Второе дыхание

Размер шрифта: - +

Глава 5

Я проснулась в тёплых объятьях Антона. Это, несомненно приятно, но мне не приятен сам факт того, что я не смогла выгнать его. И вообще, как нам удаётся так прилипнуть друг к другу за ночь? Скинув его руку со своей талии, я села на кровати и потянулась.

- Это сон или я проснулся с тобой в одной кровати, и ты не орёшь на меня? – подал он свой сонный голос. Что не удивительно, я его разбудила. Я закатила глаза. - Не закатывай глаза. Я не вижу твоего лица, но знаю, что ты сейчас делаешь именно это. - я кинула в него маленькую подушку, пытаясь скрыть свою улыбку, и пошла умываться.

- Знаешь, я бы не отказался от завтрака, и…ещё пожалуй от массажа. – нагло заявил Антон, только что вышедшей из спальни ко мне.

- Во-первых, ты спал на кровати, а значит, твоя спина в полном порядке. Во-вторых… - я попыталась состроить печальные глазки. - Разве ты хочешь, чтобы я угробила ещё какую-нибудь посудину?

Он засмеялся и скрылся за дверью ванной.

Собрав волосы в пучок, и нанеся пару мазков косметики, я отправилась на кухню. Похоже, он и правда, не намерен готовить. Он решил выводить меня из себя целые сутки. То практически заставляет меня целовать его, то спит в моей кровати, не смотря на мои протесты, а теперь мне ещё и завтрак готовить приходится. Ну, хорошо, может с последним я и преувеличила. Ведь девушки готовить должны, а не парни. Ну что же, будем готовить… Немного подумав, я решила, что завтрак – это не обязательно что-то, в чём нужно задействовать газовую плиту и кучу времени, это могут быть и обычные сэндвичи, поэтому, я заварила себе чашку крепкого, ароматного кофе, чашку чая Антону, и соорудила четыре сэндвича с индейкой. Ничем не хуже, но в тысячу раз быстрее.

Как только Антон увидел, что завтрак уже готов, на его лице расцвела широкая улыбка. А ещё она забыл по футболку и на его плечах красуется лишь полотенце, которым он только что вытирал волосы.

- По-моему, ты забыл про футболку. – на моё замечание он лишь широко ухмыльнулся.

- Это не самое худшее из того, что я ожидал увидеть. – он потянулся за сэндвичем, а я закатила глаза.

- У тебя нервный тик?

- Что?

- Ну, твои глаза… Ты постоянно закатываешь их.

- Это не нервный тик, это ты!

 

***

Неделя прошла на удивление спокойно и без всяких эксцессов. Из-за огромного количества накопившихся заданий для университета, я целыми днями пропадала в библиотеке или училась в своей комнате. В свободное же от работы время, которого было ничтожно мало, мы с Ником или же девчонками ходили в кафе, кино, магазины, в общем, развлекались по мере возможного. Единственной беспокоящей меня вещью было то, что каждое утро, мы с Антоном просыпались, в таком положении, как будто ночью на нас кто-то вылил ведро клея. То я просыпалась в его объятиях, то лёжа у него на груди, то на его спине. Мне это уже порядком надоело, но как бы далеко от него я не ложилась, просыпались мы всё равно рядом. Проклятье какое-то!

Не знаю как, но это нужно прекращать.

Так, сидя за фортепиано, я и придумала, кажется самую наиглупейшую вещь в мире.

Вечером, возвращаясь с работы, домой, я заскочила в магазин и купила несколько картонных коробок и скотч. Весьма интересный набор, учитывая то, что никаких праздников, к которым нужно подготавливать подарки, упакованные в подарочные коробки – нет.

Сначала, я еле запихала эти чёртовы коробки в багажник своей машины, подаренной мне папой на двадцатилетие, а потом ели вытащила их оттуда. Сейчас я даже и не говорю о том, что с этими же огромными коробками, из-за которых меня, и разглядеть трудно было, я еле влезла в лифт и не меньше двух минут, безуспешно тыкала ключом в замочную скважину двери квартиры, пока мне не догадался открыть Климов.

С тихими проклятьями, я вошла в квартиру. Под непонимающим взглядом Антона бросила коробки на пол, быстро стянула с себя куртку и обувь и, взяв с собой всё те же коробки, поплелась в спальню.

Бросив коробки перед кроватью, я начала разбирать их на части, а потом, взгромоздившись на кровать, начала приматывать длинные куски картона поперёк кровати, таким образом, разделяя её на две части: мою и Климова. Сказать честно, выходило у меня плохо. Всё это время, Антон стоял в дверном проёме и, нахмурившись, смотрел на все мои манипуляции, своими чёрными, полными непонимания и смеха глазами.

- Что ты делаешь? – наконец вымолвил он, всеми силами сдерживая смех. Да, рано или поздно, любому человеку, увидевшему девушку, ползающую по кровати с картоном и скотчем, в тщетных попытках примотать куски картона к изголовью кровати, должен был прийти в голову этот вопрос…

- А ты разве не видишь? – я была рада собой, у меня ведь начало получаться, и картон уже вполне мог держаться без чьей-либо помощи. - Помоги лучше.

- Для чего всё это? 

- Мы слишком близко. Каждое утро! – он ухмыльнулся.

Похоже, он совсем не поверил в силы этой импровизированной ночной перегородки между нами. А мне кажется, что уж она-то остановит нас, и мы проснёмся каждый в пределах своего пространства кровати. По крайней мере, я буду очень надеяться на это. Спустя двадцать минут, картон был намертво приклеен к кровати и мы с моим помощником отправились ужинать.

 

***

Следующим утром, я проснулась от того, что почувствовала лёгкий холодок. Немного повернувшись, я услышала противный скрипящий звук, а когда открыла глаза, поняла, что снова практически лежу на Антоне. Нет, вообще-то на нём лежит наша картонная стена, а уж на ней, вольготно расположилась я. От моих громких, уже не сдерживаемых чертыханий, проснулся Антон. Мало-мальски оценив обстановку, он залился громким, заразительным смехом, от чего и я засмеялась, попутно проклиная «Эту-чёртову-картонку-которую-я-как-дура-тащила-из-магазина-только-для-того-чтобы-она-вот-так-отклеилась!..».



Julia Evellark

Отредактировано: 28.08.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться