Второе дыхание

Размер шрифта: - +

Глава 21

Весь день я только пила и плакала, плакала и пила, и когда ночью, Антон влез на второй этаж, полагаю, по пожарной лестнице, и потребовал моего доверия, я взорвалась. Как он смел требовать того, чего у меня больше нет? Как он мог требовать то, остатки чего потратил впустую? Как, чёрт возьми!?

Я не сказала Алёне о его ночном визите, после которого, не смотря на смертельную физическую, и душевную изнеможённость, смогла уснуть только под утро.    

Он больше не звонил, и не писал, от чего мне сделалось немного легче. Гораздо легче забыть, если тебе не напоминают о себе каждые пару минут.

Алёна решила выехать домой пораньше, дабы снова не наткнуться на Антона, и быстро перекусив, мы отправились в путь. Алёна снова села за руль, а я устроилась на заднем сидении, пытаясь немного поспать.

Всю дорогу до Алёнкиного дома я проспала, и проснулась только тогда, когда она разбудила меня, дёргая за ногу.

- Приехали.

Родители Алёны жили в небольшой деревушке, почти в трёх часах езды от города, где деревья были высокими, трава зелёной, а воздух чистым.

Их дом был больше похож на дачу, с большим садом, где уже вовсю цвели цветы, и не меньшим огородом, на котором было высажено куча растений. 

На заднем дворе была баня, рядом с которой стояла большая качеля, и кресло качалка, а неподалёку, собачья будка, в которой пряталась от летней жары огромная немецкая овчарка.

- Какой красавец, сразу приметила я пса.

- Можешь погладить, он не кусается.

Больших собак я любила, и всегда гуляла с собакой тёти, которая хоть и  не была породистой, но, тем не менее, была классной.
Я подошла к псу, и потрепала его по голове, от чего он оживился, и вскочил на ноги, весело виляя хвостом, и прыгая на меня.

- Ох ты, играться хочешь? – я поймала его за лапы, снова трепя по голове. – Сидеть. –скомандовала я, и пёс послушно сел. – А как тебя зовут, а, пёс?

- Ты не хочешь этого знать. – подала голос Алёна, приземлившаяся на качелю. 

- Почему это?

- Потому что, его зовут Антон. – всё моё веселье сразу испарилось. – Папа назвал его в честь брата, который подарил его нам.

- Ну, Антон, так Антон. Пёс же не виноват. Правда? Слушай, а баня у вас рабочая?

- Обижаешь, конечно, рабочая! Хочешь, растопим вечером, попаримся? У папы к баньке, всегда пара бутылочек пива припасены, и рыбка сушёная.

- Хочу! Какая же у вас тут красота… Тихо, машин нет почти, дорог, конечно тоже, почти нет, но зато природа какая… а у вас грибы в лесочке вон том есть? – через дорогу от участка Фроловых, был небольшой берёзовый лес, где без сомнений, должно было быть море грибов.

- Есть. Только я их собирать не умею. Мы их вообще, не едим. Но ты, если хочешь, и умеешь, можешь пособирать.

- Дай мне какое-нибудь ведёрко, я прямо сейчас их собрать хочу. – покопавшись в кладовке, Алёна нашла настоящее, плетённое лукошко, которое, так и просило наложить в него побольше грибов.

- Блин, Макарова, откуда в тебе столько энергии, ты спала пару часов.

- Не ной, Фролова. 

За пятнадцать минут, мы насобирали полное лукошко прекрасных лисичек, которые, вне всяких сомнений, будут поданы сегодня к обеду.

После того, как я в полной мере насладилась богатой природой, мы с Алёной, наконец, зашли в дом, который был не менее шикарным. Двухэтажный, с резной винтовой лестницей, и просторными комнатами, заставленными резной мебелью.

Алёна показала мне дом, попутно отвечая на все мои вопросы.

- Будешь спать на раскладушке в моей комнате или в старой комнате сестры на кровати? 

- Эм... в комнате сестры. 

- Ну, тогда располагайся. Я буду у себя.

- Хорошо, спасибо.

В моей сумке с вещами, был полный бардак, поэтому, единственным способом разобраться там, было вывалить всё содержимое на пол. Так я и поступила, после чего составила всю косметику на туалетном столике, одежду аккуратно сложила стопками во всё тот же комод, который был совершенно пустым, рыльно-мыльные отнесла в ванную, а обувь поставила на полку в прихожей. Закончив обоснование в доме, я переоделась в шорты, и широкую футболку, запоздало поняв, что она пахнет Антоном, и вообще, это его футболка! Скинув её с себя, я напялила другую, которая, на этот раз, пахла кондиционером для белья, и, схватив с пола футболку Антона, выкинула её в мусорку. 

Прейдя за Алёной в её комнату, я обнаружила её переписывающейся с кем-то по телефону.

- С кем переписываешься? - она вздрогнула от испуга, и убрала телефон в сторону.

- Ты совсем, что ли!? Так и поседеть в двадцать можно! Нина писала, спрашивала, как добрались.

Единственными, кто знал, где мы с Алёной, были Нина и Никита, которые, теперь были в курсе всего происходящего. Никита, узнав все подробности, порывался поехать к Антону, и "Начистить ему морду", а Нина, больше любившая интеллигентное решение проблем, была совершенно против, в то время как я, просил их просто забыть о нём.

- Покажи мне, что и как у вас на кухне, я пойду обед готовить. - попросила я, и Алёна, с улыбкой положив руку мне на плечо, повела меня на кухню.

Разобравшись в нехитром "устройстве" кухни, я начала мыть грибы, непроизвольно вспомнив о том, как пару дней назад, мы готовили ризотто с грибами, вместе с Антоном, и те сумасшедшие поцелуи, которые мешали нам...

Быстро прогнав ненужные мысли, я вернулась к грибам, чистя их в два раза быстрее, чтобы поскорее отбросить в сторону это напоминание об Антоне.

Пока я занималась грибами, Алёна быстро начистила картошку, и мы пожарили её вместе с грибами. Такой, далеко не изящный, но крайне вкусный обед, у нас получился.

С часик, повалявшись на диване перед телевизором, вместе с Алёнкой после обеда, я потянула её за собой во двор, пособирать малины, клубники и вишни, которых я так давно не ела. 



Julia Evellark

Отредактировано: 28.08.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться