Второй Хранитель

Размер шрифта: - +

Глава 15. Четырнадцать с половиной миллиметров

Так как Максим, наконец – почувствовал себя полноценной боевой единицей, то следовало вооружиться. Арсенал Лошади большого выбора не предлагал – или старый добрый АКМ (Автомат Калашникова Модернизированный) калибром семь шестьдесят два миллиметра, или АК – 74, под новый патрон «пять сорок пять». Но патронов для «старого доброго» почти не оказалось, и Макс примерил к плечу АК-74, с коллиматорным прицелом и тактической рукоятью. К оружию имелось четыре снаряженных рожка патронов, что для огневого боя критически мало, но для стрельбы одиночными на охотах вполне достаточно. Патроны на пулях имели черную маркировку, что указывало на наличие вольфрамового сердечника и бронебойность.

Новое оружие вызывало двойственные чувства. С одной стороны малый калибр и игольчатые пули предполагали рикошеты от голов сильных зараженных, но с другой – автомат имел малую отдачу, отличную настильность и точность на средних дистанциях. Макс мог гарантировать, что после недолгой пристрелки сможет, за сотню метров всаживать пулю за пулей в мишень, размером с футбольный мяч без всяких коллиматоров.

Вооружение остальных бойцов их отряда изменений не претерпело. Лошадь с пулеметом и Сухроб с Мосбергом, заряженным патронами с желтыми, выточенными с латуни пулями.

Улица, или точней сказать – поверхность, встретила их привычными серыми тонами, не привычной глухой стрельбой, и как хорошо, что их сопровождала Маруська! Дворняга обнаружила и отвлекла на себя трех крепких бегунов, которые носились по территории завода. Мертвяки с азартом загоняли крысу, но стоило раздаться Маруськиному лаю, как сразу переключились на нее. Лошадь, от неожиданности – дал очередь из пулемета, Сухроб свалил одного с Мосберга, ну а Максим проверил новый автомат, всадив две пули в голову самому шустрому. Добили зараженных клювами и Сухроб с Лошадью уже достали ножи, намереваясь вскрыть споровые мешки поверженных, как снова взорвалась лаем притихшая Маруська. Максим поднял взгляд и оцепенел – на них низко, по собачьи шел в атаку лотерейщик.

Собаченка кинулась Максиму в ноги, таджик со сталкером судорожно рвали убранное за спины оружие, а он медленно поднимал автомат, одновременно бросив предохранительную скобу вниз до упора. Выстрел – мимо! Второй – в грудь! Третий и у монстра из щеки вылетели выбитые зубы, но четвертая пуля вошла точно в темя низко опущенной головы. С пяти метров он не промахнулся.

- Назад! Все вниз - это орда! – Дико заорал Лошадь и бросился, сломя голову к подвалу первый.

Они успели. Первым прыгнул Лошадь, потом расторопный Сухроб сбросил ему на руки Маруську, свой рюкзак и нырнул в соседнюю дыру сам. Максим скинул автомат, рюкзак, опустил вниз ноги и, решив напоследок оглядеться - поднял голову…. Зря он это сделал – на подвал накатывалась сплошная стена зомби.

Он смотрел расширенными от ужаса глазами и слабо дергался, пытаясь провалиться вниз. Смотрел и дергался, парализованный от страха и, понимая, что доживает последние секунды и сейчас его порвут. Но спасли друзья, и порвалась лишь куртка – его так резко вниз рванули, что оторвался зацепившийся карман и Макс до крови прикусил язык, больно ударившись подбородком о край отверстия.

Внизу ему Лошадь дал пощечину, сунул в зубы стакан с водкой и, одновременно рядом грохнул выстрел. Это Сухроб снес полбашки заглянувшему внутрь монстру, и сразу выстрелил еще раз – головы заглядывали во все отверстия. Вот это получилась охота! Максим одиночными дострелял рожок на автомате, сменил его – и дострелял еще один. Лошадь палил, в упор - с Макарова, а решивший экономить патроны к дробовику Сухроб крошил вражьи черепа клювом. Проникнуть внутрь получилось только у одного лотерейщика и то не дальше пояса. Сейчас его труп висел, с опущенными вниз руками и стекающей с разбитой головы кровью.

Битва – избиение продолжалась не более получаса и зацепившая их своим краем орда монстров укатилась дальше – в сторону перезагрузившегося за последнюю ночь Архангельского кластера. Были моменты, когда от толпы тварей дрожало потолочное перекрытие, и сыпался песок, а бедная Маруська заходилась жалобным, предсмертным воем. Но длилось все не долго - нашествие прекратилось также быстро, как и началось и наступила давящая на уши тишина.

- Лошадь, что это сейчас было? – Спросил изумленный Максим.

- Ва…. Такой толпа воевать – никакой патрон нихватит! Бомба нужен атомный! – Поддержал друга Сухроб.

Лошадь, тем временем достал бутылку французского коньяка и торжественно скрутил с нее пробку.

- Вот, берег для особых случаев! – Он аккуратно разлил напиток по фужерам и в ноздри Макса и Сухроба ударил пряный запах.

- Жаль лимона нету. Я хороший коньяк пить под лимон предпочитаю. А это братцы орда была - вернее ее малая часть. Не дай Бог оказаться на пути такой стаи. Да какая стая – поток! Я не первый год в улье, но подобное в четвертый раз вижу и предлагаю выпить за тех парней, кого на их дороге угораздит оказаться.

- Да откуда они вообще взялись такой кучей? – Никак не унимался Максим.

- А это, Фаза – никто не знает. Иногда, по непонятным причинам нечисть сбивается в орды и мигрирует в сторону кластера, который недавно загрузился. Там сожрет все что шевелиться, вплоть до слабых зараженных и по сторонам разбежится. Или пойдет дальше, кто их знает?

- Дальше. Этот стая пойдет дальше – он говорил, я понял. – Уверенно сказал Сухроб. – А зачем бежит он сам не знает – его вперед зовут и зовут сильно. Я зов немножко тоже слышал.

- Точно, Перс! Ты у нас, теперь – свой переводчик. Бежать за ними следом не хотелось? – Лошадь достал пачку патронов и принялся набивать опустевшие пистолетные магазины.

- Хотелось. – Серьезно ответил Сухроб. – Но он тварь, а я человек и меня тварь ненавидит. Мы враг с тварью.



Андрей Архипов

Отредактировано: 21.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться