Вверх тормашками в наоборот-2

Размер шрифта: - +

Глава 42. Охотница Груанского леса

Сандр

Она бесшумно выныривает из-за деревьев. Даже не так: появляется и исчезает, возникает в другом месте и снова растворяется в воздухе. И не угадать, где её фигура мелькнёт в следующий раз. Даже самый быстрый глаз не в силах уловить траекторию движения. А пока она перемещается, остаётся только стоять и вертеть головой. Тем, кто замыкает цепь, делать это легче всего.

Девушка. Гибкая, тонкая до звона. С мальчишечьими бёдрами, длинными ногами, густыми волосами до плеч. Но с юношей её не спутать: грудь высокая и пышная.

Она отличается от зеосских ведьм. Сандр таких ещё не видел. Но Зеосс большой, кто знает, какие тайны и сюрпризы он таит? У девушки необычный цвет кожи, слишком тёмные глаза и чёрные, до глубокой синевы, волосы без ярких прядей и примесей.

– Зачем вошли в Груан, путники? – голос её глубок, как морская впадина, почти по-мужски груб. Слова произносит странно, будто что-то мешает ей говорить быстро и чётко.

– Пройти и выйти, – отвечает Геллан, что стоит, не шелохнувшись, как изваяние. – Нам не нужен ни лес, ни его дары, ни его прошлое. Идём по дороге к цели, и нет возможности делать крюк, чтобы обойти Груан стороной. Стражи впустили нас.

Она смеётся, как лицедеи – немного картинно, громко и напряжённо, словно желает, чтобы все услышали её смех.

– Стражи, - картавит лесная дева с издёвкой. – Что с них взять, когда они забыли про осторожность и готовы от скуки поверить любым проходимцам? Уверена: они даже крови не потребовали!

Дева гневно сверкает глазами. Как тяжело наблюдать за бесконечными перемещениями, но она знает, что делает: так её почти невозможно поймать. Меч бесполезен, стило неуклюжи и тяжелы для такой подвижной и лёгкой цели. Только у стрелы есть крохотный шанс справиться, если предугадать движение. А ещё лучше – использовать гибкую и обманчивую верёвку.

Сандр, рассчитывая вероятности, прикидывал подобное хладнокровно. Появляющаяся и исчезающая лесовичка его раздражала. Умом он понимал, что не сдвинется с места и ничего не сделает, но инстинкты и привычки стакера заставляли просчитывать все возможные варианты.

– Зачем тебе кровь? – вещает Геллан, как на подмостках. Похоже, это заразно. – Разве кровь – залог честных намерений?

– Кровь – хотя бы порука скорой смерти того, кто решится обмануть.

Её глаза нехорошо сверкают. Сандр видит, как вздрагивают Дарины плечи под крепкими ладонями Геллана. У стакера железная хватка, он ни за что не выпустит Небесную, пока беснуется лесная ведьма. Об этом можно не беспокоиться, но лучше всё же приглядывать.

– Может, ты остановишься? – Сандр улыбается лениво и обворожительно. – Все впечатлены твоей ловкостью и грозностью. Нам нужно идти вперёд, можешь идти за нами и следить. Заодно убедишься, что мы ничего не собираемся делать твоему драгоценному лесу.

Ведьма фыркает и снова отрывисто смеётся.

– Мне вас жаль. Драгоценный лес опасен скорее для вас.

– Тогда, может, проведёшь нас? За определённую плату? У всех есть тайные желания. Думаю, у тебя они тоже имеются.

Кажется, он попал в точку. Дева на какое-то время замерла, обдумывая его слова. Он видел: ей чего-то отчаянно хочется. Есть то, что могут для неё сделать только случайные путники.

Ведьма в очередной раз исчезла и появилась прямо перед Сандром. Близко-близко, глаза в глаза. Как он не вздрогнул, одним диким богам известно.

– Я соглашусь. Но желание своё озвучу потом. Не потребую ничего невыполнимого.

Она чётко проговаривала слова. Лицо оставалось неподвижным, не выражало никаких эмоций. Чёрные глаза – словно щупальца: залезают внутрь, и от этого неуютно.

– Неозвученные желания как неожиданность в мешке, – решил поторговаться Сандр. – На такие условия соглашаются только от дикого отчаяния.

Ведьма улыбается широко, показывая мелкие белые зубки.

– Через сутки будет тебе как раз то самое дикое отчаяние, когда соглашаются на всё. Вам мало потрясений?

Сандр не привык принимать такие решения самостоятельно, поэтому оглядывается на Геллана. Дева ловит его нерешительность и впивается взглядом в золотоволосого стакера.

– Я помню тебя. Ты был здесь однажды, Поцелованный солнцем.

Геллан похож на каменное изваяние.

– Тогда Груан напился крови и получил сверх того, что ему предназначалось.

Голос у него тих, как шелест листвы. Слова его предназначаются только лесной ведьме, но слышат их и Сандр, и Дара. Зато не слышат все остальные.

– Да, – соглашается дева, – всё случилось слишком жестоко, я видела.

– Наблюдала со стороны?

Незнакомка пожимает плечами:

– Вы тогда вошли, отдав дань кровью. Груан сам нашёл способ с вами разделаться. Сейчас вы почему-то легко проникли без кровавого залога. Поэтому появилась я. Решайся. Моё предложение в силе: я провожу вас через Груан, а вы исполните моё желание. Выполнимое и не требующее особых жертв.



Ева Ночь

Отредактировано: 12.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться