Второе дно

Размер шрифта: - +

Глава 3.1. О манере устраивать засады

С точки зрения цивилизованного человека, в зарослях мангров мало прекрасного: сплошь уродливо искаженные корни, скрученные ветви, тучи насекомых и острый, ни с чем не сравнимый запах, который ввинчивается в ноздри, пока не отбивает обоняние напрочь. Лучше всего рощи смотрелись либо с дирижабля, либо с корабля, если он не подплывал слишком близко.

Чтобы жить посреди затапливаемого побережья, нужно либо совсем отчаяться – либо научиться смотреть на жизнь с философской усмешкой.

Именно такой я и предпочла встретить черно-голубую птицу, спорхнувшую на перила. Она ответила мне полной взаимностью: вытянула голову, приоткрыла длинный ярко-алый клюв – и, выдав длинную певчую ноту, вдруг хрипло рассмеялась.

 - Можно подумать, ты бы справилась лучше, - укоризненно фыркнула я, устраиваясь на резной скамье, и закуталась в ажурную накидку. Пернатая собеседница, не вняв доводам совести, расхихикалась совсем уж гнусно, содрогаясь всем телом. – Ты вообще мангровая альциона, дневная птица, что ты тут делаешь среди ночи?

Альциону такие мелочи волновали мало. Она прилетела с двумя конкретными целями и к их достижению отнеслась со всей ответственностью, какая только вмещалась в ее покатой голове. Нужно отдать ей должное: первый пункт на повестке дня – от души посмеяться над незадачливой ведьмой – уже можно было считать выполненным.

 - Мне нужно будет отлучиться в Лонгтаун, - предупредила я ее. – Слетаешь со мной?

Хихиканье оборвалось. Альциона длинно присвистнула и повернула голову, выразительно приоткрыв клюв. Я вздохнула и помогла ей выполнить второй пункт из повестки дня, выдав упитанную розовато-бежевую креветку. После подношения птица смягчилась и перепорхнула с перил на резную спинку скамейки.

 - Со мной поедет мистер Кантуэлл, - призналась я. Альциона склонила голову набок, словно пыталась припомнить его в книге пэров, и я добавила, разрешая ее сомнения: - Эсквайр. Мне нужен его волосок, иначе он угробит своего коня. Не уверена только, стоит иметь дело с ним или сразу с Тао Латом. Мне показалось, что из них двоих главный – отнюдь не джентри…

Птица хохотнула, запрокинув раскрытый клюв.

 - Да, последнее слово все равно будет за господином, но речь идет вовсе не об обычных отношениях между слугой и нанимателем, - заметила я и, стоически переждав новый перелив хриплого смеха совершенно похабной тональности, невозмутимо продолжила: – У них общая кровь. Не то, чтобы это делает твои предположения в корне неверными, но, по-моему, никаких оснований для них нет в любом случае. В крайнем случае, мы узнаем об этом от Дейзи, если она прибежит за успокоительным для леди Изабель.

Альциона согласно свистнула и переступила по спинке скамьи. За такую покладистость и сдержанность я вознаградила ее еще одной креветкой.

 - Завтра в семь за мной пришлют автомобиль, - сказала я птице и поднялась на ноги. – Знаешь… если подвернется возможность утащить волосок и у Тао Лата, не теряйся. Запасливость еще никому не вредила.

Альциона снова засвистела, на этот раз – протяжно и возмущенно. Я подавила смешок и оставила на скамье стройный рядок из округлых креветок.

 - А мои какие проблемы, если их автомобиль здесь не пройдет?..

При всех очевидных достоинствах альционы как собеседника у нее был один чудовищный минус: о пунктуальности она и слыхом не слыхивала. Из-за поздних гостей я проспала до самого рассвета, но птица еще не прилетела. Тяжело вздохнув, я выбралась из-под полога от насекомых и отправилась умываться.

Сборам следовало уделить особое внимание. В Лонгтаун я выбиралась нечасто, и упускать такой случай произвести впечатление было никак нельзя. Поэтому я достала лучшее платье – светло-зеленое, из тонкого искусственного шелка; к нему отлично подходили длинные бусы из мелкого жемчуга, подаренные мне леди Эванс. Утро – не время для таких нарядов, но мы ведь поедем на скачки!

Белая вязаная накидка в ансамбль вписывалась плохо, и я с сожалением оставила ее в шкафу, в отместку проведя почти полчаса перед зеркалом. Густые накладные ресницы мне не шли, как и леди Изабель, но это определенно не отменяло необходимость макияжа: пусть варварски яркой кинодивой мне не быть, но косметика, по крайней мере, защитит лицо от разгулявшегося солнца – да и добавит мне пару лет для солидности. В довершение приготовлений я надела туфельки, доставшиеся мне от Дейзи: она заказала их по каталогу, но те оказались малы – и перекочевали ко мне.

Я топнула, наслаждаясь звуком новеньких каблуков, и повертелась перед маленьким зеркальцем, оставшись чрезвычайно довольной собой, - а альционы все не было.

Зато за рощей уже нарастал сначала шум газолинового мотора. Вскоре он стих, сменившись забористой мужской руганью, и я, посмеиваясь, стянула туфельки и сложила их в котомку. Задержалась, надевая вместо них болотные сапоги, и выскочила из домика, оставив дверь беспечно открытой.

С мистером Кантуэллом мы встретились в середине мангровой рощицы. Он выехал за мной на коне, отчаявшись провести машину по узкой извилистой тропке, и под знакомым взглядом – двустволка из укрытия – я начала давиться смехом.

В вечернем платье, с холщовой котомкой и резиновых сапогах я была, несомненно, и без того хороша – но альциона словно специально выбрала момент, чтобы спорхнуть откуда-то из зарослей на мое плечо. У мистера Кантуэлла так вытянулось лицо, что сходство между ним и конем стало почти непристойным, и я все-таки рассмеялась. Альциона, не растерявшись, запрокинула голову, раскрыла клюв и присоединилась. Ее гнусное хриплое хихиканье с легкостью перекрыло мой смех, и мистер Кантуэлл перевел взгляд на птицу.



Елена Ахметова

Отредактировано: 11.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться