Второй шанс. Новый день

Глава 6

Циания. Оливия Спицина.

 

Больно. Очень больно. Боль застит глаза и затуманивает мозг. Всё же я не умерла, слышала, что после смерти холодно и не больно. Я, наверное, в больнице, только тут как-то слишком тихо, не слышно шума работающих аппаратов, разговоров соседок, медсестёр и прочего гама. Надо уже открывать глаза. Веки будто налились свинцом, открываются с великим трудом.

Находилась я явно не в больнице, в помещении было темно, если не считать причудливым узором расположенных на стенах пятен слабого освещения. Интересно, кто занимался тут дизайном, очень необычное решение, - пришла первой в голову профессиональная мысль. А второй мыслью уже было: где это я. Со своего места я начала постепенно осматривать окружающее пространство, насколько позволял обзор, конечно. А позволял он увидеть не так уж и много: темный цвет стен, хаотично разбросанные по ним пятна светильников и на этом всё. Я даже свое собственное тело разглядеть не могла с этой весьма неудобной позиции - лежа на спине. Руки и ноги мои болели, значит, по крайней мере, они есть, в этот момент я не вспомнила о фантомной боли, хотя где-то давно про это читала и даже запомнила. Никого рядом не наблюдалось и мне пришлось попробовать пошевелить руками, сначала пальцами, потом кистями, а затем я попыталась их согнуть в локтях. Правой рукой это сделать удалось, а вот с левой возникли проблемы: во-первых, при движении резко усилилась боль, а во-вторых я просто не смогла согнуть руку, что-то мешало мне это сделать. Определить, что именно стало помехой, я смогла осторожно ощупав левую руку правой. Я считала, что при переломах, по крайней мере, в наше время, кости фиксируют гипсом, а никак не лубками, примотанными тканью. Осознав этот момент, ко мне пришёл некий страх, что, возможно, сбивший меня человек, побоялся полиции и выкрал меня с места аварии. А чем иначе объяснить это совершенно не больничное помещение и такие странные методы лечения? Ещё спасибо, что не прибил по-тихому, без свидетелей, а лечит, как может. Да и за это я бы ему спасибо сказала, если бы не пребывала сейчас тут в гордом одиночестве.

Я продолжила обследование своего многострадального тела, правда только одной, целой, рукой. Голова оказалась в относительном порядке - не забинтована, но шишки были, а возможно и сотрясение, возможно, мой удар тогда немного смягчили капюшон и шапка. Лицо ощущалось как обычно, без боли или каких-то неудобств. Шея вот побаливала, но только если ей шевелить. Укрыта я была тонким одеялом, напоминающим шерстяное, а вот под ним одежды на мне не было. Я понимаю, что туго выполненная повязка, скрывает всю мою верхнюю половину тела от груди до бёдер, но всё равно, без одежды я себя чувствовала несколько некомфортно, особенно без нижней её части. О том, кто меня раздевал, и кто видел в таком неприглядном образе, я старалась не думать, ведь уже ничего не исправить. А вот о дальнейшем своём будущем подумать очень хотелось, только по закону жанра мне этого сделать не дали.

Я издалека услышала приближающиеся голоса, звука шагов при этом не было, но различить отдельные слова тем не менее не получалось, слишком далеко они были, но говоривших было явно двое - это я определила чётко. Быстро поправив одеяло и приняв прежнюю позу, я закрыла глаза и притворилась спящей, желая узнать информацию, которую могли сболтнуть эти люди. Я постаралась выровнять дыхание и успокоить сердцебиение, сделать это было сложно, но я приложила массу усилий для достижения приемлемого результата. Лёжа тихо, как мышка, я превратилась в слух.

Голоса становились громче, но звука шагов их хозяев слышно всё равно не было. Складывалось ощущение, что эта парочка не шла, а парила над полом. Вскоре я смогла различать слова, но это мне особо не помогло, ни одного из них я не понимала, язык разговора, мало того, что был не русским, так ещё совершенно незнакомым. С таким говором мне в своей жизни сталкиваться не приходилось. Так меня сбил иностранец? Закралось в мою голову нехорошее подозрение. Но он ведь не мог меня вывезти из России? Продолжала я сама с собой вести внутренний диалог. Или мог? Если этот человек дипломат, то вполне мог, у них же там неприкосновенность, если я правильно слышала.

Мужчина и женщина продолжали что-то обсуждать уже стоя возле моей постели, предполагаю, что речь шла о моём состоянии. Раз я всё равно ни словечка не понимаю, то дальше продолжать ломать комедию со своим сном я не стала и открыла глаза.

Честное слово, лучше бы я их не открывала, потому что увиденное повергло меня в шок и ужас. Я тут же закрыла глаза, надеясь, что мне это померещилось. Второй раз я уже потихоньку приоткрывала глаза, до последнего веря, что мне до этого всё привиделось. Но нет, не помогло. Рядом со мной стояли не люди - чудовища. Огромные страшные чудовища, по размерам и очертаниям напоминающие Етти, только без шерсти и в фартуках. Это я так их одежду назвала по схожести с общеизвестной вещью. Их фигура отдаленно напоминала человеческую, в плане прямохождения и наличия двух рук и двух ног, голова же была непропорционально большая с крупными чертами лица. Особенно, на этом самом лице выделялся внушительного размера нос-картошка и большие, но привычного вида глаза. Рот тоже совсем как у человека, только несколько шире и губы толще. Цвет кожи в тусклом освещении различить было сложно, но он явно не как у меня – белый и точно не чёрный. Волосы у них имелись, довольно длинные и явно тёмные, но заметно, что очень густые и свободно лежащие на плечах.

- Мама, - только и смогла произнести я, внезапно севшим от ужаса голосом.

Оба существа прекратили разговор и переключили своё внимание на меня. А мне, под их любопытными взглядами, захотелось сделать как в детстве - спрятаться с головой под одеялом и притвориться, что всё происходящее только дурной сон. Но это было всё же не сном, боль я ощущала по настоящему, так же как ощущала запахи и слышала звуки.



Анастасия Кобякова

Отредактировано: 26.08.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться