Второе дно

Размер шрифта: - +

Глава 9.2

Тао прислушался. Из распахнутых нижних окон особняка доносился сложный ритм регтайма, едва замаскированный душевной игрой на старом рояле, сопровождавшейся взрывами смеха и залихватской песней на четыре разных голоса: господа удалились, и слуги веселились в своей непередаваемой манере.

 - Как языческий бог, - со смешком заверил меня Тао, протянув руку.

«Пьяный и полуголый?» - едва не уточнила я, но вовремя прикусила язык и охотно вложила пальцы в его ладонь. Такие вещи о партнере лучше всего узнавать по ходу дела. По крайней мере, не раньше, чем выпьешь сама, дабы составить ему достойную пару.

Регтайм вдруг прервали раскатистые, тягучие звуки: кто-то добрался до саксофона. Тао сверкнул белозубой усмешкой и уверенно потянул меня к особняку.

Веселье уже выплеснулось во внутренний двор. Наше появление ознаменовалось радостными вскриками и чьим-то смехом. У меня в руке вдруг оказался бокал с золотистым шампанским, но через мгновение его уже не было – а я, захмелевшая без вина, летела в танце, легкая, как перышко.

Младший лакей извлекал из старого рояля такие мелодии, будто над каждым его пальцем колдовали волшебные фейри, затеявшие веселье на глупой человеческой вечеринке. Дворецкий смешно надувал щеки, и саксофон в его руках жил собственной жизнью – словно сказочные создания не обошли стороной и его.

Тао уверенно вел меня в танце – не языческий бог, но неблагой принц фейри, околдовавший всех подвластных ему несчастных смертных, улыбаясь, как безумец. Казалось, он соткан из морского бриза и закатных облаков – и в его руках я сама превращалась в волшебное создание из ветра и искрящихся огоньков, рожденное ради музыки и движения.

Мелодия сменяла мелодию, плавное звучание саксофона перетекало в отрывистые звуки рояля, барабанные ритмы отдавались вибрацией в костях и манили за собой, не позволяя остановиться и перевести дух. Вокруг нас вдруг образовалось свободное пространство – и злой фейри тотчас заполонил танцем весь двор, увлекая меня за собой, как порыв ветра уносит бабочку.

Горели волшебные огни, рассыпая ослепительные искры, шипели игристые вина. Одна за другой включались в безудержный танец пары – я едва замечала, что происходит вокруг.

Тао улыбался, и ночь до неузнаваемости изменяла его лицо. Смягчала золотистыми бликами острые скулы, зажигала теплый блеск в темных глазах, густой тенью обрисовывала губы – и близящийся рассвет не вызывал ничего, кроме яростного протеста, но был поистине неумолим.

Первым уснул пожилой дворецкий, и с ним затих саксофон; следом замолчала миссис Вест, чье низкое грудное пение сопровождало все неспешные мелодии. Дольше всех продержался один из учеников садовника на барабанах, но в конце концов сон сморил и его.

А я, напротив, словно очнулась – в уверенных мужских руках, которые за минувшие часы так привыкли лежать на моей талии, что никуда не исчезли даже с рассветом. Призывать их к порядку отчего-то не хотелось. Тао, непривычно расслабленный и открытый, переводил дух; от него еще веяло адреналином и весельем, и я, не удержавшись, скользнула пальцами по каменно твердым плечам – а он вдруг напрягся всем телом, среагировав на прикосновение.

 - Бросьте, - рассмеялась я и легко выскользнула из его объятий, чтобы подобрать с куста фривольно повисшую на нем накидку. – Играть в недотрогу следовало до того, как протанцуете с ведьмой всю ночь напролет.

 - Сейчас я как никогда близок к тому, чтобы поверить в ваши сверхъестественные силы, - задумчиво признался Тао. Его голос был хрипловатым и уставшим, и я настороженно замерла, завернувшись в накидку. – Не помню, когда я в последний раз так увлекался. Мистер Кантуэлл вот-вот проснется, а я…

Хорош, что говорить. Как породистый жеребец после скачек, выложившийся до последней капли – длинные стройные ноги, влажная кожа, тяжелое дыхание и взъерошенные волосы, которые я до сих пор видела исключительно идеально уложенными. Этот Тао, человечный и близкий, нравился мне гораздо больше безупречно вышколенного камердинера – но, увы, таким он своих господ вряд ли устроил бы.

 - А вы тут же попросите у него какую-нибудь вещь принца, - усмехнулась я. – Поиски его отвлекут, и вы успеете вздремнуть хоть полчасика. Затем обсудите предложенный мной план, это займет еще некоторое время. Когда закончите, начнется прилив, так что мальчишка с запиской доберется до мангров не раньше вечера – а к тому моменту я как раз высплюсь, - закончила я и со вкусом потянулась всем телом, приподнявшись на цыпочки. По мышцам растекалась приятная истома, и я зажмурилась от удовольствия.

 - Вы злая ведьма, мисс Блайт, определенно, - с прискорбием констатировал Тао Лат, не скрывая зависти – и заинтересованного взгляда.

 - Злой я была с утра, - рассмеялась я. – Когда выяснила, что вы решили разыграть меня втемную. К счастью, у вас не вышло.

Он вдруг ухмыльнулся – и, нагнувшись, подобрал из пыли слегка погнутую шпильку.

 - Вы так думаете?

Я ойкнула и ощупала голову – с довольно прискорбным результатом. Волосы порывались восстать против тирании шпилек еще вечером, а ночью использовали бал как прикрытие, чтобы свергнуть ненавистных угнетателей – и теперь торжествующе кудрявились на всю длину, злорадно поблескивая рыжиной.



Елена Ахметова

Отредактировано: 11.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться