Второй шанс

Тринадцатая глава

 Я смотрела на то, как выступают «Утонувшие крокодилы». Смотрела на окружающую сцену толпу, которая подпевала, поднимала руки вверх, раскачивалась. В клубе чувствовалась всеобщая атмосфера драйва, энергии, даже сплоченности. Эти по сути чужие друг другу люди, сейчас стояли здесь, распевали хором любимые песни, наслаждались музыкой и были едины. Такое я видела впервые и это было удивительно, странно, волшебно. Хотелось тоже почувствовать себя частью чего-то большого.

      На концертах в консерватории я никогда не ощущала такого единства. Музыка классиков была величественна, гениальна, но она не создавала вокруг себя сплоченность. Каждый наслаждался Моцартом, Бахом, Бетховеном, Глинкой и Шопеном оставаясь в собственном мире, тет-а-тет с музыкой, даже если с ним в зале сидели еще сотни или тысячи человек. Зазвучали первые аккорды мелодии новой песни, у меня самой пошли мурашки по спине, это была именно та песня, песня на мои стихи.

      У Питера был довольно сильный голос. На репетициях уже чувствовалось, что он умеет петь, умеет давать нужные интонации. Может завладеть вниманием толпы. Если до этого момента я сомневалась в том, насколько эти ребята хороши на сцене, сейчас все сомнения у меня отпали. «Утонувшие крокодилы» были талантливы, и мне захотелось тоже стать частью этого. Так что, когда выступление  было закончено, я поспешила к ним.

 — Ну, как тебе? — спросила подруга.

— Просто офигенно!

— А ты сомневалась? — улыбнулся Питер. — Ну, и что скажешь? Согласна поучаствовать?

— Да! — вырвалось у меня на эмоциях, но я тут же сникла, — но…

— Что но?

— Тут в основном студенты, но есть ребята из школы, — кивнула я на толпу людей в клубе. — Мне бы не хотелось светиться.

       Я не хотела, чтобы меня узнал Кайл или кто-либо из его дружков. Узнает братишка, узнают и родители. Не то, что я их боялась, просто они и так смотрели на меня волком, практически не разговаривая, после того, как высказали свою позицию, но не смогли переубедить меня, а нарываться на очередной большой скандал не хотелось. Это может ударить не только по мне, но и… я обвела взглядом ребят вокруг меня, по ним. Я уже, в ответ на молчание родителей, два дня полностью игнорировала «домашний арест», продолжая уезжать из школы с Сэмом и Матильдой. Гадала надолго хватит их немого попустительства. Интуиция подсказывала, что буря родительского негодования совсем близко, а то что сейчас часы показывали глубокую ночь, только  укрепляла мои предчувствия.

— Господи, если тебя волнует только, то чтобы тебя никто не узнал на сцене, это легко поправить. Сыграем в «Ханну Монтану».

— Это как? — не сразу поняла я.

— Разве ты не смотрела сериал про девочку, которая днем школьница, а по вечерам супер-звезда? — посмотрела на меня Матильда.

      Я пожала плечами. Когда все обычно залипали в телевизор, я либо читала, либо репетировала.

— Ладно, проехали, — махнула рукой Матильда. — Просто я принесу кое-что из своего гардероба, — она оглядела меня с ног до головы, — благо, похоже, размер у нас одинаковый. Короче, загримирую тебя так что родная мама не узнает. Согласна?

Я кивнула.

— Вот и славно, — хлопнул в ладони Питер, — значит через неделю выступаешь вместе с нами.

— Может через две? — я сомневалась, что успею все выучить и отрепетировать за такой короткий срок.

— Можем и через две, — пожал плечами Питер.

— Ну, все, — убрав в чехол гитару, объявил Сэм. — Кто как, а я с ног валюсь. Скоро уже четыре утра. Спать осталось так мало, что легче вообще не ложиться.

— Вот и не ложись, — пожал плечами Люк. — Лучше поехали в Макдак!

Все засмеялись.

— Ты — обжора Люк! И куда только влезает, — толкнул тощего, как палка, друга в бок Колин.

Тот лишь пожал плечами.

      Мы действительно заехали в Макдональдс. Я просто сидела за столом, крутила в руках стакан с газировкой, есть совсем не хотелось, но вот спать. Мне казалось, что если я просто прислонюсь к спинку сидения, то тут же усну.

— А ты, что не ешь? — спросил меня Сэм.

— Мой организм спит в такое время, — пожала я плечами, сделав глоток газировки.

— Ничего начнешь выступать на сцене, тоже будешь голодной как волк, — улыбнулся Питер, жующий уже второй бургер.

— Сейчас, честно, я хочу больше спать.

— Ты все-таки поедешь домой? — спросила Матильда.

      Я посмотрела на экран мобильного: раз, два, пять пропущенных вызовах от родителей.

— Да уж дома мне лучше бы не появляться, но боюсь, что если я так сделаю, то родители поднимут на уши всю полицию, если не весь город, — вздохнула я, засовывая мобильный обратно в карман.

— Тогда подожди еще пять минут. Сэм дожует свой бургер, — кивнула в сторону друга Матильда.

— Хочешь мы с Колином тебя подвезем? — предложил Питер.

      Я видела, что нравлюсь ему, хотя не совсем понимала почему. Он был старше, солист в группе, а как на него смотрели девочки во время выступления. Я готова была поклясться, что любая из них готова будет готова забраться, как на него, так и ему в штаны.

      Обычно такие парни в школе обращали на меня внимание только тогда, когда срочно надо списать домашнее задание, или занять денег. Меня это вполне устраивало, а теперь же излишнее внимание смущала, к тому же из головы не выходил доктор Каллен.

      Я все еще помнила, то ощущение, что появилось у меня три дня назад. Внимательный взгляд в мою сторону, от которого мгновенно пробило током. Я тут же начала смотреть по сторонам, в надежде столкнуться взглядом с золотыми глазами, но нет, нигде не было видно знакомого высокого и стройного силуэта. Похоже я сходила с ума.

— Нет, боюсь, если я заявлюсь среди ночи, с парнем, мои родители не обрадуются, и перестанут выпускать меня даже в школу, — пожала я плечами.

— Пожалуй, ты права, — кивнул парень. — Мне бы не хотелось потерять солистку еще до того, как успеем выступить.



Татьяна Воробьёва (ЧеширскаяКошка)

Отредактировано: 08.10.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться