Второй Хранитель

Размер шрифта: - +

Глава 10 Стрельба из лука

Сухроб сколотил из досок два топчана, сильно смахивающие на кушетки в медицинских кабинетах. Узкие и невысокие, дощатое изголовье. Жестковато и Макс подумал, что надо будет поискать строительного пенопласта или выдрать поролон с дивана в одной из пустых квартир. Лошадь, на правах хозяина сервировал стол, шустро вскрывая ножом банки с тушенкой и шпротами. Роль хлеба выполняли отвратительно воняющие спиртом галеты с армейских сухпаев, которые в нормальной жизни солдаты обычно выбрасывают. Намечались первые в их жизни сталкерские посиделки, и Максим ждал, когда  хозяин бункера примет дозу и заговорит. На языке вертелось множество вопросов.

- Ну что, ребята, за знакомство? И вот вам урок первый – пить можно, можно нажираться, но – нельзя скандалить. Бычка в Улье не приветствуется и стоит раз кого-то за грудки тряхнуть, как все, выводы сделаны – за стол с вами никто не сядет. И это в лучшем случае. В худшем – напоят, спровоцируют и грохнут.

- Сурово тут у вас. Мне даже пить дальше расхотелось. – Макс отодвинул в сторону  заменявший рюмку пузатый фужер.

- Нормально! – Решительно отрезал Лошадь. – Можешь упиться, обоссаться и заблевать все – никто не скажет слова, только убирать заставят. А вот за агрессию ответ держать придется. Конфликты пресекают во всех стабах, а в некотрых сдаешь оружие при входе. За базар особо не спрашивают – мы не на зоне, хотя…. Есть коллективы – метлу лучше держать на привязи.  

- Что такое стаб, объяснить можешь, наконец? Это вроде поселения или деревни?

- Не совсем. Улей разделяется на ячейки – соты, называемые кластерами. Кластеры бывают быстрые, медленные, стабильные, мертвые и еще полно разных. Вы, например – границу между кластерами пересекли через улицу, которая упирается в мост. Трещину видели?

- Вот, шайтан! – Подал голос Сухроб. – Таджикистан, Узбекистан кластер есть? Там земляк искать надо – не весь психом стал.

Лошадь пожал плечами: - Наверняка есть, но где? Искать надо – Улей огромный. Сюда грузятся, в основном Российские. Ну, Беларусия еще прилетает, Украина. На севере, слышал - финны есть.

- Как уйти отсюда, Лошадь? Мне домой нада, в Таджикистан. Там отец, мать, сестра, братья. Я женится пора – хотел на свадьба денег заработать. Мать отец плакать будут – пропал Сухроб. Уехал в Россия и пропал, как сабака умер и не похоронен.

Лошадь не спеша разлил по рюмкам водку по второму разу, закурил свою пижонскую сигаретку и ткнул ей в сторону таджика.

- Ты не Сухроб, ты – Перс, запомни! И ты Фаза, а не Максим – Сигарета переместилась в направлении Макса. – Поймите, наконец, что вы одни из многочисленных копий, которые сюда забрасываются бесконечно с незапамятных времен. Ваш кластер быстрый и можете сходить на место, куда вас забросило - самих себя увидеть. Но отвечаю, что встреча не понравиться. Хотя разок сбегать и посмотреть не помешает. Тут есть такие - попадали. Пока самому себе в башку клюв не засадит – не поверит. Вам повезло, ребята – просто сказочно. А вот что так повезет копии – не думаю. Вас мертвяки там встретят, а оно вам надо?

Никто ничего толком, разумеется - не понял, но звучало угнетающе. Молча чокнулись, выпили и налегли плотно на еду – за день все проголодались. Лошадь умял с галетами банку консервированной сайры, запил Спрайтом из бутылки и начал стаскивать с себя кроссовки. Носки снял, выкинул в ведро и одел  шлепанцы, сполоснув предварительно босые ноги водой из пятилитровой бутыли. «Умно» - подметил, про себя Макс и за неимением сменной обуви развязал шнурки на своих ботинках.

- Какой копий, какой грузит – я ничиво нипонял. Таджик савсем тупой, да? 

- Ну, почему сразу тупой?  Я, помню – долго не мог врубиться, куда попал. Понимание – оно со временем приходит, постепенно. То один немножко расскажет, то другой. Вы, сейчас постарайтесь понять главное – мир совсем не так устроен, как вы думаете. И если точнее – никаких настоящих миров, кроме улея нет, а существует много копий, которые друг от друга отличаются незначительно. И куски с тех миров тут меняют друг друга регулярно.

- Как отличаются, зачем отличаются? Значит Сухроб сюда попадет другой Сухроб, нитакой как я?

- Молодец – соображаешь! Другой Сухроб от тебя отличаться будет, но не сильно. Ну, может – ростом чуть пониже, или щетина подлиннее. А у другого Фазы глаза будут не серые, а голубые. Вот и все отличие.

- Значит кусок попадает с одного мира, потом через неделю его меняет кусок другого, еще через неделю кусок с третьего и так до бесконечности? – Максима от выпитого и съеденного начинало клонить в сон, но он стойко продолжал беседу, опасаясь, что завтра у Лошади пропадет настроение что-либо объяснять.

- Так, но не совсем. Все кластеры грузятся через разные промежутки времени. Ваш, Архангельский – через две недели, тот где мы сейчас – через полгода, а есть такие – что вообще не загружаются  и называются стабильными. Или, проще – стабами. Люди свои поселения именно там и устраивают.

- Значит другой Сухроб появится через неделя – Таджик произвел в уме не сложные математические вычисления.

- Не факт! – Возразил Лошадь.

- Как не факт, почему не факт?

- Да потому что пройдет две недели. Сухроб с Максимом, вернее их копии успеют перейти в другую часть города и не попасть под перезагрузку. Тебя, Перс – так вообще могут депортировать. – Сталкер ехидно улыбался, разливая водку по разнокалиберным фужерам.

- У меня регистраций есть! Тот пидарас, что на зарплата кинул, регистраций сделал!

- Ты извиняй, Лошадь, но меня уже спать конкретно рубит. Расскажи еще про живчик, ладно? Из чего вы его тут делаете? Или где берете? Тот, что Цыган давал скоро закончится. А что без него не выжить – мы уже поняли.



Андрей Архипов

Отредактировано: 21.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться