Вы называли меня монстром, не зная моей боли

IX

Что такое Чёрное Измерение? Для умов, что не связаны с магией, это что-то неопределённое. Бесконечное пустота или альтернатива реальности, где нет людей. Для простых магов это ловушка, в которой можно заблудиться, если не следовать точно своим целям. Для Чернокнижников, чья суть и существо – это бессмертие, Измерение является местом, где они проводят большую часть жизни, приняв в себя источники чёрной магии.

Зачем быть уязвимым, если в Чёрном Измерении можно воссоздать из воспоминаний локацию и оставить там своё сердце. В мёртвом и гниющем теле оно не нужно, но функцию поддержания жизни продолжало выполнять. Леви когда-то был человеком, который испытал много боли, поэтому и прибег к чёрной магии.

Он был сиротой, который вырвался из бедноты в ряды лучших учителей среди нескольких городов, был даже приглашён в престижную академию, но отказался от этой идеи. Стать знаменитым и получить много внимания было не для его души, поэтому мужчина остался в своём городе и продолжил преподавать в одной школе.

Леви было около тридцати, когда он впервые встретил девушку, которая действительно ему понравилась. Хороша внешне и из числа тех, кто цитирует любимых авторов в любой подходящей ситуации. И имя у неё было подходящее. Роза. Такая же прекрасная, но способная принести боль. Они начали общаться, вечерами встречались в библиотеке и до самого закрытия говорили о разных вещах, которые могли волновать людей. 

Казалось, что их обычные беседы, встречи и прогулки должны перерасти во что-то большее, но всем мечтам Леви предстояло рухнуть. Это произошло в мае, вечером мужчина сидел в беседке и ждал прихода своей подруги. Девушка появилась через несколько минут, вся радостная, воздушная и счастливая. Роза сообщила о своей помолвке с молодым офицером, который ей нравился очень давно. Леви почувствовал пустоту в сердце и нож в спине. Всё рухнуло. Конечно, куда ему тягаться с военным. Он ведь простой учитель.

В тот же день Леви прекратил общение с Розой, заявив ей это в лицо и высказав все свои чувства к ней. Ответом было то, что девушка видела в нём только друга, как мужчина, он её не привлекал. Несколько дней тот не появлялся ни на людях, ни в школе. Никто не знал, что произошло, но полиция решила наведаться к нему домой. Дверь пришлось выламывать, потому что её забаррикадировали изнутри. Во всех комнатах царил бардак и полнейший хаос, тело учителя было найдено на чердаке в нарисованной на полу пентаграмме. Он сам себе зашил рот, выкалил глаза и перерезал вены на обеих запястьях. В его одревесневших пальцах была сжата записка, написанная кровью.

[I]«Это всё моя вина. Я любил тебя. Прости, за мой гнев на тебя, Роза. Прошу, приди на мою могилу одна, когда моё тело придадут земле. Исполни мою просьбу, Роза. Не откажи хоть в этой просьбе, раз отвергла мои чувства. А теперь прощай, я ухожи из этого мира навсегда. Мне не будет дороги ни в Рай, ни в Ад. Всему одна причина. Ты. Прощай навсегда.

[IC]Твой преданный друг Леви.»

И Роза исполнила его просьбу, но поплатилась за это. Через три дня она пришла на могилу Леви и извинялась сама. Это послание и произошедшее заставили чувствовать огромную вину. Пока девушка каялась, сгустилась ночь, а недалеко от могилы появился высокий силуэт в чёрном безобразном балахоне. Это был Леви, с зашитым ртом и глазами, синей мёртвой кожей. Он вытянул руку вперёд и указал на девушку, а потом на тропу в город, откуда доносились крики. В городе был пожар, горела целая улица, на которой были дома Розы и её семьи её жениха.

— Не досталась мне, не достанешься никому. На тебе прекратиться твой род. Ты виновна во всём этом, — сказал он.

Девушка попыталась убежать с кладбища, но попала в лабиринт из своего огромного страха – одиночества. Она довольно быстро потеряла счёт времени, сошла с ума и умерла. Зато Леви мог быть полностью уверен, что никто больше её не тронет. Он стал Чернокнижником, вступил в ряды таких же магов смерти.

Прошло полтора столетия, Чернокнижники разбрелись по миру и стали покровителями общин сущностей. В середине девятнадцатого века Леви определили в церковь к отцу Марии. Тогда эта язвительная девчонка была совсем ребёнком. Таким маленьким и любопытным. На удивление она была чиста для такой хищной твари. Помесь гарпии и горгульи. Очень сильная и преимущественная. Гарпия неуязвима с каменной плотью, а горгулья с силой гарпии способна превращаться даже днём.

Примерно в это же время в общине появилась маленькая Макапичу. До того момента она сменила порядка семи внешностей, оставаясь в облике ребёнка, что был отстранён от всех. Она ни с кем не играла, не говорила, избегала всех и сидела под лестницей в колокольне, а Леви был не против. Его одиночество скрашивало присутствие в колокольне девочки. Мария предпочитала односторонние разговоры с вендиго, чем со своими друзьями.

— Почему ты со мной не говоришь? Как тебя зовут хоть? — сидя на ступеньках и болтая ножками, спросила Мария.

— Макапичу… — тихо ответила девочка.

— Я думаю, что тебе бы подошло Александра… Не знаю… Я думаю, что ты сильна характером, — задумчиво приложив палец к щеке, сказала гарпия.

— Ты не первая, кто даёт мне это имя… — немного громче продолжила вторая.

— Да? Значит, ты создана для этого имени.

Мария спустилась на пол и заглянула под лестницу, чтобы рассмотреть пепельноволосую девочку. Та напугано вжалась в угол, стараясь отстраниться от дочери мастера, словно боясь ей навредить. Брюнетка улыбнулась и протянула ладонь вперёд, выманивая Макапичу на свет. Она настороженно положила свою руку на ладонь гарпии, которая радостно вытащила её на улицу, где царила прохлада, сумерки и звёздные огни. Девочки переглянулись, а потом вместе побежали по лесным тропинкам, каждая красовалась своим превращением. Обе выглядели счастливыми, если бы не одно огромное и противное «НО».

Это друзья Марии и её сообщинники. Они завидовали, что внимания дочери и наследницы мастера удостаивалась какая-то чужачка, которая украла у них икону. Именно икону, потому что все придавали каменной гарпии много божественной силы. Тогда обе девушки стали похожи на подростков, а время было к середине двадцатого века. Александру (а именно это имя окончательно взяла себе тень вендиго) обвиняли в том, что та распугала всю дичь вокруг, что она ворует из запасов общины. Конечно, Мария встала на защиту сообщинников. Она велела Александре не появляться на территории церкви без особой надобности. Гордая тень вендиго была оскорблена и обижена таким поступком и такими словами, но не стала тогда возникать. Девушка молча ушла в лесничий дом, где провела всё время до событий, описанных в предыдущих главах.



Дария Одо

Отредактировано: 12.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться