второй_месяц_весны_это_апрель

2.2

В этот день они счастливо покидают страну. Уже прошли регистрацию на рейс и миновали предполётный контроль. Мама сдала весь багаж, а у Саши остался рюкзак с мягкой игрушкой барсука, телефоном и фотографией семьи, когда отец ещё был жив.
Зайдя в комфортабельный салон, они поднялись на вторую палубу и подошли к своим местам. Саша уселась возле иллюминатора и принялась рассматривать здание аэровокзала.
Когда девушка заприметила рабочий аэродром, то искренне изумилась. Она не привыкла, что в аэропорту разъезжают гражданские самолёты, а не танки.
До сих пор Саша видела взлётную полосу наяву лишь у себя в городе, но ни разу оттуда не взлетала. Вскоре непрерывные ракетные обстрелы разобрали аэровокзал на молекулы. Каждый день от него отваливались куски, и новое здание становилось всё уродливей и уродливей. Дольше всего держалась диспетчерская башня. Её строили основательно и уничтожали тоже основательно, обстреливая с обеих сторон.
Сегодня семья переезжает в более спокойное место. Казалось, этот волнующий миг никогда не настанет. Саша смирилась и перестала верить в адекватность, видя, какой нечеловеческий ужас творится в их городе: десятки тысяч погибли бессмысленной смертью.
Девушка свыклась с мыслями, что и сама однажды станет просто числом в "Википедии" рядом с пунктом "Гражданские потери".
Однако всё позади. Благодаря интернету маме удалось подружиться с богатым мужчиной из далёкого северного государства. Он-то и выслал приглашение вместе с деньгами для трансатлантического перелёта.
Вдруг подошёл бортпроводник и попросил застегнуть ремень. Саша не знала, зачем, но согласилась. Она глянула в инструкцию и затянула ремешок, а стюард встал между рядами и приступил к рассказу, где искать спасательный жилет.
За спинкой кресла веселилась компания шумных ребят, которые оживлённо разговаривали. Смеялись. Но Саша их не слушала. Она глядела в иллюминатор и любовалась воздушными лайнерами на бетонном перроне.
Единственный пассажирский самолёт, который видела так близко, сбили прям над её головой. Пылающие обломки градом рассыпались недалеко от Сашиного города. Разодранный металл и клочки горящей одежды навечно останутся в памяти. Сложно вообразить себе нечто хуже, а она видела военный хаос собственными глазами: человеческие останки вперемешку с багажом и рваной обшивкой, беспорядочно раскиданные по колхозному полю.
Но даже такое страшное зрелище не помешает ей сегодня улететь!
«Если мне и суждено отойти в мир иной, пускай я умру в небе, на высоте. Это куда лучше, чем погибнуть от пули старых друзей», — думала девушка.
Она не могла осознать, вследствие чего всё так случилось. Не понимала, почему война пришла в её родной город. Ведь там люди честно работают руками. Спускаются под землю и выгрызают из глубоких недр право на хлеб насущный.
Таким был Сашин отец. Возвращался по вечерам чумазым снаружи, но незапятнанным внутри. Не лгал другим и добросовестно трудился.
Когда в их город начали прилетать фугасные снаряды, грубая боль и разрушение, отец не задумываясь отправился на защиту и сражался до последнего.
Настоящий мужчина. Погиб, ограждая единственное, что осталось, — любимую семью. И раз они сейчас в безопасности, значит, у папы всё получилось.
ФЬЮ-ю-юи-и
Протяжный свист отвлёк Сашу от раздумий: стюард показывал, где находится свисток, разгоняющий акул в случае приводнения.
Поблагодарив за внимание, бортпроводник подошёл к телефонной трубке и по громкой связи объявил, что в ближайшее время будет отрыв от земли.
тууУ…
Слева что-то закрутилось. Звучание похоже на стиральную машинку при выжимании воды. С правой стороны тоже зашумело. Саша сидела между этими звуками и слушала нарастающий гул:
…ууУуууУУуууУУуууУУУууууУУУууу…
Когда турбины сравняли скорость оборотов, монотонный шум наложился сам на себя и превратился в сплошное гудение на одной ноте.
Самолёт дёрнулся — Сашу резко вжало в кресло. Она закрыла глаза и ощутила, как мама цепко схватила её за правую руку. Салон гремел и сотрясался, а пульс так подпрыгнул, что стало трудно дышать.
Заложило уши. Разговора ребят не слышно. Только гул.
Дрожь прекращается.
Чувство свободы и воздушной эйфории.
Открыв глаза, девушка увидела в иллюминаторе автомобильные дороги, дачные участки, широченную реку, многоэтажки и вишнёвый лес.
Деревья мало-помалу превратились в кустарники. Такие миниатюрные, словно игрушечные.
Дома всё меньше и меньше. Легковых машин уже не разглядеть.
Авиалайнер наклонился, и за окном мелькнула покидаемая столица. С высоты она особенно красивая.
Сашу не беспокоят заложенные уши, повышенное давление и мама, крепко сдавившая руку. Девушка вся погружена в картинку за окном.
Заводы, окраина, деревушки… бесследно исчезают в белой дымке, а салон ощутимо трясёт.
Саша глядела на бескрайний туман и ждала, когда окончится турбулентность. Выбравшись из густого облака, самолёт плавно развернулся, и девушка увидела яркую точку.
Поднялись выше, под самый небосвод.
Пролетело полчаса после взлёта. Поверхность Земли спрятали непроглядные пасмурные облака.
Тихонько подошла стюардесса и задала вопрос:
— Вам чай или кофе?
Саша раздумывала.
— Кофе или чай? — обходительно переспросила бортпроводница.
Саша случайно:
— Чай лучше.
— Вы будете с лимоном или без?
Саша определила, что с лимоном. Если что, потом можно будет его убрать.
— С лимоном.
— Вам с сахаром или без?
Девушку опять озадачили.
— Так, з цукром, з цукром, — ответила мама.
Поджидая следующие вопросы, Саша откинула столик. Бортпроводница аккуратно поставила на него бумажный стакан с чаем, а далее положила пакетик с влажной салфеткой. Девушка сразу тот вскрыла и унюхала аромат свежего лимона.
Повертев стаканчик, она заглянула в иллюминатор, где облака окрасились в закатные оранжевые цвета и взошла красноватая Луна. Впервые Саша так близко к земному спутнику и звёздам. Наблюдая невиданную красоту, задумчиво размышляла:
«Может, сверху тоже кто-то глядит на меня, на людей, на нашу планету… Хм. Но если смотрит, почему не вмешается в происходящее? Почему допускает войны? А может, там никого нет? Может, мы сами по себе?..»
Отвлеклась и глотнула чая. Тот практически остыл.
Пришла стюардесса и забрала мусор.
Девушка снова призадумалась. Пару дней назад она была в школе, где взамен родного языка или математики преподают гражданскую оборону. А сейчас Саша поднялась на тысячи метров над землёй, и отсюда всё кажется таким правильным и возвышенным.
«Но почему люди внизу убивают друг друга?»
Саша переутомилась. Она хочет гулять, общаться и жить. Без страха умереть в любую секунду.
Не до конца осознаёт, что происходит в салоне. Девушке это видится далёким сном. Она засыпает, опустив голову на мамино плечо.
уважаемые пассажиры, мы приступили к сниж…
Из динамиков раздался голос. Он попросил пристегнуться, поднять спинку кресла и открыть шторку иллюминатора.
Саша пробудилась и понемногу приходила в чувство. У неё затекла шея и болела нога. Девушка устала сидеть в одном положении восемь часов подряд, но обрадовалась скорому приземлению и что полёт ей не приснился. Глядела в иллюминатор, дожидаясь просвета.
Сначала самолёт парил над облаками, а затем сравнялся и провалился под них.
Саша увидала землю. А ещё непроходимый лес, отдельные строения и загородное шоссе.
Через пятнадцать минут появились машины и жилые дома. У многих построек синий бассейн на заднем дворе.
Улицы прямые и зелёные. Девушке не терпелось самой по ним пройтись.
Стюардесса разнесла конфеты-леденцы. Саша зачерпнула три. И две из них уже растворились во рту.
Деревья снова сделались большими.
Удар!
Авиадвигатели пронзительно заревели, всё задрожало.
Из динамиков поблагодарили за полёт и подсказали температуру воздуха. За бортом не жарко.
Пассажиры начали готовиться к выходу.
Лайнер припарковался, и его салон постепенно опустел.
Всё время, пока шли до зала прибытия, Саша держала маму за руку, а выпустила, когда их встретил мужчина с табличкой: 



solarpunk

Отредактировано: 17.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться