Второй шанс

Одиннадцатая глава

Снова больничные стены. Снова писк датчиков. Запах лекарств. Что, Дженнифер, скучала? Получай! Только вот главного человека из-за которого я тосковала по больницы, здесь не было. Меня привезли в «Медицинский центр Векснера» к доктору Шепарду, что наблюдал меня до того, как я оказалась в больнице «Святой Марии».

— Привет, Дженнифер, — улыбнулся он мне. — Как вижу, ты успела пройти через целое приключения в другой больнице, поставить кардиостимулятор, — врач продолжал листать мою медкарту. — Осталось выяснить, что заставило его хуже работать? — он вопрошающе посмотрел на меня.

Мама тоже смотрела на меня выжидающе.

      Стоило почувствовать себя чуть лучше, после того как меня накололи целой кучей лекарств, как начался допрос. Могли бы подождать до утра, что ли.
Нет, я понимала, что то что случилось это очень серьезно, и что для лучшего лечения им нужно знать правду, но вот только говорить всю правду было нельзя, иначе ждет меня домашний арест до того момента, как меня упекут либо в больницу, либо в какой-нибудь колледж на практичную и престижную профессию.

— Долго болтала по мобильному? Работала за компьютером? Ты падала? Ударялась? Может тебя кто-то ударил, или толкнул? — начал перечислять доктор Шепард, не дождавшись моего ответа.

— Толкнули, — тихо ответила я, чтобы хоть что-то ответить.

— Что?! Как?! — взмахнула руками мама на всю палату.

— Это случилось в школе. Совершенно случайно, — решила говорить правду, просто опуская подробности.

— Почему ты сразу не поехала домой?! Почему ты нам ничего не сказала?! — не давая вставить слово врачу, начала допрос мама.

— У меня ничего не болело и чувствовала я себя нормально, а потом вы так на меня накинулись! — фыркнула я пользуясь тактикой Александра Македонского «Лучшая защита — нападение».

Мама осеклась, наконец дав сказать врачу:

— Это, конечно, плохо, но сейчас в работе кардиостимулятора нет никаких нареканий, но я выпишу тебе поддерживающие лекарства. Не забывай их пить. Обещаешь? Это очень важно.

— Обещаю, — почувствовав себя неразумным ребенком, смутилась я.

      Ни доктор Берк, ни, тем более, доктор Каллен, не позволяли себе общаться со мной, как с неразумной малолеткой. Хотя возможно и стоило.

— Доктор Шепард, в той больнице, где Дженнифер установили кардиостимулятор, нам сказали, что у нее очень слабая реакция на лекарства, — сказала мама. — Вы нам ничего такого не говорили. Возможно они ошиблись?

      Доктор чуть нахмурился и поджал губы, словно не очень хотел отвечать на этот вопрос, но вопросительный взгляд моей матери сложно было игнорировать.

— У вашей дочери действительно низкая реакция воздействия на некоторые группы лекарств, — как-то очень обтекаемо ответил он. — Но я выпишу ей новое средство, настоящий прорыв в кардиологии.

       Он начал объяснять моей матери разницу между старым и новым лекарством, а мне вся его речь очень напомнила рекламный слоган, но мама была им вполне довольна.

— Мы продержим тебя тут до обеда. Сделаем еще один тест, — обратился доктор Шепард уже ко мне. — И если данные теста будут в норме, то отпустим домой. Хорошо?

— Хорошо, — почувствовав себя попугаем, ответила я.

      Раньше доктор Шепард меня так не раздражал. Высокий темноволосый врач был предметом воздыханий всех молодых мамочек в округе. Детский врач-кардиолог был суперзвездой этой больницы. Его симпатичное лицо часто можно было увидеть на каком-нибудь билборде, или даже по экрану ТВ. Он создал себе репутацию хорошего доктора и этакого волшебника в белом халате от которого дети не плачут, а улыбаются, ведь знают, что после болезненного укола последует вкусная конфетка и ласковое потрепывание по волосам. Но на меня, скорей всего, в силу возраста, уже не действовали такие методы. Наоборот, за всей этой улыбкой и добродушностью, мне казалось какая-то неискренность и искусственность и поэтому раздражала.

Как только доктор вышел из палаты я быстро спросила у мамы:

— Почему вы привезли меня сюда?

— То есть? — не поняла она.

— Мистер Берк делал мне операцию и я думала…

— Мы с отцом решили, что тебе нужно вернуться к тому врачу, что следил за тобой ранее, — сказала мама, то что я и так знала.

— Но почему? — настаивала я.

— Потому что решил, что это будет для тебя лучше, — родительский авторитет в худшем своем проявлении.

— Но я уже не ребенок.

— Ты это доказала тем, что промолчала о том, что тебя толкнули и чуть было не умерла, — фыркнула мама. — Так что давай не будешь говорить о самостоятельности. Лучше отдыхай.

      Я не стала спорить, понимая, насколько это бесполезно. При том потерпеть до утра не так сложно.

      Утром меня действительно обследовали, и заключив, что ничего там угрожающего моей жизни нет, всунули волшебные таблетки от всего на свете, и выставили за дверь.
Дома я воспользовалась своим положением, и так как я недавно выписалась из больницы, могла прятаться в своей комнате. Что было удивительно, никто меня не трогал, даже брат. Утром я буквально сбежала в школу.

— Куда ты пропала на целые два дня? — стоило мне ступить на порог класса накинулась на меня Матильда.

— Отдыхала в больнице, — села я за свою парту.

— Это после парковки? — сразу поняла Грей.

— Не беспокойся, уже все хорошо, — махнула я рукой.

После уроков Матильда подошла ко мне, игнорируя взгляд Кайла:

— Тебя подвести?

— Нет, — покачала я головой. — Думаю сегодня это не лучшая идея.

Матильда посмотрела на моего брата и понимающе кивнула:

— Увидимся.

Я же приготовилась к сорока минутам моего персонального ада, где демонами-истязателями были Кайл и его дружки.

— Привет, зомби, — поприветствовал меня брат и его дружки послушно заржали, когда я садилась в их машину.

— Даже если я — зомби, то тебе не стоит меня бояться, — фыркнула я. — У тебя мозги такие маленькие, что я просто умру с голоду. Мне по вкусу хотя бы те, что могут выучить таблицу умножения.



Татьяна Воробьёва (ЧеширскаяКошка)

Отредактировано: 08.10.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться