Вторая жизнь

Размер шрифта: - +

Глава 15

Глава 15

 

Дни бежали за днями, Дэйзи занималась с учителями, ей преподавали самое необходимое: этикет, танцы, а также историю и традиции страны, где ей предстояло жить. Нам надо было успеть сделать из нее леди за месяц, потому что в первых числах осени должна была состояться помолвка. Король Ренье очень хотел получить свой кусок берега, чтобы до наступления холодов успеть построить там небольшой форт. Его даже не заинтересовала смена невесты, единственный его вопрос был о приданом: останется ли оно неизменным или мои родители планируют поделить его между обеими дочерями? Узнав, что договор в силе, он настоял, чтобы помолвка была заключена в начале осени, а невеста переехала к ним сразу же после ее заключения. Видимо, король справедливо опасался, что и эту девушку могут увести. Монарх клятвенно заверил, что чести Дэйзи ничего не угрожает, что к ней будет приставлена охрана и компаньонка, а свадьба состоится, как и полагается, через полгода.

Я думала, Дэйзи расстроится из-за того, что ей так скоро отправляться в чужую страну, но, похоже, она даже обрадовалась. Может, ей стал нравиться принц? Или она наконец-то прониклась мыслью, что быть принцессой не так уж плохо? На этот вопрос она отвечала уклончиво, говоря, что раз изменить ничего нельзя, то лучше не затягивать, да и нас стеснять не хочет. Ну это она зря, мне сестренка даже нравилась, хочется надеяться я ей тоже. А вот Двэйн с Дэйзи даже не пытался найти общий язык, он либо не обращал на нее внимания, либо устраивал ей внеочередной экзамен, обязательно в моем присутствии. Девушка отвечала ему тем же, правда, уже не шарахалась – какой-то прогресс.

И хотя с появления Дэйзи у нас прошло две недели, а мои родители дали согласие на ее удочерение (спасибо Августиану Третьему), но девушку они еще ни разу не видели. Первая встреча, она же поход в храм для признания Дэйзи приемной дочерью, должна состояться через три дня. Странно, что родители даже не хотят глянуть на ту, кто скоро станет именоваться Дэзире Монфри.

А вот дед полностью оправдал мое восхищение им. Он пришел к нам на следующий день, после разговора родителей с королем.

- Деда! - бросилась я ему на шею, он хоть и всегда кривился от этого, но было видно, что ему нравится. – Я так рада, что ты пришел!

- Конечно рада, ты же сидишь взаперти, - проворчал дед.

- Ну что ты выдумываешь, никто меня не запирал. Это просто вынужденная мера предосторожности, - и хотя меня саму раздражало, что за пределы ограды я выйти не могу, жаловаться деду не хотелось.

- Надо было думать за кого замуж выходишь. Вот она молодежь, никогда не слушает старших. Да, не надо делать такой вид, знаю, скажешь: люблю, жить не могу. Ладно, Двэйн мальчик хороший, если бы не его работа, я первый бы радовался за вас обоих. Я и сейчас радуюсь, но здоровье уже не то, не переживу, если с тобой что-то случится. И муж твой не переживет, уж я об этом в случае чего позабочусь, если из-за него ты пострадаешь, - глаза деда сверкнули.

Зря он на себя наговаривает, зря прикидывается старцем. А ведь если он выпрямится, перестанет потряхивать головой и левой рукой, наденет подобающий его положению камзол... В воображении предстал импозантный, все еще привлекательный мужчина лет шестидесяти.

- Ой, девонька, по глазам вижу, что-то ты не о том думаешь, - лукаво улыбнулся дед, забыв про нервный тик.

- Дед, а зачем вся эта комедия, ты же еще полон сил? – тихо спросила я у него. – И про руку с головой иногда забываешь.

- Ох, внученька, пойдем, присядем, стар я уже долго стоять, - громко сказал дед и цепкими пальцами ухватился за мой локоть, а потом уже продолжил тише: – Все просто, мы ведь из долгожителей, из прямых потомков араев, ты ведь изучала наше древо. Вот сколько лет мне, как ты думаешь?

- Семьдесят, но если бы ты перестал изображать старца, больше пятидесяти пяти тебе было бы не дать.

- Рибби, мне девяносто четыре, а твоему отцу шестьдесят. Можешь себе представить, какой ажиотаж это вызовет в обществе? Вот и приходится прибегать к уловкам, опять же завистники думают, что мне недолго осталось топтать землю, вот и не спешат с покушениями, - дед хмыкнул и улыбнулся. Я помогла ему сесть на диван, понятно, что он мог сделать это и сам, но уже привык играть свою роль. – А теперь рассказывай, что за девочку вы нашли с Двэйном? Будет ли она с достоинством носить наше имя?

Я рассказала ему все, что сама знала о Дэйзи. Дед молча выслушал, покивал головой и попросил позвать девушку. Я позвонила в колокольчик и сказала прибежавшей горничной, чтобы она привела Дэйзи, а на кухню передала мое распоряжение о чае.

Сестренка пришла раньше служанки с чаем и сладостями, последние были, единственной слабостью деда.

- Дэйзи, познакомься, герцог Анзорский, мой дед. Надеюсь, вы поладите, - поддерживающе улыбнулась я девушке, кому, как не мне знать, какое первое впечатление производит дед.

- День добрый, герцог, - присела Дэйзи в реверансе, ей вообще довольно легко давалась эта наука.

- Добрый, добрый. Присаживайся, милая. Делить нам нечего, можешь не опасаться моего неудовольствия. Расскажи-ка лучше, как тебе живется у моей внучки?

Слово за слово, он смог немного разговорить Дэйзи. Но странно, дед спрашивал ее об обычных вещах: как даются новые знания, нравятся ли ей новые платья. «О да, он тоже не любит розовый, но он стар и ему просто не идет этот цвет», Дэйзи улыбалась, сдерживаясь, чтобы не засмеяться в голос. Минут через двадцать дед, сославшись на усталость и отсутствие свободного времени у самой девушки, отослал ее обратно к учителю танцев. Дэйзи с видимой неохотой ушла, сердечно попрощавшись с дедом, как я потом узнала от нее, герцог напомнил ей отца, по которому она очень соскучилась.

Письмо в тот памятный день отнести не удалось, отложили на следующий, но ответ она получила быстро. Двэйн дал мне его прочитать. Хоть я и считала это гнусным, но любопытство было сильнее. Отец Дэйзи писал, чтобы она не делала глупостей и не отказывалась от такого щедрого предложения. Намекнул, что у него в гостях был герцог – это он о Двэйне – и тот ему рассказал все более подробно, чем Дэйзи в письме. Еще написал, что Борн выжил, но ему о судьбе Дэйзи мужчина рассказывать не будет, глядишь, быстрее забудет. А дальше о том, как он ее любит и желает счастья.



Татьяна Бродских

Отредактировано: 27.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться