Вторая жизнь

2

Дорогие читатели и друзья.

Как ни странно, но то что все приняли за роман, являлось всего-навсего рассказом. Это наша ошибка, мы не заметили, что промахнулись по кнопке свидетельствующей об окончании вещи. Надо сказать, когда рассказ был написан нам уже говорили, что это пролог к роману. но тогда мы ещё не писали больших вещей, так что мы только посмеялись. НО! зерно было посеяно и потихоньку начал оформляться дальнейший путь нашей героини. Однако, мы не думали что вам так понравится эта вещь. Так что, да здравствует роман! Или повесть, как получится.

Продолжения, пока, планируем пару раз в неделю: в начале и в конце. Может быть чуть позже будем выкладывать чаще.

Что ещё. Это первый наш опыт писать и выкладывать книгу практически с кончика пера, посему надеемся на ваше понимание. После окончания романа мы его вычитаем и выложим окончательный вариант.

Может быть мы рискнём попробовать перевести книгу в коммерческий проект.

2.

 

«Куплю лунный свет! Дорого!»

Это объявление бросилось Анке в глаза, как только она уселась на скамейку в вагоне. Она с интересом взяла рекламную газетёнку забытую кем-то из пассажиров электрички и попыталась понять кому и зачем нужен этот самый лунный свет… Так и не придя ни к какому выводу она тяжело вздохнула и помятый листок. Вот понять бы, зачем ей тащиться к чёрту на куличики, в какой-то маленький городишко. Не могла Оксанка сама домой приехать или выбрать место для встречи поприличней.

Аня ещё раз вздохнула глядя в окно. Она помнила, как старшая сестра рванула в Сербию, исполнять свой медицинский долг. Мать криком кричала, но когда это кого останавливало. Вот сестрица и умотала. Потянулись долгие месяцы. Ни писем, ни чего. А потом, звонок в дверь, мрачный военком и белеющая на глазах мать, оседающая на пол. Соседи потом их успокаивали, говорили, что раз без вести пропала, то жива. Обязательно жива. Военком только страдальчески морщился, но молчал. А ещё через месяц, подняв трубку дзынькнувшего старенького телефона, Аня услышала Оксанкин голос. Мать сперва молча слушала её, а потом сорвалась на крик, объясняя старшей дочери, кто она и где они её видели. Может она ещё долго ругалась бы, но тут в разговор вмешался приятный мужской голос, который негромко сообщил, что они с Оксаной уже на вокзале и скоро будут дома…

Анка помнила ощущение счастья от возвращения Оксаны, помнила, как ей понравился Андрей, которого сестра звала странно и красиво – Анжей. Но больше всего запомнилось Ане, как Анжей внимательно смотрел на неё, а потом попросил взять в руку красивый сиреневый камушек. От тепла Аниной ладошки камень нагрелся, и по нему побежали яркие блики, как от новогодней гирлянды. Анжей мягко улыбаясь забрал камень и они с мамой и Оксаной ушли на кухню о чём-то разговаривать. А Анке разрешили погулять.

С тех пор прошло почти двадцать лет. Оксана приезжала ещё пару раз. В последний приезд она хотела забрать Анку с собой, но мама стала грудью и потребовала дать девочке доучиться и получить специальность. Отчаявшись убедить мать, Оксана согласилась, но в ультимативной форме потребовала, чтобы сестра сразу после получения диплома выезжала по адресу, который она ей даст и возражения не принимаются…

Электричка медленно замедляла бег и, наконец, остановилась. Анка достала из кармана бумажку, посмотрела на неё, потом посмотрела на вокзал. Удостоверившись, что надпись на стене совпадает с адресом, она тяжело вздохнула и встала.

Вывалившись на жалкую пародию на перрон, она с тоской закинула за спину маленький, но увесистый рюкзак и побрела к вокзалу. Позади, с натужным свистом и скрипом тронулся поезд. Как хорошо, что она не стала брать ту кучу вещей, что приготовила в дорогу мама. На её здравое замечание, что она едет не на северный полюс, и ей ещё придётся тащить на себе всю эту тяжесть, мать гордо сообщила, что носильщики есть на всех уважающих себя вокзалах. Но здешний, себя явно не уважал.

Анка подняла голову и прикинула оставшееся расстояние до двери. Пожалуй, туда она ещё доплетется, ну а там, она очень надеялась, что сможет оставить этот кошмар в камере хранения или, на худой конец, у кассирши, хотя бы до тех пор, пока не найдет транспорт. Тащить багаж на себе в неизвестном направлении ей совершенно не улыбалось.

Вблизи вокзал производил ещё более убогое впечатление, чем издали. Облупленные розовато-серые стены и четыре, когда-то белые, колонны перед тёмной разбухшей дверью. Видимо из-за этого дверь перекосило и заклинило. Мутные окна были ещё более грязны, чем в покинутом пять минут назад вагоне. Они заросли не только грязью, но и буйной растительностью в виде плесени. Да и само приземистое одноэтажное здание с обломанным шпилем, который смотрелся на проржавевшей крыше так же странно, как на корове седло, не внушало никакого доверия.

Уныло покачав головой, Анка продолжила движение к входу. Надежда на наличие камеры хранения катастрофически таяла. Но, возможно, она сумеет договориться с кем-нибудь из работников вокзала и оставить рюкзак у них в подсобке или на кассе. Девушка с трудом перевела дух. Тут она увидела на дверях косо висевшую бумажку с оборванным уголком. Неровные, написанные от руки буквы, сложились в объявление: «Вход с обратной стороны». Жирная, слегка кривоватая стрелка под надписью указывала, куда-то направо.

Анна испустила душераздирающий стон. Кроме того, что сюда явно ещё не добралась никакая цивилизация, так ещё придется идти, бог знает, куда и сколько. Только этого ей и не хватало для полного счастья. Она в который раз поправила рюкзак и с неохотой повернулась в указанном направлении, но тут ей показалось, что одна из створок слегка приоткрылась. Она слегка нажала ручку, и та легко поддалась. Девушка радостно ухмыльнулась, и, недолго думая, шагнула внутрь…



С. Г. Малиновски

Отредактировано: 31.12.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться