Второй Хранитель

Размер шрифта: - +

Глава 11 Дары Улья

- Две горошины и семнадцать споранов! При этом не одного истраченного патрона, а патроны, парни – это деньги! А деньги в нашем мире – это те же патроны, спораны, жемчужины! Так что сегодня мы сходили за деньгами.

Наверху раздался громкий лай с подтявкиванием и друзья вскочили с топчанов:

- Маруська! Нашла, зараза – догнала! – Обрадовался Макс, а Сухроб уже карабкался по приставной лестнице наверх. Опущенная им вниз собачонка сделала ознакомительный круг по подземелью и отчаянно молотя хвостом упала на спину прямо напротив стола.

- Ох, Маруся – где же ты гуляла?  - Спросил с улыбкой Максим, почесывая волосатый собачий живот.

- Ага – Маруся! А еще Жучка, Ведьма, Принцесса. Да все ее кликухи никто не знает. – К почесыванию Маруськиного живота подключилась корявая пятерня Лошади. – Бегает по кластерам, у сталков живчик клянчит. А вообще – интересная собачка, выручить конкретно может. Для мертвяков такая дворняжка вкусней и желанней самого толстого иммунного.

- Собак мелкий вкуснее человека? – Спросил пораженный Сухроб и сталкер охотно раскрыл тему: - Вкусней конечно, еще как вкусней! Твари больше всего лошадей и коров любят – давно подмечено, иными словами травоядных. Травоядные, кстати – не заражаются. Котов, собак, птиц и прочую не инфицированную живность тоже очень любят. Так что Маруська ваша любому зомбарю вроде конфеты или шоколадки.

- Ишак паршивый вкуснее Перса! – Не унимался начинающий привыкать к своему новому имени Сухроб.

- Вкусней конечно! Так что – разъезжать по Улею на ишаке не рекомендуется. – Лошадь уже откровенно веселился. – Да, и вот еще чего. Все коты и мелкие собаки – наши друзья. Все что весит меньше пятнадцати – семнадцати килограммов не заражается вообще. 

- И крысы, значит – зверь вполне здоровый….. – Задумчиво пробормотал Макс и посмотрев пристально на сталкера продолжил: - Слушай, Лошадь, давно хотел спросить….. Ты там с пулеметом под конец появился или схватку с самого начала наблюдал?

- Конечно, с самого начала. Я вас заметил когда вы еще границу кластера перебегали.

Зависла гнетущая пауза. Чесать Маруську резко перестали, она запрыгнула на топчан Макса и свернулась там калачиком. В глаза Лошади уставились две пары глаз Сухроба и Максима, или Фазы с Персом.

- Если видел, зачем смотрел, чего ждал? Интересно как мертвяк человек жрет или патроны к пулемет жалко? – Первым не выдержал Сухроб и, заметив на лице сталкера улыбку, сорвался на визг – Зачем малчишь, зачем рожа скалишь? Нас мертвяк жрал, крыса спасал, а он сматрел кино интересна, рожа скалил! Абаснуй зачем?

Успевший во время тирады прикурить сигарету Лошадь подавился дымом, закашлялся и сделал протестующий жест рукой, призывая таджика успокоится и выслушать. Кипевший от негодования Сухроб замолчал, а Макс судорожно прикидывал варианты, как без потерь покинуть этот подвальчик. После столь циничных откровений свое пребывание здесь он представлял немыслимым.

- А ну тихо, парни – быстро успокоились и меня выслушали! Начнем с того, что вашей жизни ничего вам не угрожало….. Тихо, я сказал! – На этот раз Лошадь уже рявкнул, заметив, что Сухроб снова подрывается с места. – Вам Цыган про дар Улья рассказать не успел? Вижу что нет, тогда послушайте, будет интересно….

Поначалу его рассказ друзья воспринимали с недоверием. Ну не впечатляло, что неизвестный им Монгол запрыгивает на балкон второго этажа, а Пинцет за пятьдесят метров  попадает камнем в бошку зомби. Подобные истории требуют или немедленного подтверждения, или выглядят как сталкерские байки. Как, например, поверить в то, что Моргун, прямо на глазах способен заживить любую рану, а Белка кипятит воду простым прикосновением к кастрюле? Но Сухроб вспомнил про свои беседы с мертвяками и лед недоверия дал широкую трещину.

- Лошадь - я мертвяк панимать начал. Сначала не панимал а потом сразу – панимаю. Он мычит – я понимаю, он скулит – я понимаю. Завет на помощь – панимаю тоже. Думал, что с ума сашел, Фазу стрелять прасил если челавек есть буду. – Сухроб горестно склонил голову, как будто признался в чем-то постыдном. Но Лошадь широко улыбнулся и дружески хлопнул таджика по плечу:

- Дар у тебя парень – сто процентов дар! Но дар в самом зачатке – его развивать надо. Горох принимать, жемчуг, но осторожно. Иначе травануться можно запросто.

- Аллах Акбар! Даром меня наградил Аллах!

- Аллах, конечно, кто еще? Аллах тут щедрый – всех одаривает и никого не пропускает. Вот только одних настоящим даром награждает, который помогает выжить, а других ерундой всякой. Например – воду  замораживать в стакане.

- Лошадь, а тебя Аллах наградил даром? – Вопрос Максима прозвучал слегка ехидно, но сталкер не обратил на интонации внимания и кивнул головой: - Разумеется. Я вижу близкую смерть человека.

- Как смерть видишь ты святой? Скажи, когда я умирать буду?

- Да откуда я знаю – Лошадь на прямой вопрос Сухроба пожал плечами и продолжил: - Я далеко не вижу, но на один – два дня вперед никогда не ошибаюсь. Вы, например - еще пару дней проживете точно.

- И как ты видишь, голос в голове?

- Не, нету никакого голоса. Я когда смотрю на человека, пытаюсь его представить мертвым – например в гробу. Не получается обычно – ничего не складывается, но если картинка сложилась….. Лучше тому в безопасном месте спрятаться и пару дней  носа не высовывать. В нашем стабе все сталки перед рейдами ко мне заходят в гости. Вот и в тот раз, на эстакаде…. Ничего, ребята вам не угрожало.

- То есть, ты сразу понял, что нас крысы выручат? – Максим не оставлял попыток докопаться до сути.



Андрей Архипов

Отредактировано: 21.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться