорошо скрывать ложь, но я более чем уверен, что они были в курсе планов старика. А домашний инфоузел вечером был повреждён.
— Почему о повреждении стало известно только сейчас?
— Видимо, у Зарубского не было времени на качественное прикрытие. Иначе бы мы вообще не узнали о факте слома.
Пушков скрипнул зубами. Но подавив приступ ярости, продолжил:
— Только не вздумайте объекты ломать! Нам головы посрывают. И это не метафора.
— Понимаю. Тут Цапин скачет и поминутно вопит, что уже два часа, как объекты должны работать.
— Пусть заткнётся. Приеду, вырву ему язык. А объекты прогоните через дифрасканер.
— Я тоже так подумал. Но для обследования каждого плазмокристалла нужно хотя бы два четырёхчасовых сеанса и обязательное предварительное сканирование. Но дифрасканер в НИИ всего один. Сами понимаете, стоимость такого оборудования безумно высока. Придётся объекты прогонять по одному.
— Так. А где у нас еще есть дифрасканер? Ближайший?
— В Швейцарском центре.
— Хорошо. Сейчас его переправят к вам. А пока начните с Олега. Скорее всего дело в нём.
— Вас понял. По остальным что? Запускать их в сеть для выполнения Цапинских заданий?
Валентин Иванович прислушался к запуганной интуиции.
— Нет! Пусть пока посидят взаперти. Организуй изолированную комнату с наблюдением.

***

Леонид и Майя напряжённо молчали. Малюсенькая комната, ставшая временным местом их принудительного содержания, была аскетична даже в сравнении со строгими интерьерами НИИ. Бледно-серые пустые стены, два серых мягких диванчика, пол устилал точно такой же серый ковёр. Леонид отрешённо подумал, что цветовая гамма как нельзя лучше подходит к настроению. Спать не хотелось вовсе, и как-то сами собой в голову полезли мысли о прошлом. Это слегка удивило. Могучий напор впечатлений от нового и непривычного, многократно усиленный постоянным цейтнотом, просто не оставлял места для воспоминаний в круговерти нынешней жизни. И вот теперь совершенно неожиданно появилось и место и время. Взгляд Леонида незаметно растворился в серой дымке. Он проскользнул в детство, пронёсся пыльными улочками, вдохнул запахи столетней давности… А вот и лица друзей, такие далёкие и почти забытые. А вот и Вика… Леонид смотрел в столь знакомое лицо и поражался полному отсутствию следов былой привязанности. Совсем недавно эти глаза он беспрерывно искал в толпе, грезил о встрече поминутно, а теперь… И Леонид с ужасом осознал, что оторвался от прошлого окончательно. Но тут всплыли армейские воспоминания. И он вновь увидел безмолвно зовущую девочку…

Леонид разом очнулся, словно свалившись в ледяную прорубь. Майя сидела рядом, и её вид совсем не внушал оптимизма. Девушку трясло как в лихорадке.
— Майка! Майка! Ты заболела? Доктора позвать? — давно позабытое чувство страха робко постучалось в сознание бывшего солдата.
Но девушка не отзывалась. Хрупкие полечи сотрясались крупной дрожью. Леонид обнял её за плечо, прижал к себе, второй рукой накрыл стиснутые в замок девичьи пальчики. Странная холодность Майкиных рук испугала ещё сильнее.
— Майка! Майка, очнись! — Леонид шептал ей прямо в ухо.
Но девушка лишь сильнее стиснула зубы. Леонид заволновался столь сильно, что практически ощутил состояние Майи. И от мимолётного впечатления тут же пробил ледяной пот. Леонид никак не мог понять, что именно он почувствовал. Но испугался изрядно.
— Майка! Что с тобой! — Леонид повернул её личико и заглянул в глаза.
Безучастный взгляд тут же обрёл осмысленность и через мгновение наполнился слезами.
— Майка! Да что с тобой такое?!

Он уже готов был выбыть дверь, звать на помощь, тащить девушку на руках куда угодно. Но непривычно сильным хватом Майя остановила порыв. Охнув от удивления, Лёня смотрел на девушку, которую уже трясло мощными спазмами. Сам не понимая почему, Леонид успокоился. Он внимательно смотрел на Майю и какой-то далёкой мыслью сознавал, что творящееся сейчас как раз и есть норма. Через четверть часа колотун начал спадать, а ещё через двадцать минут Майя успокоилась совершенно. Она повернулась к Леониду и как ни в чём не бывало спросила:
— А Олег ещё не возвращался?
Ответить Леонид не успел. Как по волшебству дверь распахнулась и в комнатушку прошёл Олег. Он хмуро плюхнулся на диван и недовольно огляделся. Что у него было мерзко на душе и хотелось отплеваться, видно было за версту. Усугублять состояние друга расспросами Леониду совершенно не хотелось, но узнать новости было необходимо.
— Ну, что там было?
— Жалкая пародия на детектор лжи.
— В смысле?
— В прямом! Заклеили башку клеммами и задавали идиотские вопросы.
— А что конкретно спрашивали?
Но Олег только яростно покрутил головой и, не сдержавшись, плюнул в угол.
— Достало уже! Всё достало! — и Олег рванул ворот рубахи, будто томился нехваткой кислорода.

Но тут Олег и Лёня аж подскочили, напуганные душераздирающим криком. Майка, катаясь по дивану, вопила как резанная, пальцы нещадно рвали волосы, а слёзы летели как из поливальной установки. Кинувшиеся ребята опешили от силы с которой хрупкая девушка-подросток оказала сопротивление. Олег был отшвырнут ногой аж в другой конец комнаты, Леонид же подвергся атаке локтями невиданной интенсивности. Случайно пропустив справа удар в нос, он был тут же уложен невероятным левым. Очнувшись всего через пару секунд, он с ужасом уставился в нависший над ним звериный оскал. В миг в голове пронеслись десятки вариантов развития событий от Майкиного помешательства до превращения в зомби. Тем временем девушка с невероятной смесью животной ярости и хладнокровием киборга занесла руку для последнего удара. Леонид ошарашенно таращился на маленький кулачок, не в силах поверить, что он не менее опасен, чем стальной кинжал. Но неожиданно жалобный голос Олега вернул всё на свои места:
— Майка! Что ты творишь?! За что ты нас?
Этот непривычный, почти плаксивый голос заставил Майку выгнуться дугой. Она неестественно выкрутила шею и уставилась на Олега. Пробежавшая по лицу рябь, враз смыла воинственность. Девушка несколько раз моргнула, по щеке скатилась пара слёзинок. Лицо на глазах теряло последние следы ярости. Постояв несколько секунд, Майя тихо опустилась на пол. Леонид опасливо отполз в сторону, неотрывно глядя на застывшую девушку. Тишина длилась добрых десять минут. Затем Майя вздохнула и тихо произнесла:
— Простите пожалуйста… Я … я испугалась.
— А уж мы-то как перепугались! — Олег, кряхтя, сел, — Что на тебя нашло, а?
— Ребята, надо бежать!
— Что? — Олегу показалось, что он ослышался, — Бежать?
— Куда? — Леонид по всей видимости соображал быстрее.
— В пси-сеть. И немедленно!
Леонид ещё не успел как следует переварить услышанное, как дверь в их каморку отворилась. И возникший на пороге сотрудник НИИ, удивлённо глядя на расквашенный нос Леонида, произнёс:
— Вы тут что делаете? Леонид, твоя очередь на предварительное сканирование.
Леонид, не торопясь, поднялся, прошёл в двери и одним резким движением уложил и инженера и стоявшего рядом охранника.
— Кто тут бежать собирался? Путь свободен!

И ребята стремительно кинулись по коридору. Один поворот, второй, холл, лестница. Они гурьбой влетели в лабораторию Попова. Инженеры испуганно уставились на ребят. Не замечая их удивления, Майка взревела незнакомым голосом:
— Терминалы! Где терминалы?! Нам нужно в сеть!
Какой-то паренёк с копной абсолютно белых всклоченных волос начал что-то лопотать заикающимся голосом, но девушка резко его встряхнула и неожиданно мощно саданула кулаком по рёбрам. Не обращая никакого внимания на треск костей и сдавленный крик, она безжалостно продолжила:
— Я сказала, что нам срочно нужны терминалы для выхода в пси-сеть. Не ясно?
Блондин тут же уловил серьёзность момента и выдал:
— Нет, нет тут терминалов. Только для вас были сформированы. Там, в соседнем уровне. У нас прямое подключение через пси-чип к сети института…

Дальше слушать Майя не стала. И троица выпорхнула из лаборатории прежде, чем потерявший сознание инженер рухнул на пол. Забег до знакомого места погружения ребят в пси-сеть занял восемь минут. Огромный зал был не заперт. Олег распахнул дверь, и ребята ввалились в совершенно пустое помещение.
— А где все? — Леонид удивлённо озирался на бесхозное оборудование.
— Не важно! Включаем терминалы!
И по Майкиной команде каждый начал запускать своё ложе. Как это делали инженеры, каждый из ребят видел неоднократно. Тем паче, что разговорчивые учёные не скрывали от уникальных ребят простейшей процедуры. Запуск терминала осуществлялся всего одной кнопкой, остальные служили для настройки параметров мониторинга. Но вожделенная кнопка не работала ни на одном кресле.
— Да, что за чёрт?! Они обесточены, что ли? — и девушка метнулась к какому-то, напоминающему электрический рубильник устройству.

Леонид в попытках оживить кресло, продолжал тыкать во всевозможные кнопки и сенсоры. Внезапно в отражении огромного экрана бесшумно появились вооружённые люди. Леонид замер, стоя спиной к вошедшим. А службисты уже держали на мушке всю компанию переселенцев. Стоявший первым круглолиций господин не первой молодости окинул внимательным взглядом оказавшуюся рядом Майку, хмыкнул и сдвинул автомат. Он неторопливо пригладил непослушный рыжий ёжик и уверенным басом заявил:
— Не надо дёргаться. Выходы в пси-сеть заблокированы на много кварталов вокруг. Так что…
Что ещё хотел сказать рыжий, Леонид так и не узнал. В отражении он успел заметить только начало движения Майи. Вложив всю отпущенную ему резвость он обернулся, собираясь кинуться на помощь. Но ни боевая выучка, ни новое тело не помогли. Он опоздал. Разум наотрез отказывался понять, как за эти мизерные доли секунды Майка уничтожила шестерых вооружённых охранников. В голове Леонида вспыхивали версии одна нелепее другой: розыгрыш, инсценировка, бред, сумасшествие от переизбытка впечатлений в пси-сети… Рядом стоявший Олег тоже тупо таращился на дело Майкиных рук. И судя по физиономии, им овладевали схожие мысли. Но опадающие изломанными кулями люди красноречиво опровергали эти бредовые предположения. Майка прожгла яростным взглядом ребят.
— Чего застыли? Слышали, что он сказал? Надо вырываться отсюда!

Они вихрем вылетели в коридор. И опять переходы, повороты, лестницы. Майка вела команду столь уверенно, будто знала эти лабиринты лучше, чем минотавр свой. Но за очередным поворотом, они буквально врезались в стену закованных в керамическую броню спецназовцев. Ощетинившиеся стволами солдаты не стали тратить время на разговоры и сразу открыли огонь… 

***

Пушков летел в НИИ, перекрывая все рекорды автострады. Службист уже не заботился о какой-либо конспирации и включил всеобщее транслирование высшего приоритета для своего транспортного средства. Электромобиль в кои-то веки был близок к собственному технологическому пределу скорости. Автопилот экстра-класса, безоговорочно подчиняясь приказу, плевал на любые негативные последствия для прочих участников дорожного движения.

— Валентин Иванович! Это Шмелёв. Вскрыли первый сектор домена Зарубского. Пока проблем особых нет.
— Ясно. Работайте интенсивнее. Нужно как можно скорее перекачать все базы и уничтожить портал.
— Это непросто. Нам бы плазмокристалл…
— И не надейтесь. Этим вас обеспечить пока не могу. Но подмогу постараюсь выделить.
— Спасибо! Ещё вопрос. В доме оказался пацанёнок. Это Роман Сергеевич Бессмертнов. Что с ним делать? Он инфицирован. Сдать его службе медконтроля? Его же опекун скончался.
— Ни в коем случае! Заприте его, что бы не мешался под ногами. Потом допросим и в расход.
И Пушков переключился на нового собеседника. Вызов горел алым, непривычно перемежаясь краткими сполохами голубого. Валентин Иванович удивленно хмыкнул. По запасному радиоканалу последний раз его вызывали несколько лет назад.
— Что у вас?
— Это Рябцов! Майор Гликин убит.
— ЧТО?!! — Пушков взревел так, что загудели стёкла кабины.
— После допроса Олега Романова объекты совершили побег. Причины пока не ясны.. При попытке задержания погибли девятнадцать сотрудников спецотдела, пострадали несколько сотрудников НИИ
— Где они сейчас? — от нервного напряжения Валентин Иванович начал безжалостно бить кулаками в пластиковую панель.
— Четыре минуты назад они покинули НИИ.
— Какого чёрта я узнаю обо всём с таким опозданием?
— По вашему приказанию, Гликин отключил в районе все выходы в пси-сеть.
— Но связь?!
— Связь тоже идёт по цифровым каналам. А я вас вызвал по радио…

Следующее сообщение проинформировало, что в аэропорту приняли швейцарский прямоточник. Внеочередной частный рейс доставил дифрасканер и профессора Майера. Выругавшись на ни в чём не повинного связиста, Пушков приказал доставить в НИИ и спеца и аппаратуру. Отвлёкшись на выслушивание очередного безрадостного сообщения, Валентин Иванович не заметил сиротливо застывший у обочин транспорт. И тут же его собственный электромобиль, потеряв контакт с сетью и понизив скорость, начал выруливать к дорожной кромке. В одночасье осиротевший автопилот не желал вести транспортное средство без координирующих подсказок глобальной сети. Пушков выложил все известные ему ругательства, отключил автопилот и вырулил обратно на трассу. Стоявшие на обочине люди, не умевшие управлять электромобилем без помощи автопилота, удивлённо таращились вслед лихому водителю.

Отвыкшему крутить баранку было сложно и следить за дорогой и раздавать поручения, координируя попытки схватить сбежавших переселенцев. Хотя Пушкову было не привыкать к очередному обвалу сложностей, но везение у ретивого службиста было не бесконечным. Уже подъезжая к одному из секретных входов в НИИ, электромобиль застрял в гигантской пробке. Выскочив и осмотревшись, Валентин Иванович сообразил, что поиск путей подъезда займёт куда больше времени, чем пешая пробежка. И застегнув пиджак на все пуговицы, службист рванул бегом сквозь холод декабрьского утра.

***

В противоположном направлении, скрипя зубами от боли, прорывалась троица беглецов. Впереди бежала Майя. Девушка с улыбкой неслась по покрытому изморозью асфальту с легкостью ангела. Со стороны забег девушки с кровоточащей простреленной рукой и кошмарным шрамом через правый висок мог кому угодно показаться диким, но только не ей самой. Осознавая свою истинную природу, Майя не обращала внимания на ранения, холод и прочие неприятности. Проблемы, которые ещё вчера могли показаться айсбергами, сегодня не стоили даже секундного внимания. Ребятам приходилось куда сложнее. У Олега было прострелено горло, а в левом бедре зияла огромная рваная рана. И в отличии от Майи, молодого человека ранения беспокоили весьма серьёзно. Но к счастью лишь с моральной точки зрения. Искусственное тело имело функцию отключения болевых ощущений, но повреждения серьёзно ограничивали скорость перемещения. Особенно повреждения Леонида, получившего в корпус сразу несколько пуль. Ресурсы его биообразца были на исходе. Ясно понимая это, Майя изо всех сил рвалась за пределы зоны отключения пси-сети. 

Резко затормозивший перед беглецами автомобиль заставил троицу остановиться. Выскочившие из машины полицейские совершенно растерялись от вида израненной молодёжи. Это замешательство и решило исход дела. Майя без труда уложила бравых стражей правопорядка, и помогла ребятам втиснуться на заднее сидение.
— Вот что, — девушка мастерски развернула электромобиль, — Наведаемся к ним в участок.
— Зачем? — прохрипел Леонид.
— Ну, не будем же мы ломиться в квартиры. Сейчас все живут по одиночке, и у всех по одной точке выхода. А нам нужно нырнуть вместе. В полицейском участке это и провернём.
— Майя, — и Леонид забулькал кровью, — Я… я не дотяну.
— Дотянешь! Ты железный парень. Я знаю.

***

Оценив произошедшее в НИИ, Пушков искренне удивился, что его не хватил удар. Повидавший за годы службы всякого Валентин Иванович впервые ощутил затылком кошмарное ледяное дыхание. Нестыковки были одна несуразней другой. Что могла означать брошенная роботом фраза, заставившая маститого учёного бросить всё и лезть под пули? Почему объекты решились на идиотский побег, когда им в принципе ничего не могло угрожать? Каким образом девочка-подросток, пусть и обладающая искусственным телом, уложила опытных бойцов, напичканных боевыми имплантами? Часть сознания службиста пребывала ото всех неразрешимых вопросов в глубоком шоке, но вторая ни на йоту не утратила хватки, анализируя данные, сопоставляя факты и отдавая приказы. От Цапина толку не было вовсе. Стучащий зубами от страха директор НИИ был способен лишь заикаться и растерянно трясти башкой. Но слава богу, приказ об усилении отряда специалистов, копающихся в домене Зарубского, выполнил мгновенно. И в сторону дома старика отправилось сразу два переполненных электробуса. 

Внезапно бегущий следом директор НИИ проблеял, что прибыл профессор Майер, а вместе с ним дополнительный дифрасканер. Пушков остановился как вкопанный, ненавидящим взглядом прожёг и без того дрожащего от страха директора и резко бросил:
— Майеру дайте посмотреть лог сканирования Олега.
— Как? — Цапина аж перекосило от перспективы дать столь секретную вещь стороннему специалисту.
— Поздно уже играть в секретики. Но ничего ему не сообщайте. Пусть просто посмотрит. Может, что-то дельное скажет. Техники уже готовят его дифрасканер?
— Я не… — Цапин от ужаса запнулся.
— Ты скоро совсем станешь “не”, — корча зверскую рожу, передразнил Пушков и тут же заорал, — Выполняй, сволочь!
Цапина как ветром сдуло.

Валентин Иванович немедленно связался с управлением полиции. На вызов по резервному радиоканалу откликнулись не сразу. Но вышедший на связь заместитель шефа столичной полиции бесцеремонно дал от ворот поворот:
— Пушков, нам пока не до поиска ваших детей! У нас тут захвачен участок!
От услышанного Валентин Иванович оторопел, хотя до проблем полиции ему не было никакого дела. Но что-то заставило службиста обратить внимание именно на это происшествие. Потратив на размышление всего несколько секунд, он распорядился немедленно установить максимально точно картину произошедшего. Несколько томительных минут ожидания увенчались успехом. На полицейский участок напали именно его подопечные. Словно кровавое цунами, они перебили зазевавшихся служак и вышли в пси-сеть со служебных терминалов.
— Так. Ну, хоть что-то уже. Заберите их тела и везите сюда, — погруженный в размышление о причинах столь странного побега Пушков не сразу спохватился: — И восстановите доступ в пси-сеть.

Валентин Иванович размашистым шагом направился в кабинет директора. Ему очень хотелось пообщаться с Цапиным тет-а-тет. Сам Цапин бежал за куратором вприпрыжку, но горел совершенно противоположным желанием. Но желанию куратора не суждено было исполниться тут же. Догнавший их Попов заикающимся голосом сообщил, что профессор Майер желает немедленно объясниться с директором.
— Ну, что же. Давайте выслушаем его вместе.
Цапин едва сдержал колоссальный вздох облегчения.

В приёмной их уже поджидал швейцарский гость. Его сверхбюджетное облачение столь сильно контрастировало со спесивым и раздражённым взглядом, что первая мысль куратора была об ограблении иностранного специалиста. Майер бросил надменный взгляд на Пушкова и демонстративно заговорил с Цапиным:
— Господин директор! Наше сотрудничество всегда было взаимовыгодным и успешным. Оно базировалось не только на незыблемых принципах финансового этикета, но в первую очередь на непререкаемом уважении научных школ.
Слушая выспренную тираду, Пушков автоматически отметил сколь четко работает синхропереводчик швейцарца. Так и не пришедший в себя Цапин, глупо хлопая глазами, пробормотал:
— Конечно, конечно, господин Майер. Но почему вы об этом заговорили?
— А потому, что ваша мистификация, или глупый розыгрыш — считайте как вам угодно, ясно показала истинное уважение к представляемому мной научному сообществу. Такое оскорбление я прощать не собираюсь. Более я не намерен ни минуты задерживаться в вашем заведении.
Цапин беспомощно покосился на озадаченного куратора и самым елейным тоном запричитал:
— Господин Майер, нижайше прошу вас простить нас, но поясните, о какой мистификации и о каком оскорблении идёт речь? Поверьте, ни в одной голове в нашем институте не мог созреть сколь-нибудь дерзновенный план относительно вашей…
Майер орлиным взором окинул Цапина, и удовлетворившись его унижающимся видом снизошёл до объяснения:
— Неужели вы думаете, что только в вашем институте занимаются проблемой возникновения цифровых сущностей?
— Нет, конечно! — Цапин с жаром ухватился за возможность избежать столь серьёзного конфликта, — Ваш центр является мировым лидером исследований в данной области. Это общеизвестный факт…
— Так почему же вы просите проанализировать состояние человеческого сознания в плазмокристалле, в то же время подсовывая мне файлы регистрации состояния типичной цифровой сущности?
И профессор Майер под гробовое молчание покинул кабинет.



Сергей Ярчук

Отредактировано: 12.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться