Второй шанс

Десятая глава

Когда волна удушающих рыданий, грозящихся накрыть меня с головой, немного ослабла, я, собравшись с духом и приказав себе не раскисать, твёрдыми шагами пошла к школе.

— Опаздываете, мисс Робертс! — цыкнула на меня миссис Дьюки, следящая за дисциплиной.

— Простите, у меня что-то сердце заболело, — положила я ладонь себе на грудь.

      Она как и все учителя и администрация школы знала о моих проблемах со здоровьем, поэтому ее лицо из строгого тут же стало встревоженным:

— Может отвести тебя в медкабинет, или вызвать «Скорую»?

— Нет, спасибо, — замотала я головой.

      Я совсем не собиралась пользоваться своим положением, но нарываться на штрафные баллы и дополнительные часы отработки в классе, тоже не хотелось.

— Я пойду, потихоньку, — кивнула я в сторону своего класса.

— Да-да, конечно, давай я тебя провожу, — подхватила
 женщина меня под локоть и чуть ли не потащила в сторону двери. — Если тебе станет хуже во время урока, или после, ты обязательно сообщи об этом, — наставляла она меня, открывая передо мной дверь класса.

      Я чувствовала, что щеки начинают гореть румянцем стыда из-за невольного обмана, но не объяснять же, что боль в сердце может не только физического свойства, и та другая она намного хуже. От мысли об этом и о докторе Каллене, заставили снова задержать воздух в легких и сжать кулаки.

— Да, конечно, — уже входя, закивала я.

      Учитель, объясняющий тему у доски, недоуменно посмотрел сначала на меня, а потом на миссис Дьюки выглядывающую из-за двери, лишь кивнул, дав знак быстрее проходить на своё место.
Я села за парту, стараясь не смотреть по сторонам.

       Вдох-выдох, вдох-выдох, противный ком в горле никак не хотел полностью уходить и я не понимала горло болит у меня из-за сорванного голоса, или из-за сдерживаемых рыданий. Ещё один глубокий вдох и, постаравшись сосредоточиться на голосе преподавателя и тексте в учебнике, не сразу услышала довольно громкий шёпот Матильды:

— Робертс! Эй, Робертс!

Я оглянулась на одноклассницу:

— Что случилось? И кто тебя сегодня подвёз в школу? — спросила она.

      Вот глазастая. Возле школы уже почти никого и не было. Я лишь махнула рукой:

— На перемене расскажу, — и вернулась к тексту в учебнике под недовольный и настороженный взгляд преподавателя.

      Теперь надо было думать, что ещё ей рассказать. Мне не хотелось ей врать, но сказать правду, явно было невозможно, при том я сама не совсем понимала какая эта правда.

      Звонок с урока наступил слишком быстро. Скидав учебник и тетрадь в рюкзак как попало, я хотела успеть затеряться в толпе учеников до следующего урока, но Матильда оказалась проворнее.

— Рассказывай, — приперла она меня к стенке и буквально, и фигурально. — Автомобиль был явно не дешевым, жаль водителя толком не рассмотрела.

      Этим она, сама того не зная, подсказала мне возможную отмазки. Как легко было сказать, что это мой отец. Я уже даже открыла рот, но злорадный голос брата за спиной Матильды, заставил меня резко закрыть рот:

— Привет, сестренка. Интересно где ты шлялась всю ночь? И что это у тебя за подруги? Единственную подругу которую я у тебя помню, это твоя учительница музыки, — съехидничал Кайл.

— Вот моя подруга, — обхватила я Матильду за плечи, я повернула ее к брату: — Вот знакомься это Матильда. У неё я сегодня ночевала.

      Та вздрогнула от моих слов, но, слава ей, быстро сориентировалась и закивала:

— Привет, Кайл. Как твоя нога? — кивнула она на костыли. — Не болит?

— Нет, — напрягся братишка, словно ожидая что Матильда решит проверить его слова.

— Сегодня лучше иди домой, а то родители с ума сходят, — Кайл зашагал по коридору дальше, обернувшись с ехидством крикнул: — Тебя ждёт серьезный разговор с родителями.

— Та-а-к, — протянула Матильда, — Все становиться интереснее и интереснее. Где же ты была все ночь? — хитро посмотрела она на меня.

— Пора на урок, — попыталась уйти я от разговора. — Если я опоздаю ещё раз, боюсь мне не поможет даже больное сердце.

— Хорошо, — отступила Матильда, давая мне дорогу. — После уроков ты должна мне все рассказать. Если уж я должна тебя прикрывать.

      Я глубоко вздохнула. Походу рассказывать что-то придётся, вот только что? Ладно у меня есть время до конца учебного дня, что-нибудь придумаю. Я быстрым шагом направилась в один класс, Матильда в другой.

***
— Очень жаль… Очень жаль, — качал головой главный врач хирургического отделения, когда я объявил ему о своём желание уволиться. — Нам нужны профессионалы, особенно такие как вы. Помните мистера Митчелла. Все врачи отказывались от него, отправляя умирать, а мужчине было всего сорок пять лет, а вы… Вы так филигранно вырезали сложнейшую опухоль на печени, и теперь он жив и здоров.

      Я, конечно, помнил мистера Митчелла, которому вырезал опухоль месяц назад. Зрение и ловкость вампира действительно давали мне очень большое преимущество, вот в таких сложно излечимых случаях.

— А об общем проценте успешных операций, — я вообще молчу, — покачал головой мой практически бывший начальник. — Можно узнать кто же переманил такого врача? Что вам пообещали, доктор Каллен? Более высокую должность, или более высокую зарплату?

— Я просто решил вернуться домой к своим детям, — покачал я головой.

— А почему не перевезете их сюда?

— Не могу, — покривил я душой, прекрасно зная, что наша семья привыкла переезжать с место на место практически каждые пятнадцать-двадцать лет.

— Что ж, — развёл руками мужчина, — Могу я вас никак переубедить? Повысить зарплату? Больше выходных? А может наоборот вам нужно финансирование для написании какой-нибудь научной работы?

— Нет. Все это очень заманчиво, но…

      Но я отчаянно боялся снова встретиться с одной юной леди, потому что мое мертвое сердце этого не выдержит, а для неё это будет просто опасно.



Татьяна Воробьёва (ЧеширскаяКошка)

Отредактировано: 08.10.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться